Главная страница Античность Средние века Новое время Двадцатый век Техника Самолеты Корабли Вооруженные силы США Разное ЭРЗУРУМ

 

ЭРЗУРУМ
1915 - 1916 годы

 

Армейская группа прорыва, как и предусматривалось замыслом генерала Юденича, вступила в бой на рассвете 30 декабря. Отряд генерала Волошина-Петриченко получил задачу овладеть горой Кузучан, а затем овладеть селением Шербаган. Отряд генерала Воробьева и Сибирская казачья бригада, скрытно сосредоточившись у селений Сономер и Геряк, начали выходить в тыл турецким войскам в Пассинской долине.

Наступление велось по всей полосе задействованных в районе прорыва войск трех армейских корпусов. Наиболее упорное сопротивление турки оказывали по обоим берегам реки Аракc, по долине которой пролегали удобные пути в Эрзурум.

Бои носили ожесточенный характер. Русские несли значительные потери, истощались армейские резервы. Не в лучшем положении пребывали и турки. К вечеру 1 января русская разведка установила, что почти все части из резерва 3-й турецкой армии были введены в сражение для поддержки первых эшелонов.

Генерал Н. Н. Юденич интуитивно (и не ошибся) повернул в ночь батальоны армии с Ольтинского и Эрзурумского направлений на перевал Мергемир. Убежденное в том, что главный удар наносится 1-м Кавказским корпусом, турецкое командование оставило без внимания этот горный участок. Именно здесь, пробиваясь сквозь вьюгу, наступали бойцы генералов Волошина-Петриченко и Воробьева.

В обозначившийся прорыв устремилась Сибирская казачья бригада. Требовалось оперативно взорвать мост у Кепри-кей и нарушить кратчайшие пути отхода неприятеля на Эрзурум. Но казачьи сотни заблудились в темноте и возвратились в район сосредоточения ни с чем.

Успешное наступление повела 4-я Кавказская стрелковая дивизия. Ее авангардные батальоны теснили турок вдоль северного берега реки Араке, не давая им закрепиться на выгодных позициях. Турки бежали в беспорядке, сжигая селения и свои склады. Обходящий отряд дивизии под командованием капитана В. И. Сорокина в ночном бою овладел окраиной крепости Календер. Вскоре капитулировал и весь ее гарнизон.

У командующего 3-й султанской армией Махмута Камиль-паши уже не оставалось резервов для парирования ударов противной стороны. И все же турецкие войска довольно искусно совершили отход на промежуточный оборонительный рубеж. Здесь вина во многом лежала на штабе 1-го Кавказского корпуса, который с опозданием на половину суток отдал распоряжения о начале преследования отступавшего против ника.

5 января вырвавшаяся вперед Сибирская казачья оригада под командованием генерала Калитина с 3-м черноморским казачьим полком кубанцев подошла к ласанкала. На следующий день сибирские и кубанские казаки решительно атаковали турецкий арьер-гаРД на ближних подступах к фортам Эрзурумской крепости. Ьыло взято в плен около 2 тысяч аскеров из 14 полков, входящих в состав 8 различных вражеских дивизий. Это свидетельствовало о том беспорядке, в котором отступала уже наполовину разгромленная 3-я турецкая армия.

7 января перед Эрзурумской крепостью появилась и русская пехота. 4-я Кавказская стрелковая дивизия и 263-й пехотный Гунибский полк неожиданно вышли к крепостной позиции Девебойну, которую турки спешно очищали от снега.

Генералу от инфантерии Николаю Николаевичу Юденичу показалось весьма заманчивым взять крепость Эрзурум с ходу. Но расчеты показывали, что для штурма требовалось большое число боеприпасов, а в ходе беспрерывных наступательных боев стал ощущаться недостаток в винтовочных патронах. Подвезти их можно было только с армейских складов в Карсе. Там хранился неприкосновенный запас огневых припасов Кавказской армии. Штурм Эрзурума, куда стекались остатки разгромленной турецкой армии, откладывался. Крепость, которую армия России за всю историю русско-турецких войн брала неоднократно, представляла собой целый крепостной район. Его основу составляла природная горная позиция Девебойну, отделявшая Пассинскую долину от Эрзурумской. На горном хребте располагалось 11 хорошо подготовленных к круговой обороне фортов. Они размещались в две линии. Подступы к Девебойну с севера прикрывались полевыми укреплениями.

Два мощных форта защищали южное предместье крепости. С них простреливались не только близлежащие дороги, но и горные тропы. Протяженность всей горной оборонительной линии Эрзурума превышала 40 километров.

Большинство фортов представляли собой сооружения закрытого типа в виде каменных многоярусных башен с амбразурами для орудий. Часть из них имела по два-три вала и систему рвов. В некоторых фортах имелись капониры или полукапониры для обстрела рвов. Гарнизоны фортов состояли из орудийных расчетов и пехоты.

В целом Эрзурумская крепость представляла собой довольно обширную укрепленную позицию, развернутую фронтом на восток с прикрытыми флангами. Ее уязвимым местом являлись тыловые обводы. Через них город мог блокировать любой противник, проникший на Эрзурумскую равнину.

Генерал Н. Н. Юденич, проводивший рекогносцировку крепости, мог по достоинству оценить ее неприступность и мощь бастионов. Началась тщательная подготовка к штурму Эрзурума. Велась разведка, сторожевые заставы блокировали все возможные пути к крепости. По утвержденному командующим графику разведку вел армейский воздухоплавательный отряд.

За несколько дней обложения Эрзурумской крепости русские отряды выбили турок из близлежащих селений и, пользуясь ночами, все ближе и ближе подбирались к фортам. 27 января командующий Кавказской армией подписал приказ о штурме вражеской крепости. Он гласил:

«... Используя захват массива Карга-базар, господствующего над левым флангом Девебойнской позиции, произвести стремительный удар в полосе Чабан-деде, Далангез, с одновременным наступлением 2-го Туркестанского корпуса со стороны Гурджибогазско-го прохода на Кара-гюбекскую позицию и обходом Девебойну своим правым флангом... разбить противника...»

Всего для штурма командующий армией выделил 88 пехотных батальонов, 70 казачьих сотен, 10 дружин ополчения, 4 саперные роты, 166 орудий, 50 полевых гаубиц и 16 тяжелых осадных мортир. Штурмующим противостояли примерно такие же по численности силы неприятеля — более 80 батальонов пехоты.

В два часа пополудни 29 января войска Кавказской армии при поддержке артиллерийского огня устремились на приступ крепостных фортов. За сутки удалось овладеть северной частью позиции Гурджи-богазского прохода и фортом Далан-гез.

Захваченный вражеский форт занял пехотный штурмовой отряд подполковника И. Н. Пирумова. С рассвета 1 февраля турки повели огонь по утраченному укреплению из более чем сотни орудий. Защитники форта оказались отрезанными от своих и у них стали кончаться боеприпасы. Пять яростных атак было отбито ружейным и пулеметным огнем, шестую уже отбивали штыками. Перед седьмой атакой в строй встали даже раненые — турок вновь отбили штыковым ударом. Когда началась восьмая, к уцелевшим русским пехотинцам подоспела неожиданная помощь — неизвестный герой под вражеским огнем в вечерних сумерках вовремя доставил на ослах боеприпасы.

Из 1400 нижних чинов и офицеров полутора батальонов 153-го пехотного полка, оборонявших форт Далан-гез, осталось в строю всего около 300 человек и то большей частью раненых. За ночь гарнизон укрепления усилили, а раненых эвакуировали.

День 1 февраля стал переломным в штурме Эрзурума. Русские овладели последним из запиравших Гурцжибогазский проход фортов. Войска Кавказской армии прорвались в Эрзурумскую долину. Турки стремились беспрестанными контратаками отбросить наступающих, но все было тщетно. Они изо всех сил стремились удержать Девебойнскую позицию.

Совсем неожиданно для командующего Кавказской армией воздушная разведка доложила об оставлении турками собственно крепости Эрзурум. Все их силы были брошены в сражение за Девебойну. Генерал Н. Н. Юденич решил пойти ва-банк — он переподчинил командиру 2-го Туркестанского корпуса колонны генералов Волошина-Петриченко и Воробьева, а также конницу полковника Раддаца, совершавшего рейд во вражеском тылу.

3 февраля русские войска ворвались в город Эрзурум. Вражеская крепость пала, капитулировав. В плен сдалось 137 офицеров и до 8 тысяч солдат, трофеями стало около 300 орудий,

В тот же день во всех полках, дружинах и батареях Кавказской армии был оглашен приказ командующего, в котором выражалась его благодарность всему личному составу за мужественное исполнение своего воинского долга перед российским Отечеством.

Среди еще не погасших пожарищ поверженной крепости генерал от инфантерии Н. Н. Юденич лично вручал Георгиевские награды отличившимся при штурме Эрзурума воинам. Георгиевскими кавалерами стали более 100 рядовых, казаков и унтер-офицеров, полковники Габаев и Фисенко, подполковник Воробьев, штабс-капитан Запольский, поручик Вачнадзе...

Командующий отдельной Кавказской армией генерал от инфантерии Николай Николаевич Юденич был удостоен полководческой награды — ордена Святого Георгия 2-й степени. В российской императорской армии в годы первой мировой войны это было последним награждением столь высоким орденом, носившим еще название императорского военного ордена.

В высочайшем указе о награждении говорилось:

«... в воздаяние отличного выполнения, при исключительной обстановке, блестящей боевой операции, завершившейся взятием штурмом Деве-Бойнской позиции и крепости Эрзурума 2 февраля 1916 года».

Овладев крепостью Эрзурум, русская армия почти без перерыва повела преследование остатков 3-й турецкой армии, которая стремилась укрыться в Эрзин-джане. Турки еще держались в укреплениях на горе Испир и хребте Думлу-даг. Пришлось выбивать их и оттуда.

Преследование в полосе 2-го Туркестанского корпуса проходило в крайне сложных условиях, началась пурга, склоны гор обледенели. Запасы продовольствия были на исходе. Но все же русские войска овладели горой Испир. Таким образом, главные силы отступающей вражеской армии оказались охваченными с флангов. Все шло так, как задумывалось генералом Н. Н. Юденичем и его штабом.

Обозы не поспевали за наступающими войсками. Поэтому командующий Кавказской армией приказал 2-му Туркестанскому корпусу закрепиться на реке Западный Евфрат и перейти к обороне.

По замыслу генерала Юденича началось выравнивание линии фронта, 4-й Кавказский корпус в ночь на 17 февраля взял город Битлис. Султанское командование решило отбить его, создав из одной пехотной дивизии и племенных курдских отрядов ударную группировку. Русские смогли нанести упреждающий удар, рассеяв турок и курдов в окрестных горах.

Началось наступление вдоль берега Черного моря и русским Приморским отрядом. Приморцы последовательно преодолели оборонительные рубежи неприятеля по рекам Архаве и Вицесу и вышли на дальние подступы к важному портовому городу Трапезунду. Наступление русских сухопутных войск вдоль берега поддерживалось артиллерийским огнем с кораблей Черноморского флота.

Велось наступление и силами русского экспедиционного корпуса генерала Н. Н. Баратова на территории Ирана. Здесь рейды казачьей конницы немало помогли англичанам, которые вели тяжелые бои с турками на юге Ирака. 24 февраля экспедиционные войска вступили в город Керманшах — центр Западной Персии. Под угрозой похода русской конницы оказалось Багдадское направление — турки в то время так и не решились перебросить часть своих сил с Месопотамского фронта на помощь подвергавшейся разгрому своей 3-й армии.

В конце февраля 1916 года по сути дела завершилась Эрзурумская наступательная операция Кавказского фронта, начатая 29 декабря 1915 года. В годы первой мировой войны она стала одной из самых умело организованных и проведенных операций, проведенной к тому же в труднейших зимних условиях горного театра военных действий. Наступление русской армии решало стратегические задачи и отвечало полководческим воззрениям генерала от инфантерии Николая Николаевича Юденича, кавалера трех орденов ордена Святого Георгия.

Эрзурумская наступательная операция проводилась на широком фронте в 300 километров, в горах. Кавказская армия пленила более 13 тыс. турецких солдат и офицеров, захватила 300 орудий (всю крепостную артиллерию и значительную часть полевых орудий), знамена и большие запасы продовольствия, заготовленные турками на зиму.

Стратегический успех наступления русской Кавказской армии заключался в том, что она овладела единственным укрепленным районом Турции в Малой Азии — крепостью Эрзурум. Приоткрывались ворота через недалекий Эрзинджан в Анатолию — центральные провинции Османской империи.

«Этот успех, — отмечал начальник штаба Верховного главнокомандующего генерал от инфантерии М. В. Алексеев, — приобрел на Ближневосточном театре особую значимость на фоне неудач в ходе Дарданелльской операции и наступления англичан в Месопотамии».

Источник - "Белые генералы", Ростов на Дону., "Феникс" , 1998.

Последнее обновление 18.12.2002 год

        Антропов Петр, 2001 - 2016.   Обратная связь:   petivantropov@gmail.com