Главная страница | Античность | Средние века | Новое время | Двадцатый век | Техника | Самолеты | Корабли | Вооруженные силы | США | Технологии и наука История жизни Екатерины Валуа и Оуэна Тюдора

 

История жизни Екатерины Валуа и Оуэна Тюдора

 
Король Франции Карл VI (1368-1422 гг.) последние тридцать лет жизни страдал слабоумием, что, правда, не помешало ему по меньшей мере двенадцать раз сделаться отцом. Королева Изабелла Баварская примерно исполняла первоочередной долг супруги, но слыла неразборчивой и неутомимой в выборе любовников. Екатерина была младшей дочерью этой пары. Она родилась в королевской резиденции Парижа 27 октября 1401 года. Ее непутевая мать совершенно не занималась младенцем. Но королевская кровь девочки делала ее предметом постоянных дипломатических баталий. Уже в 1413 году, когда обсуждались разные способы установления мира между Англией и Францией, один их них видели в супружестве Екатерины с наследником Генриха IV, Генрихом (принц Хэл у Шекспира). Из этой затеи ничего не вышло, так как Генрих IV вскоре умер. Его наследник Генрих V вернулся к этой теме год спустя. Но он потребовал такого приданого и заявил такие претензии на трон Франции, что его предложение руки и сердца, скорее, походило на объявление войны.

А после 1415 года — победы Англии в Аженкорте и захвате больших территорий Нормандии — можно лишь удивляться, что об этих брачных прожектах не забыли навсегда. А ведь не забыли... Генриху говорили о красоте Екатерины, о стройности фигуры, рисовали ее портреты, чтобы покорить короля-героя. Впрочем, в конце 1419 года, после всех завоеваний и побед Англии, французам ничего не оставалось делать, кроме как смириться и подготовиться принять условия победителен в переговорах о мире, а возможно, и династийном браке. Впервые Генрих и Екатерина встретились в Мелене (Франция). Великий король был тут же сражен ее красотой и очарованием. Он склонился к руке принцессы и поцеловал ее. Как и полагается, Екатерина зарделась.

В мае 1420 года во французском городе Труа подписан англо-французский договор о мире. Генрих V становится признанным и законным наследником короля Карла. Здесь же оговариваются условия его брака с Екатериной Валуа. Вскоре они обвенчались в скромной церкви Святого Иоанна. До наших дней сохранился неф церкви четырнадцатого века, где перед епископом города Санса давали брачный обет Генрих V и Екатерина Валуа.

Королю было 33 года, его невесте — 18. Екатерина недолго была замужем, но начало семейной жизни этой четы запомнилось современникам - таким ярким и торжественным оно было. В декабре 1420 года состоялась блестящая церемония их въсзда в Париж. Оттуда супруги отплывают в Англию.

Там, в порту Дувр их встречает делегация знати пяти крупнейших портов страны. Возвращение короля с молодой женой превратилось в триумфальное шествие. Коронация Екатерины в Вестминстерском аббатстве (февраль 1421 года) была не менее торжественной и помпезной. Затем королевская чета отправляется в путешествие по центральным и северным графствам Англии. Но уже в июне 1421 года, чуть ли не в годовщину свадьбы, Генрих возвращается во Францию: государственные дела не могут ждать (даже беременность королевы не остановила короля Англии). 6 декабря 1421 года в замке Виндзор рождается их наследник Генрих. Его отцу так и не случилось повидать первенца. В мае следующего года, оставив ребенка в Англии, Екатерина тоже едет во Францию. Король встречает ее, и несколько недель они проводят вместе. Потом Генрих отправляется на захват крепости Мо (Меаих), а Екатерина едет в резиденцию родителей Сан-Ло, примерно в 22 милях от Парижа. Это была последняя встреча супругов. Во время осады Генрих тяжело заболел (чем-то вроде дизентерии). В Венсенском дворце, в пригороде Парижа, он умер 31 августа 1422 года. Через две недели ему исполнилось бы тридцать пять лет. Екатерине Валуа не было и двадцати одного, когда она стала вдовствующей королевой Англии.

Потеряв мужа, она ищет утешения в заботах о сыне - наследнике не только английского, но и французского трона (по соглашению в Труа) после смерти Карла VI (21 октября 1422 года). Мать и сын почти неразлучны. На публичных церемониях в Лондоне и на юго-востоке страны в двадцатые годы их видят только вместе. Когда в парламенте требуется присутствие наследника престола, они сидят рядом, рука об руку. По случаю частных, домашних торжеств Екатерина увозит сына и свое поместье Уолтэм или в свой же замок Херефорд. Чаще всего они жили в Виндзоре. Словом, матерью Екатерина оказалась безупречной.

Молодая вдовствующая королева, однако, беспокоила придворный совет и регента Хамфри, герцога Глостера — дядю несовершеннолетнего короля. Екатерина была молода, хороша собой и жизнелюбива, настолько, что даже в сухой хронологии тех лет один из историков отмечает, что она не могла полностью «обуздать плоть». Более того, она продолжала жить в Англии и вполне могла выйти замуж. Для англичан это была новая ситуация: две овдовевшие королевы — супруги королей Джона и Ричарда II — вступали в новые браки, но они не оставались в Англии. А сама возможность замужества Екатерины тревожила и пугала придворных.

Как раз в это время заявили о себе претенденты на руку вдовствующей королевы: сам регент, герцог Хамфри, и его дядя Генрих Бифорт, епископ Винчестера. Два самых властных, могущественных и богатых господина всего королевства. Они и раньше редко ладили друг с другом. Но до сего момента их разногласия касались лишь политики. Теперь же соперничество грозило серьезным.

Впрочем, придворный совет наивностью не отличался. И, видимо, понимал, что запреты, условия, даже с форме закона, полного спокойствия не гарантировали. Поэтому прибегли к средству давнему и верному: с осени 1427 года за королевой постоянно следили. Три года, а может, и дольше с нее не спускают глаз ни в королевском дворце в Англии, ни во Франции, где в 1430 году состоялась коронация Генриха VI как наследника французского престола. Но все оказалось напрасным, когда начался ее бурный роман с «каким-то уэльсцем» — Оуэном, сыном Мэредада, внуком Тюдора.

ОУЭН ТЮДОР

Когда и где обвенчались королева Екатерина и Оуэн, неизвестно. По понятным причинам церемония была тайной. До самой смерти королевы (начало 1437 года) об их браке знали только самые близкие люди. Предположительно, они поженились в 1431-1432 гг. после того, как Екатерина покинула дом сына. Косвенно эти даты подтверждаются достоверным фактом: у них было четверо детей. Кроме того, на заседании парламента (май 1432 года) Оуэн был официально наделен правами англичанина. Ему уже не грозило унизительное и бесправное положение, в котором со времен Генриха IV находилось большинство уэльсцев.

Нам тем более неизвестно, когда и где повстречались. Существуют разные версии. По одной из них — это произошло в Аженкорте, где Оуэн воевал, по другой — во время крестового похода на Грецию, по третьей — его представили ко двору как уэльсца, ищущего мира с Англией после восстания Глендвэра. Все это, скорее всего, домыслы — ведь доказательств ни одна из версий не имеет. Если, что вполне вероятно, Оуэн родился в 1400 году, он мог быть неким «Оуэном Мередитом», который состоял в свите сэра Уолтера Хангерфорда, сенешаля Генриха V. Тогда он мог оказаться во Франции в мае 1421 года. И благодаря связи с Хангерфондом попал в круг придворных королевского двора.

Вообще подробности жизни Оуэна привлекли, внимание летописцев уже после его брака с Екатериной Валуа. Они встречаются в хрониках конца пятнадцатого века. Зачастую их авторы просто унижали династию Тюдоров. Взять, к примеру, заявление, что Оуэн был портным королевы. Или утверждение Ричарда III о том, что отец супруга королевы держал трактир в Конви. Справедливости ради вспомним и более почтенные должности, которые приписывала Оуэну молва: управляющий королевским дворцом (мажордом), главный камердинер. В годы же правления Ричарда III его частенько величали «слугой при спальне королевы».

Но человек типа Оуэна, старого уэльского воспитания и закваски, не стал бы после замужества королевы в 1420 году посягать на что-либо большее, чем должность, скажем, дворецкого.

Но, даже если отталкиваешься от фактов сухой хроники, становится ясно, что Екатерину и молодого Тюдора тянуло друг к другу, а в остальном...

Этот союз опутан сотней мифов, вымыслов, враждебностью к династии Тюдоров, предубеждениями. Где уж тут добраться до исторической правды?! Вот одна из самых рапространенных версий их знакомства. Дело происходило на балу. Там Екатерина впервые заметила Оуэна — тот так нетвердо стоял на ногах, что в конце концов свалился ей на колени. Впервые об этом напоминает поэт Англси Робин Дду (Robin Ddu). Если эта история и не соответствует действительности, то во всяком случае довольно забавна. Позже ее трактовали на все лады самые изобретательные писатели времен Елизаветы.

В хронике Элиса Граффида, летописца шестнадцатого века из Флинтшира, все выглядит иначе. Королева впервые увидела Оуэна «теплым летним днем». Он с друзьями плавал по реке. Екатерине запал в душу красивый, статный молодец, и она решила разыграть его. Переодевшись служанкой, она назначила Оуэну свидание. Тот был чрезмерно пылок, пытался поцеловать «девушку». Она сопротивлялась и нечаянно поцарапала щеку. На следующий день молодого Тюдора представили королеве. Обман раскрылся. Красавцу «простили дерзость». Они полюбили друг друга и поженились.

Сложно отличить вымысел от правды. Их первая встреча могла быть и более прозаичной. Скажем, Оуэн управлял имением вдовствующей королевы в Уэльсе. Кто знает... Но никто (даже Ричард III) никогда не усомнился в том, что они были действительно женаты. И никогда оскорбительное слово «незаконнорожденный» не употреблялось по отношению к их детям.

Желание королевы выйти замуж за любимого человека оказалось сильнее почитания английских законов. Все же несмотря на очевидную влюбленность она проявила благоразумие. Екатерина заручилась поддержкой некоего председателя палаты общин с тем, чтобы Королевский Совет не смог навредить ее избраннику. В ответ на обвинение, что своим выбором королева позорит себя и трон Англии, она представляет родословную Оуэна как доказательство отнюдь не плебейского происхождения своего возлюбленного. Биограф Тюдоров Джон Лилэпд утверждает, что сам видел, как Екатерина показывала этот документ в палате лордов парламента. Она вообще проявляла интерес — что вполне естественно — к истории семьи Тюдоров.

Сэр Джон Уинн Гуидир позже вспоминал, что «француженка Екатерина не видела разницы между англичанами и уэльсцами. После брака с королевой по английским законам Оуэн Тюдор становится отверженным, а славной истории его предков в Уэльсе будто бы и не существовало. Их приравняли к варварам». Все это побудило Екатерину встретиться с родственниками Оуэна. Тот представил королеве двоюродных братьев — Джона, сына Мэредада, и Хивела, сына Ллевелина, — господ знатных и выдающихся. Но по сравнению с Екатериной, совершенно невежественных и необразованных. Она пыталась с ними заговорить на разных языках. Ответа, увы, не последовало. Тогда, мило улыбнувшись, королева промолвила, «что в жизни не видела таких прелестных немых».

Екатерина и Оуэн спокойно прожили несколько лет. В 1432 году его натурализовали (уравняли в правах с англичанами). А через два года (март 1434 года) ему поручают вести дела наследника Джона Конви — одного из самых богатых и влиятельных землевладельцев Флинтшира. В обязанности Оуэна входило защищать земельные и имущественные интересы эсквайра при составлении брачного контракта. В Англии уэльское имя — Оуэн, сын Мэредада, внук Тюдора — резало слух и звучало громоздко. И мужа Екатерины начинают называть на английский лад — Оуэн Тюдор.

В браке с ним у Екатерины родилось четверо детей: три сына и дочь. Дочь рано умерла. Сыновей назвали Эдмунд, Джаспер и Оуэн. (Видимо, родители хотели подчеркнуть их связь с Англией, Францией и Уэльсом). Эдмунд и Джаспер родились не в столице, а в Херефордшире, подальше от глаз придворной знати и Королевского Совета. О детстве их третьего сына ничего не известно.

Какое-то время, незадолго до смерти Екатерина провела в аббатстве Бемондси (Bermondsey). Она отправилась туда на лечение. Сама королева описывала свой недуг так: «длительное, тягостное беспокойство и уныние». И считала его «карой Божией». Заболевание оказалось серьезным. Не исключено, что под конец она потеряла рассудок (это лишь предположение). 1 января 1437 года Екатерина Валуа дает последние распоряжения относительно наследства. А через два дня ее не стало.

Для Оуэна Тюдора настали трудные дни. Отношения с Королевским Советом были натянутые и неопределенные. Неприятели самого Тюдора и его покойной супруги (их хватало) могли, наконец, возбудить дело и начать судебное разбирательство за нарушение закона 1427-1428 гг. Оуэн был вне опасности только при жизни королевы Екатерины, всегда готовой защитить его. Сразу же после ее смерти Хамфри, герцог Глостер, «объявил охоту» на Оуэна. Тот тайно едет в Лондон и находит укрытие в Вестминстерском аббатстве. Друзья убеждали его встретиться лицом к лицу с противником. Оуэн спротивлялся, так как считал, что короля настроили против него, и теперь властитель Англии относится к отчиму враждебно. В конце концов он-таки предстал перед Королевским Советом и даже сумел оправдаться: с него сняли обвинения, связанные с браком, и отпустили с миром. Но по пути в Уэльс Тюдора арестовали. На все его имущество вплоть до серебряной посуды наложили арест. Вместе с капелланом и слугой Оуэна сажают в тюрьму Ньюгейт. В феврале 1438 года после неудачной попытки бежать их возвращают в тюрьму. Наконец, в июле 1438 года Оуэн Тюдор оказывается под стражей в замке Виндзор.

3 февраля 1461 года две армии сошлись в решающей схватке на Мортимер Кросс (Херефордшир).

Оуэну Тюдору не повезло: его, одного из самых преданных защитников династии Ланкастеров, взяли в плен. Граф Марч, потерявший отца всего месяц назад, приказал публично казнить старика уэльсца в Херефорде. Из записей неизвестного очевидца: «Отрубленную голову Оуэна Тюдора насадили на пик распятия посреди базарной площади. Какая-то безумная женщина все расчесывала волосы на мертвой голове старого Тюдора и вытирала с нее кровь. Она же зажгла вокруг более ста свечей.» До последнего момента Оуэн не верил, что его все-таки казнят Говорят, он все бормотал: «Голове этой надлежит быть преклоненной перед королевой». Похоронили Оуэна Тюдора в часовне теперь уже не существующего монастыря Грейфрайерс в Херефорде. В церкви того же монашеского ордена, только в Кармартене, несколькими годами раньше был погребен его старший сын Эдмунд.

Источник - "Становление династии Тюдоров", Ростов на Дону, 1997.

Последнее обновление 21.03.2003 год

Автор - Антропов Петр, 2001 - 2017.

petivantropov@gmail.com

  Рейтинг@Mail.ru