Главная страница Античность Средние века Новое время Двадцатый век Техника Самолеты Корабли Вооруженные силы США Разное Оборона Ковенской крепости

 

Оборона Ковенской крепости

 

С первых же дней войны Литва оказалась в зоне военных действий. После безуспешной операции 1-ой армии русских войск в Восточной Пруссии и боёв под Августовым немецкие войска заняли юго-западные области страны, однако вскоре были оттуда выбиты. В 1915 году немецкая армия проводила крупномасштабную наступательную операцию по всему восточному фронту, целью которой было заставить Россию выйти из войны. Осуществляя этот план, 8-ая и 10-ая армии германских войск начали Августовскую операцию. Сломив оборону русских войск, немецкие войска заняли юго-западную Литву, города Шауляй и Панявежис. В июле-августе 1915 года 10-ая армия германских войск в результате каунасской наступательной операции сломила оборону Ковенской крепости и 18 августа заняла город Каунас, а 19 сентября – Вильнюс. Наступление германских войск было остановлено только на линии Зарасай- р.Дукша – Козяны – оз. Нарочь – Сморогонь. Таким образом, большая часть территории Литвы была оккупирована. На этой линии фронт стабилизировался, немцы превратили её в сильный укреплённый рубеж, на котором держались до самого конца войны. Остановить столь быстрого продвижения немцев Ковенская крепость не смогла, гарнизон крепости оборонялся чуть больше десяти дней, после чего отступил, сдав город противнику.

Очевидно, что результатом сдачи крепости и города Каунас стало крупное поражение русских войск с большими человеческими и материальными потерями. Немецкая оккупация и последующий ход истории сильно повлияли на дальнейшую судьбу русского населения в г. Каунасе.

В процессе изучения крепости не раз вставал вопрос, как случилось, что такой мощный укрепрайон продержался чуть больше недели, когда по всем правилам военного искусства крепость такого уровня должна сдерживать противника почти неограниченное время. В данной главе мы постараемся частично ответить на этот и другие вопросы, изложив ход военных действий в этом районе.

Своё наступление на крепость немецкая армия начала 17 июля 1915 года, когда четыре немецкие дивизии под командованием генерала Литсмана (Litzmann) начали развёртывание на плацдарме р. Неман- р. Еся. Данный плацдарм представлял собой покрытую лесами и болотами местность, с севера ограниченную рекой Неман, с юго-востока – небольшой рекой Еся. Конечной целью операции было окружение крепости с целью отрезать её от основных путей сообщения.

К началу войны крепость, хотя и морально устарела, но всё же представляла из себя довольно серьёзный укреплённый пункт. Удачное использование природного рельефа местности, хорошая маскировка укреплений были хорошими предпосылками для успешной обороны. К началу войны крепость занимала 65 кв. км, гарнизон крепости насчитывал 90 000 солдат. Комендантом крепости был генерал Григорьев.

В ходе операции немецкое командование столкнулось перед не очень приятными для себя реалиями – по левому берегу р. Еси войска успешно продвигались по направлению к крепости, захватывая многочисленных пленных, однако захватить сильно укреплённый правый берег не представлялось никакой возможности. Это означало, что крепость придётся атаковать на участке в 1/3 её периметра, всё время атаки обороняющиеся войска будут иметь свободу манёвра и постоянное снабжение с полевой армией.

Генерал Литсман отдал приказ занять плацдарм в районе г. Приенай и с. Запишкис, чтобы подготовить участки для развития наступления и обеспечить защиту своих флангов. 21 июля после усиленной артподготовки началась атака. В результате успешного наступления немецкая армия продвинулась на 12 км. и заняла леса по левую сторону р. Еся, взяли в плен около 2 000 солдат. Дальнейшее развитие наступления приводил к всё большему искривлению линии фронта вдоль р. Еся. Такое положение создавало серьёзную угрозу атаки немецких войск с правого фланга. В случае успеха такой атаки немецкие войска могли быть оттеснены к Неману, под удар попадала сверхтяжёлая артиллерия, предназначенная для обстрела крепости.

Генерал Литсман писал в своих мемуарах: «Только от результата зависит, как оценят нас критики: назовут нас полководцами или дураками. Если возьмём город – точно оценят нашу смелость, если не получится – тогда сразу встанет вопрос, как такой командир вообще смог стать генералом?»

26 июля в район боевых действий была доставлена первая 42-см гаубица. Начались работы по проведению одиннадцатикилометрового участка железной дороги для выдвижения гаубицы на боевую позицию и подвоза снарядов. 42-см гаубица двигалась по рельсам и стреляла гранатами весом более 900 кг, с массой заряда около 100 кг. Дальность полёта такого снаряда составляла 14 км. 30 июля на позиции были доставлены ещё 9 крупнокалиберных орудия калибром 210-420 мм.

Артиллерийский обстрел укреплений крепости начался 26 июня и не прекращался фактически до взятия крепости. Выпуская до 20 000 снарядов в сутки, немцы подчас открывали настолько ураганный огонь, что защитники крепости не могли выйти из бетонных убежищ.

В промежуток времени с 25 по 28 июля немцы активно атаковали позиции русских войск. Сменяя атаку за атакой, пехота рвалась вперёд, а все артиллерийские батареи обстреливали позиции русских войск, I, II и III форты. Перед немцами стояла задача выбить русские войска из занимаемых ими позиций, а также подавить крепостную артиллерию и максимально разрушить форты. Результатом этих атак стало незначительное продвижение немецких войск ценой больших человеческих потерь. Оборона крепости шла успешно – русские войска контратаковали, выбивая немцев из занятых позиций, часть немецких атак захлебнулись под огнём крепостной артиллерии.

В то же время от действия немецкой артиллерии оборонявшиеся войска несли большие потери. На 29 июля потери русской армии на основном участке атаки ( I сектор обороны) составили от 50% до 70% личного состава. 30 июля весь день длилась артподготовка, вечером немецкие войска атаковали всем фронтом, атака успеха не принесла. 31 июля утром немцы вновь атаковали, и опять были отбиты. 31 июля русский перебежчик сообщил немцам, что в результате действия немецкой артиллерии I, II и III форты сильно пострадали.

Таким образом, не смотря на серьёзные потери, вплоть до 31 июля защитники крепости успешно обороняли свои позиции, а артиллерийский огонь русских батарей и близлежащих позиций не позволял немцам продвинуться ближе.

1 августа в обороне крепости наступил перелом. В результате 7 дней упорной борьбы войска понесли очень большие потери и больше не могли серьёзно сопротивляться. В 8 часов утра в результате немецкой атаки в районе Доминиканки русские войска, потеряв 1300 человек, отступили. 2 августа в 21 час русские войска оставили свои позиции и отошли на линию фортов. Артиллерия фортов активно оборонялась, однако вскоре орудие за орудием была выведена из строя. Пехотные соединения, занимавшие оборону между фортами и внутри фортов, стали беспорядочно отходить за линию центральных укреплений.

Надо сказать, что с началом обстрела связь командования с гарнизонами I, II и III фортов и батарей была потеряна, доставки боеприпасов из-за сильного огня практически не было. Гарнизоны оборонялись самостоятельно, почти не координируя свои действия с центром.

Гарнизоны осаждённых фортов, десять дней находясь под ураганным огнём, без какой-либо поддержки и руководства, начали оставлять форты и отходить вглубь крепости. Уставшие и плохо соображавшие солдаты переправлялись на правый берег Немана, не подчиняясь попыткам вернуть их на укрепления. Артиллерийские батареи держались дольше пехоты, однако без пехотной защиты батареи становятся легко уязвимы и поэтому столь легко были уничтожены.

3 августа немецкие пехотинцы заняли I, II и III форты, уничтожили III, II и I батарею, тем самым продвинувшись почти до центрального укрепления крепости.

Комендант крепости генерал Григорьев передаёт радиограмму:
« Каунасская крепость – 10 армии. Мы отошли за Неман. Большие потери. Телеграфная связь с Вильнюсом отрезана. Жду директив по радиотелеграфу. Григорьев».

Защитники крепости в один день потеряли три форта, оставили центральные укрепления и отошли за Неман. Командование крепости приказало организовать оборону вдоль правого берега Немана. В этот момент немцы уже подтянули свои батареи к левому берегу и начали обстреливать город, а передовые части уже переправлялись через Неман в районе моста Панемуне, тем самым оборона Немана потеряла всякий смысл. Остатки защитников крепости отходили по направлению на IV форт и Домейкаву. Попытки вывезти часть крепостной артиллерии к успеху не привели, пришедшие из с. Шансы немцы заняли железнодорожный вокзал. В Домейкаве разрозненные части соединились, взорвав пороховые склады, артиллерию и бетонные укрепления ( Там до войны строился новый форт), части отошли из Домейкавы. Переправившись через р. Нярис в районе Клябонишкис, войска покинули кольцо крепости.

Дальнейшее продвижение немецких войск шло по следующей схеме:
После переправы через Неман немецкие войска, не встретив сопротивления заняли господствующую высоту «Петровая гора» ( Vytauto kalnas ) и VII форт. К утру 5 августа в руки немцев перешли IV и VI форты. К середине дня были заняты последние форты: V, VIII, IX, X. В немецкий плен попало 20 000 русских солдат и офицеров, захвачено 1358 орудий и миномётов, а также большое количество военной техники, амуниции и продовольствия.

5 августа 1915 года Ковенская крепость пала. Защитники крепости беспорядочно отходили вплоть до д. Румшишкис.

В чём же причина такого крупного стратегического поражения? Многочисленные исторические исследования выделяют ряд основных причин:

  • Устаревшие укрепления не могли сопротивляться мощной артиллерии немцев. Войска, стоявшие по соседству с крепостью, бездействовали, предоставив крепости обороняться самостоятельно.
  • Устаревшее вооружение крепости.
  • Плохая подготовка крепостных укреплений к войне
  • Слабый, неподготовленный гарнизон и неумелые действия коменданта крепости.

    Истинная причина поражения, несомненно, складывается из всех названных слагаемых. Не отрицая ни один из приведённых факторов, постараемся лишь установить долю каждого из них.

    Действительно, по состоянию дел на 1915 год Ковенская крепость, хотя и являлась крепостью первого класса и в военных кругах слыла сильной, на деле имела много недостатков. Форты первого этапа строительства были построены до появления фугасной артиллерии и до так называемых «брезанских опытов». Основным строительным элементом был кирпич, а не более прочный железобетон. Новейшие немецкие гаубицы пробивали своды подземных галерей и разрывались внутри крепостных укрытий. Из всех фортов только восьмой и девятый могли считаться достаточно сильными, а атака немцев проходила как раз в секторе самых старых фортов - с первого по третий. Простая конструкция и большая площадь форта позволила немецкой крупнокалиберной артиллерии за день вывести их из строя.

    Крепостная артиллерия, хотя и не испытывала недостатка в стволах, явно уступала немецкому вооружению. Русская военная доктрина не видела смысла в крупнокалиберной артиллерии, объясняя это невозможностью точной наводки таких орудий. В немецкой же армии, помимо обычных пушек, на вооружении состояли 42-см, 30,5-см, 21-см, 15-см и 107-мм тяжёлые гаубицы.

    Крепость не смогла должным образом провести мобилизацию и подготовить укрепления к обороне. Неглубокие траншеи не защищали солдат от немецкой артиллерии, через проволочные заграждения немцы перескакивали, а ряд инженерных решений принёс больше вреда, чем пользы ( использование рельс для перекрытия блиндажей привело лишь к тому, что при взрыве снаряда разлетающиеся рельсы калечили больше людей, чем осколки самого снаряда)

    Гарнизон крепости был вооружён японскими винтовками, боеприпасов к которым в крепости не было, так что на каждого солдата приходилось по 300 патронов. Между фортами не было протянуто подземных кабелей связи, а наземный телеграф был сразу выведен из строя.

    Впрочем, не эти факторы стали решающими для поражения. Крепостные батареи занимали господствующие высоты, местность перед ними наверняка была пристреляна, и это сильно сглаживало разницу в калибрах. Немцы находились во временных окопах, поэтому русские артиллеристы решали совсем другую задачу, нежели разрушение бетонных укреплений. Естественный рельеф местности, а также тот факт, что крепость не была окружена и оборонялась с открытым тылом, были очень выгодны для русской армии. Даже просчёты, допущенные при мобилизации крепости, и проблемы с вооружением позволяли обороняться как минимум пару месяцев.

    На наш взгляд, поражение крепости в столь быстрые сроки произошло из-за слабого, плохо подготовленного гарнизона, и неумелых, подчас преступных действиях (точнее будет сказать бездействии) командования крепости в лице коменданта Григорьева и его штаба. И если гарнизон заслуживает скорее не критики, а добрых слов памяти погибшим – тысячи солдат остались лежать в перемешанной снарядами земле, то генерал Григорьев, арестованный и осуждённый военным судом на высшую меру наказания (впоследствии мера наказания была заменена на 15 лет каторги), и сейчас может рассматриваться не иначе как человек, чьё больное самолюбие и полная профессиональная непригодность (его и его штаба) привёло к столь печальным и трагичным для русской армии потерям.

    Гарнизон крепости, на момент обороны, состоял из:

  • · одного полка стрелковой школы
  • · одной сборной пограничной дивизии
  • · пять полков 104-ой пехотной дивизии
  • · трёх бригад охраны
  • · четырёх батальонов запаса
  • · морского батальона
  • · батареи стрелковой школы
  • · одной скорострельной сибирской батареи
  • · одной охранной батареи
  • · Каунасской рабочей дружины
  • · А также инженерных, автомобильных и жандармских частей

    Как видно из приведённого списка, только стрелковая школа представляла собой нормальные кадровые войска. Остальные части являлись второстепенными формированиями, никак не подходящими для профессиональных военных действий. Полки 104-ой дивизии прибыли вооружёнными японскими винтовками с боезапасом 315 патронов на человека. Впрочем, гарнизона как такового у крепости не было. Согласно новейшей доктрине, гарнизон крепости формировался незадолго перед осадой из частей, находящихся в распоряжении армии, чей фронт обороняла крепость, непосредственно к крепости была предписана разве что артиллерия, да инженерные войска. Покуда крепость имела собственный гарнизон, солдаты относились к крепости как к своему дому, хорошо знали местность, соседей по фронту, саму крепость, что сильно улучшало их боеспособность. Немалую роль играл и психологический фактор – гарнизон крепости воспитывался с мыслью, что крепость сдать нельзя, чего никак не стоило ожидать от обычных пехотных частей.

    Осталось добавить, что немецкие войска на штурм крепости отправили 10 армию, в состав которой входило два корпуса, семь дивизий, четыре бригады и один полк.

    Фактически, из всей крепости оборонялись только I, II, и III форты. Только на них видны следы многочисленных разрушений, произведённых немецкой гаубичной артиллерией. Эти форты продержались столько, сколько смогли. Почему-то генерал Григорьев воспринял потерю этих фортов как поражение всей крепости, хотя большая часть новых фортов даже не вступила в серьёзный бой с противником. На наш взгляд, крупная тактическая ошибка была допущена и на центральной ограде, которую сдали без боя, и в районе IV форта, где бездействие русских войск привело к форсированию немцами Немана. Крепостная ограда представляла из себя серьёзный укреплённый пункт, генерал Литсманн пишет: «если бы русские обороняли центральную ограду, то взятие таких укреплений было бы серьёзной проблемой.» Переход германскими войсками реки Еси на участке, который простреливала артиллерия IV форта и IV батареи, с дальнейшим захватом форта и форсировании Немана иначе как катастрофой не назовёшь. (Это при том, что ту же реку в местах менее обороняемых немцы захватить отчаялись.) Такие грубые просчёты могли произойти только по вине штаба крепости, так как именно штаб координирует действия отдельных формирований. После такого развития событий оборона крепости действительно не представлялась возможной. Немецкие войска проникали в город, войскам Линкувского фортового пояса грозило окружение, германские войска попали на тыловые дороги крепости и выходили в тыл фортов и опорных пунктов. Гарнизон попытался построить оборону крепости вокруг VI форта, однако к этому времени комендант Григорьев уже покинул крепость.

    Комендант Григорьев был арестован, фактически обвинён в дезертирстве и приговорён к смертной казни. Впоследствии помилован, высшая мера наказания заменена на 15 лет каторги. 1 мая 1918 года был освобождён из “Крестов” по амнистии. Советское правительство, очевидно, в действиях коменданта не видела ничего преступного. Ковенская крепость была забыта. Немногочисленные православные, оставшиеся в городе после отступления, похоронили погибших русских солдат в братской могиле рядом с Воскресенской церковью.

    Так закончила своё существование Ковенская крепость - результат огромных денежных затрат и многолетней работы сгорел в огне истории.

    Источник - http://kovno.vif2.ru

    Последнее обновление 09.08.2002

  • Автор - Антропов Петр, 2001 - 2017.

    petivantropov@gmail.com

      Рейтинг@Mail.ru