Главная страница | Античность | Средние века | Новое время | Двадцатый век | Техника | Самолеты | Корабли | Вооруженные силы | США | Технологии и наука Разработка РС-82 и РС-132

 

Разработка РС-82 и РС-132

 

В апреле 1929 года на должность руководителя опытов был зачислен инженер-артиллерист Б.С. Петропавловский, который оценил одно из главных преимуществ пороховых ракет — легкость пусковых установок. Он предложил отказаться от применявшегося В.А. Артемьевым выстрела ракетами из миномета и занялся конструированием легких пусковых станков в виде перфорированной открытой трубы. Пуск ракет из легкой тонкостенной трубы был также использован в конструкции опытной установки для пуска 65-мм реактивного снаряда из реактивного противотанкового ружья.

В работе Б.С. Петропавловского очень быстро проявились яркие способности инженера и ученого. Через полгода после прихода в ГДЛ он стал заместителем начальника лаборатории.

В 1929 году в ГДЛ приходят В.П. Глушко, Е.С. Петров, В.И. Дудаков, И.Т. Клейменов и другие специалисты.

Г.Э. Лангемак и Б.С. Петропавловский в начале 30-х годов разработали стартовые ракетные двигатели на бездымном порохе, с успехом использованные на тяжелых самолетах типа ТБ-1.

После кончины 28 апреля 1930 г. Н.И. Тихомирова начальником ГДЛ стал Б.С. Петропавловский, Главной задачей коллектива лаборатории новый руководитель считал создание боевых реактивных снарядов и пусковых установок. В начале 30-х годов коллектив ГДЛ работал над турбореактивными снарядами, стабилизируемыми вращением

Летом 1932 года были проведены первые официальные стрельбы 100 н ракетами 82-мм калибра с самолета И-4 по наземным целям. Результаты испытаний были признаны удовлетворительными. В том же году начали разработку пусковых установок для самолета Р-5, с которого стрельбу по наземным целям предполагалось вести ракетами калибров 82 и 132 мм.

Сотрудники ГДЛ разработали много способов стабилизации полета ракет для обеспечения необходимой кучности стрельбы, однако эта задача оказалась исключительно сложной и трудной. Потребовались годы упорного труда, чтобы найти форму оперения, обеспечивающую устойчивость ракеты на траектории полета.

В середине 1933 года В.А. Артемьев предложил испытать реактивные снаряды калибров 82 и 132 мм с оперением, выходящим за габариты снаряда. Первые пуски экспериментальных образцов реактивных снарядов показали хорошие результаты. "Авиационные реактивные снаряды РС-82 и РС-132", как их стали вскоре официально называть, при дальности полета 5 и 6 км имели хорошую кучность.

В дальнейшем, вплоть до конца Великой Отечественной войны, основные научно-исследовательские и конструкторские работы в области ракетного оружия велись на базе этих снарядов.

Реактивные снаряды 82-мм устанавливали на боевых самолетах. Так, на истребителях И-16 и И-153 размещалось по восемь РС-82, на штурмовике Ил-2 — восемь РС-82 или РС-132, на бомбардировщике СБ - десять РС-132. Летчик-испытатель Г.Я. Бахчиванджи, впоследствии первый в мире совершивший полет на реактивном самолете, провел боевые стрельбы реактивными снарядами с истребителя.

В Москве при Центральном Совете Осоавиахима в августе 1931 года была создана Группа по изучению реактивного движения (ГИРД), в октябре того же года такая же группа образовалась и в Ленинграде. Они внесли значительный вклад в развитие ракетной техники.

В конце 1933 года на базе ГДЛ и ГИРД был создан Реактивный научно-исследовательский институт (РНИИ).

Инициатором слияния двух коллективов был начальник вооружений Красной Армии М.Н. Тухачевский. По его мнению, РНИИ должен был решать вопросы ракетной техники применительно к военному делу, в первую очередь в авиации и артиллерии. Директором института был назначен И.Т. Клейменов, а его заместителем — Г.Э. Лангемак.

С.П. Королев как авиационный конструктор был назначен начальником 5-го авиационного отдела института, которому поручалась разработка ракетопланов и крылатых ракет.

В РНИИ были продолжены работы по завершению конструкторских и экспериментальных работ над 82-и 132-мм реактивными снарядами. В результате многолетней исследовательской работы проблема стабилизации полета этих реактивных снарядов была успешно решена и дано предложение о целесообразности вооружения 82- и 132-мм реактивными снарядами армии и, в первую очередь, самолетов Военно-Воздушных Сил. Начиная с 1935 года, были организованы систематические опытные стрельбы реактивными снарядами с самолетов И-15.

Результаты опытов превзошли все ожидания. Выяснилось, что при стрельбе в воздухе с летящего самолета у 82-мм реактивных снарядов резко увеличивалась точность попадания. Объяснялось это тем. что в момент схода снаряда с направляющих планок скорость его полета за счет скорости самолета увеличилась, соответственно возрастал и стабилизирующий эффект оперения. По боевым качествам РС-82 превосходил все существовавшие в то время средства вооружения самолетов.

Испытания, вместе с тем, выявивили и недостатки пусковой системы.

На основе предложений, сделанных Ю.А. Победоносцевым и А.П. Павленко, была создана специальная группа, в которую вошли наиболее опытные инженеры и конструкторы: И.И. Гвай (руководитель группы), А.П. Павленко, В.Н. Галковс-кий, А.С. Попов, В.А. Андреев и др. Перед ней была поставлена задача — разработать самолетные пусковые установки для стрельбы РС-82 и РС-132 с минимальными массой и лобовым сопротивлением. Была разработана новая конструкция типа "Флейта". В декабре 1937 года после успешного завершения испытаний 82-мм реактивные снаряды с новыми пусковыми установками были приняты на вооружение истребителей И-15 и И-16.

Впервые боевое применение реактивных снарядов РС-82 было осуществлено в 1939 году в боях с японцами на реке Халхин-Гол, где они показали высокую эффективность.

Группа советских летчиков Иван Михайленко, Семен Пименов, Владимир Федосов, и Тимофей Ткаченко во главе с Н.И. Звонаревым на пяти истребителях И-16 за период боевых действий на реке Халхин-Гол участвовала в 14 воздушных боях и сбила 13 самолетов противника. Японским летчикам так и не удалось разгадать секрет нового советского оружия. Характер этого оружия не установили и японские эксперты. Изучив осколки ракетных снарядов, попавшие в их руки, они пришли к выводу, что разрушения вызваны артиллерийскими снарядами калибра около 76 мм.

С конца 1939 года ряд авиационных полков получил на вооружение реактивные снаряды.

Таким образом, благодаря успешной работе коллектива РНИИ советская авиация впервые в мире была оснащена ракетным оружием, которое можно было применять для поражения наземных и воздушных целей.

Наша партия и правительство высоко оценили успешную работу специалистов, создавших новое ракетное оружие. В 1940 году большая группа инженеров, конструкторов, техников и рабочих РНИИ была награждена орденами и медалями Советского Союза, а в 1941 году группа ведущих специалистов РНИИ:
Шварц Л.Э., Гвай И.И., Пономарен-ко А.С., Артемьев В.А., Попов А.С., Победоносцев Ю.А., Павленко А.П. и др. была удостоена Государственной премии СССР.

Создание и принятие на вооружение авиации в 1937 — 1938 годах 82- и 132-мм реактивных снарядов явилось началом для разработки ракетного оружия и для сухопутных войск.

К этому времени уже высказывались соображения о целесообразности использования реактивных снарядов в сухопутных войсках. Однако ввиду невысокой кучности эффективность их применения могла быть достигнута только при стрельбе одновременно большим количеством снарядов. Поэтому появилась идея создания много зарядных реактивных пусковых установок, способных вести массированный залповый огонь по площадям.

Главное артиллерийское управление (ГАУ) в начале 1937 года, а затем и в 1938 году поставило институту задачу разработать многозарядную пусковую установку для ведения залпового огня 132-мм реактивными снарядами.

Создание многозарядных пусковых установок требовало решения многих технических проблем: обеспечение плотности огня оптимальным Сбором числа направляющих и скорострельности, сохранение высоких маневренных качеств пусковых установок, защита операторов при пуске ракет, обеспечение удобства обслуживания.

Разработка самоходной пусковой установки была поручена в 1937 году коллективу конструкторов во главе с И.И. Гаем, в который входили А.П. Павленко, А.С. Попов и др. Разработка 132-мм реактивных снарядов велась группой, руководимой Л.Э. Шварцем, в составе В.А. Артемьева, Д.А. Шитова, А.С. Понома-ренко, и др. Работа этих групп координировалась К.К. Глухаревым.

В целях быстрейшего выполнения задания решили максимально использовать опыт создания авиационных реактивных снарядов РС-132 и пусковых установок к ним, в частности использовать направляющие типа "флейта".

В октябре 1938 года конструкторами А.П. Павленко и А.С. Поповым был разработан проект первой 24-за-рядной самоходной пусковой установки для стрельбы 132-мм реактивными снарядами. Она монтировалась на шасси автомобиля ЗИС-5 и имела 24 однопланочных направляющих желобкового типа, установленных на раме поперек продольной оси автомашины. В начале декабря

1938 года такая пусковая установка была изготовлена в мастерских РНИИ. Вскоре была изготовлена опытная партия 132-мм реактивных снарядов, баллистические характеристики которых мало отличались от авиационных РС-132.

С декабря 1938 года по февраль 1939 года проводились полигонные испытания специальных 132-мм реактивных снарядов и пусковой установки. При этом подтвердилась правильность выбранного пути, но конструкция многозарядной установки оказалась недостаточно совершенной, а главное принцип стрельбы "поперек продольной оси машины" вызывал большую раскачку всей установки, а а следовательно, увеличивал рассеяние снарядов. Кроме того, автомашина ЗИС-5 имела ограниченную проходимость.

Проанализировав результаты испытаний, коллектив РНИИ приступил к работе по совершенствованию пусковой установки и реактивных снарядов. Доработкой конструкции 132-мм снарядов занималась группа Л.Э. Шварца при содействии технологов одного из заводов.

К лету 1939 года были существенно усовершенствованы 132-мм ос-колочно-фугасные реактивные снаряды, которые позднее получили официальное наименование М-13 и по сравнению с авиационными снарядами РС-132 имели большую дальность полета (8470 м) и более мощную боевую часть (масса 4,9 кг). Возрастание дальности стрельбы и мощности было достигнуто за счет увеличения количества ракетного топлива и взрывчатого вещества. Для этого потребовалось удлинить ракетную и головную части реактивного снаряда. Снаряд М-13 имел несколько лучшие, чем РС-132, аэродинамические характеристики и соответственно лучшую кучность.

В этой работе принимали участие В.А. Артемьев, Ф.Н. Пойда, Ю.А. Победоносцев, Л.Э. Шварц, М.Ф. Фокин, Д.А. Шитов, А.С. Пономарен-ко, В.Г. Бессонов, М.П. Горшков и др.

В апреле 1939 года была спроектирована многозарядная пусковая установка по принципиально новой схеме с продольным расположением направляющих. Эта установка первоначально получила наименование механизированная установка (МУ-2), после доработки СКБ завода "Компрессор" и принятия на вооружение в 1941 году — боевая машина БМ-13. Установка имела особенности — 16 направляющих желобкового типа располагались вдоль оси машины. Каждые две направляющие соединялись, обрая единую конструкцию, именовавшуюся "спаркой", число которых было восемь. Расположение направляющих вдоль шасси автомашины и установка домкратов увеличивало устойчивость пусковой установки и повысили кучность стрельбы. Заряжание реактивных снарядов производилось с заднего конца направляющих, что создавало больше эксплуатационных удобств и позволяло значительно ускорить эту операцию. Все 16 снарядов можно было выпустить за 7 — 10 с.

Пусковые установки МУ-2 в течении 1940 года были изготовлены институтом. Пять отправили на полигон для проведения испытательных стрельб. Шестую пусковую установку БМ-13 вместе с партией сигнальных и осветительных реактивных снарядов, разработанных под руководством В.А. Артемьева, Л.Э. Шварца и М.В. Гаранина, направили в Севастополь.

В январе 1941 года был дан заказ на изготовление в течение 1941 года 40 пусковых установок и определен завод-изготовитель — завод им. Коминтерна в Воронеже, на котором совместно с представителями РНИИ конструкторская документация и некоторые основные узлы пусковой установки были переработаны для условий опытно-серийного производства на этом заводе.

В начале 1941 года было принято решение о начале изготовления опытных образцов пусковой установки.

В июне 1941 года на полигоне под Москвой состоялся смотр образцов вооружения Красной Армии, в том числе и экспериментальных боевых машин БМ-13 с проведением залповых пусков ракет. На смотре присутствовали руководители партии и правительства, руководство Красной Армии. Присутствовавшие на смотре дали высокую оценку новому оружию.

Источник - "Оружие Победы", М., , 1985.

Последнее обновление 15.11.2002 год

Автор - Антропов Петр, 2001 - 2017.

petivantropov@gmail.com

  Рейтинг@Mail.ru