Главная страница | Античность | Средние века | Новое время | Двадцатый век | Техника | Самолеты | Корабли | Вооруженные силы | США | Технологии и наука Взятие Гибралтара

 

Взятие Гибралтара

 

Рук в начале мая покинул с 33 линейными кораблями Лиссабон и через три недели прибыл в Барселону. После неудачной попытки сделать высадку он направился к Тулону, где получил извести о приближении графа Тулузского; Рук немедленно пошел ему навстречу. Вскоре он получил снова секретное извещение, что в виду нерешительности Савойи центр тяжести войны опять должен быть перенесен в Испанию; Руку предписывалось быть в распоряжении королей Португалии и Испании.

Крейсеры Рука уже через два дня открыли французов, но штиль помешал сближению, и графу Тулузскому удалось без боя войти в Тулон, вблизи которого Рук повернул и, в виду невозможности помешать соединению французских эскадр, пошел в Лиссабон.

В конце июня Рук соединился с Шовелем в Лагосе на юге Португалии; теперь он располагал 60 кораблями. Полученное им здесь предписание подтвердило приказ быть в распоряжении обоих королей; поэтому он направился к Лиссабону. Там рук испросил инструкции и доложил о своей готовности на пути в Средиземное море захватить Кадис в случае, если бы ему были даны сухопутные войска. Для пополнения запаса воды он тем временем прошел в Малагу, а затем начал крейсировать в Гибралтарском проливе.

Ответ пришел в конце июля; с Руком соглашались, но дать ему войска не нашли возможным. На военном совете, собранном Руком, было принято решение временно отказаться от операций против Кадиса, но за то идти к Гибралтару, форты которого были не очень сильны, а гарнизон малочисленен. При неожиданном нападении успех мог бы быть обеспечен. Кроме того, флот не рисковал быть ослабленным на случай приближения главных сил французов.

В Гибралтаре, кроме 100 человек солдат, находились 400 человек милиции; форты насчитывали 100 орудий, часть которых стреляла только на север; на гибралтарской скале еще не было батарей. У северо-западной части скалы находилась маленькая гавань для мелких судов; новый мол, расположенный в юго-западной оконечности полуострова, давал защиту парусным судам; батареи на обоих молах и на берегу обстреливали бухту. Но крепость не могла, конечно, устоять против сильного флота.

Все распоряжения были отданы еще у Танжера. Небольшой отряд был послан на восток для наблюдения за французским флотом. 31 июля Рук перешел в Гибралтар; в непосредственной близости города стали на якорь 17 линейных кораблей и 3 мортирных судна, под флагом контр-адмирала Бинга, имея лишь несколько футов воды под килем. Остаток флота стал на якорь в западной части бухты, где немедленно высадилось 1800 морских солдат, направившихся под начальством принца Гессенского к перешейку, чтобы отрезать город от материка. Бинг немедленно был обстрелян, но не отвечал на огонь; он поставил свои суда на шпринг вне огня батарей, чтобы переждать результата переговоров, начатых принцем Гессенским. Утром 2 августа суда снова приблизились к батареям; когда выяснилось, что город отказался капитулировать, Бинг получил подкрепление из 5 линейных кораблей. На севере стали 6 голландцев, против города — 10 англичан, у нового мола на юге — 6 англичан.

На рассвете 2 августа началась бомбардировка города флотом, до того времени лишь слабо отвечавшим на огонь батарей. В полдень бомбардировка была приостановлена (всего сделано 15 000 выстрелов), а на юге произведена высадка. Теснимый с севера морскими солдатами, а с юга десантным корпусом, город сдался после полудня и был занят именем Карла III. Потери союзников не превышали 280 человек; их войска пострадали главным образом при взрыве порохового погреба.

О захвате Гибралтара Мэхэн говорит: «Ключ Средиземного моря достался Англии благодаря правильному решению Рука, не побоявшегося взять на себя ответственность». И так еще судили до недавних времен, пока новейшие английские писатели, как, например, Лэйярд Клоуз и Корбетт не высказали иных взглядов. Без сомнения, эта операция в военном отношении не представляет из себя ничего особенного; неприятельские силы на берегу были слишком слабы. Но, конечно, иначе обстоит вопрос со взятием ответственности выполнить это предприятие. Но и тут заслуги Рука нельзя ценить слишком высоко, так как Гибралтар с самого начала стоял в списке портов, подлежащих оккупации; овладение им еще со времен Кромвеля было одной из задач английской морской политики. Кроме того, Рук знал, что действует в соответствии с желанием обоих королей. Таким образом, славу Рука, приобретенную им захватом Гибралтара, следует признать несколько раздутой; вообще, этот адмирал не принадлежит к число самых энергичных деятелей своего времени. Тем не менее, ему принадлежит заслуга захвата для Англии важнейшего порта в Средиземном море; в последующее время он сумел ей обеспечить этот порт и постоянно старался оставаться вблизи него вопреки указаниям свыше.

Источник - Штенцель А. История войн на море. — М.: Изографус, ЭКСМО-Пресс. 2002.

Последнее обновление 27.02.2003 год

Автор - Антропов Петр, 2001 - 2017.

petivantropov@gmail.com

  Рейтинг@Mail.ru