Главная страница | Античность | Средние века | Новое время | Двадцатый век | Техника | Самолеты | Корабли | Вооруженные силы | США | Технологии и наука Военные истории и афоризмы

 

Военные истории и афоризмы

 

Военные парадоксы

Боевая практика, в которой солдаты и офицеры сталкиваются со случайностями обстановки и с коварством противника, изобилует неожиданностями и парадоксами, порой анекдотическими. Несколько таких парадоксов мы предлагаем вниманию читателей.

Во время первой неудачной осады Нарвы, предпринятой Петром 1 осенью 1700 года, войска шведского короля Карла XII зашли к русским в тыл. От неожиданного удара плохо обученные русские солдаты бросились бежать, так что мост через реку Нарова не выдержал тяжести беглецов и обрушился. Но часть петровских полков успешно отражала натиск шведов, и Карл XII, опасаясь, как бы противник не перешел в наступление, затеял переговоры об условиях почетного отвода русских войск от крепости. Страх шведов был так велик, что они, мечтая побыстрее спровадить русские полки за реку, сами навели для них новый мост.

В кампании 1814 года русские и прусские войска осадили важную французскую крепость Соассон, которая препятствовала им соединиться с войсками прусского генерала Блюхера. Стремясь как можно быстрее пройти дальше, союзные генералы потребовали от коменданта крепости французского генерала Моро немедленной сдачи. Моро соглашался, но требовал, чтобы гарнизону крепости со знаменем и оружием разрешили присоединиться к французской армии. Прусский генерал Бюлов едва не сорвал переговоры, отказывая Моро вывезти из крепости полевую артиллерию. Узнав об этом, командир русских войск Воронцов сказал Бюлову:

— Отдайте им их пушки, если захотят, пусть заберут и мои в придачу, только бы поскорее с глаз долой...

Во время турецко-персидских войн 1721—1736 годов армия персидского полковника Кули-хана осадила крепость противника. Но у турок была отличная крепостная артиллерия. Особенно досаждала персам необычайно тяжелая и дальнобойная пушка, вмещавшая, как говорят, до 36 пудов пороха. Однажды ее ядро упало посередине персидского лагеря, перебив около ста воинов. Кули-хан вынужден был отвести свои войска, чтобы сделать их недосягаемыми для вражеского огня. Стремясь достать персов, турки увеличили еще больше заряд своей знаменитой пушки и выстрелили... Лучше бы они этого не делали! я Пушка со страшным грохотом взорвалась, обрушила крепостную стену и разрушила множество домов...

В июле 1871 года русский клипер «Изумруд» вошел в перуанский порт Калао и отсалютовал 11 выстрелами перуанскому флагманскому фрегату. Вместо положенного ответа — таким же числом выстрелов — с перуанского корабля прибыл на шлюпке офицер с объяснением, что на всех их кораблях нет орудий и они поэтому не могут отвечать на салют.

Оказывается, в Перу готовились выборы нового президента, и правительство, не доверяя национальному флоту и подозревая его в симпатиях к кандидату оппозиции, разоружило флот, сняв с кораблей пушки, уголь, паруса, порох и огнестрельное оружие.

В годы второй мировой войны американский морской «охотник» подобрал американского летчика, несколько дней болтавшегося на волнах в надувной резиновой лодке. Затем «охотник» помчался полным ходом догонять свой конвой. Не выдержав многочисленных рывков и ударов, спасенный взмолился:

— Дайте лучше немного еды и посадите снова в резиновую лодку...

Г. Сазонова

"Техника - молодежи." №8 1979 год

Пулемет-"деньгомет"

Когда слухи о том, что изобретатель X. Максим (1840—1916) изобрел пулемет, выпускающий 666 пуль в минуту, достигли Китая, известный сановник Ли Хунчжан (1823—1901) поспешил в Англию. Едва ступив на берег, он заявил: «Я хочу немедленно видеть Хайрема Максима».

Встреча состоялась, и Максим продемонстрировал именитому гостю губительное действие своего оружия. Потрясенный Ли спросил:

— Глубокоуважаемый мастер, а во сколько же обходится стрельба из столь изумительного, превосходно сделанного пулемета?

— 130 фунтов стерлингов в минуту, — лаконично ответил Максим.

Пожалуй, этот замечательный пулемет стреляет слишком быстро для Китая, — после длительного раздумья наконец промолвил Ли...

"Техника - молодежи." №6 1984 год

"Властелин колец"

Я вас не понимаю. Неужели вы и эльфы оставили в живых его после таких ужасных поступков? Сейчас он в любом случае так же плох, как орк, и он наш враг. Он заслуживает смерти.

- Заслуживает смерти! Конечно. Многие живущие заслуживают смерти. А сколько умерших заслуживали жизни. Можешь ты вернуть им ее? В таком случае не будь слишком скорым в осуждении на смерть. Ибо даже самый мудрый не может видеть всех последствий.

Статистика лорда Черуэлла

В 1942 году в недрах британского правительства возник конфликт между членом кабинета министров лордом Черуэллом и главой Комитета по изучению средств противовоздушной обороны Тизардом. Черуэлл предлагал немедленно приступить к стратегическим бомбардировкам фашистской Германии, утверждая, что за 18 месяцев можно будет разрушить 50% зданий всех крупных немецких городов. Тизард же, проверив расчеты Черуэлла, считал его цифры завышенными, по крайней мере, в 5 раз. Высшие чиновники, знавшие о дружеских отношениях Черчилля с Черуэллом, поспешили стать на сторону последнего, чем повергли в крайнее изумление молодых ученых, привлеченных к работе в правительственном аппарате.

— Есть статистика Ферми — Дирака, — горько шутили они. — Есть статистика Эйнштейна — Бозе. А теперь появилась новая неколичественная статистика лорда Черуэлла...

Послевоенные подсчеты показали, что эта удивительная статистика давала результаты, завышенные против действительности в 10 раз!

"Техника - молодежи." №11 1968 год

Урок диалектики

Создатель кайзеровского броненосного флота адмирал А. Тирпиц (1849—1930) дубоватой прямолинейностью своих речей не раз вызывал такое сильное раздражение, что рейхстаг отказывался удовлетворять его требования. После особенно бурного заседания канцлер фон Бюлов с досадой сказал адмиралу:

— Милый Тирпиц! Вы совершенно не улавливаете нюансов и считаете, что дела обстоят или так, или этак. А в действительности они обстоят то так, то этак или и так и этак...

"Техника - молодежи." №11 1968 год

Звездная пехота

Правильные слова часто помогают понять, что с тобой происходит. Высочайшая честь, о которой мужчина может только мечтать, - это возможность заслонить своим телом любимый дом от того опустошения, которое приносит война. Эти слова не принадлежат мне, как ты вскоре, видимо, узнаешь.

Главные принципы жизни не меняются, и, если человеку нужно сказать об одном из них, ему необязательно - как бы мир ни менялся - заново что-то формулировать. Принцип, о котором пишу я, непреложен, он являлся и является правдой всегда и везде, для всех людей и всех народов.

Война - не простое насилие, убийство. Война - это контролируемое насилие, предполагающее определенную цель. А цель - это поддержка решения правительства силой. Нельзя убивать противника только для того, чтобы его убить. Главное - заставить его делать то, что ты хочешь. Не убийство... а контролируемое и целесообразное насилие.

Киплинг

Гиены и трусов, и храбрецов
Жуют без лишних затей,
Но они не пятнают имен мертвецов:
Это - дело людей.

День-ночь-день-ночь - мы идем по Африке,
День-ночь-день-ночь - все по той же Африке
(Пыль-пыль-пыль-пыль - от шагающих сапог!)
Отпуска нет на войне!
Я-шел-сквозь-ад - шесть недель, и я клянусь,
Там-нет-ни-тьмы - ни жаровен, ни чертей,
Но-пыль-пыль-пыль-пыль - от шагающих сапог,
И отпуска нет на войне!

И это зовется "Дань Дании": Но, право, пора и понять,
Что стоит хоть раз дать "Дань Дании" -
Захватчик ворвется опять.

Отродясь не платили "Дань Дании"!
Да и дело совсем не в деньгах!
Ведь такой договор - это стыд и позор
И для нации гибель и крах!

Сапковский

Политическая власть не может творить истории с помощью актов или декретов. Не может она и давать истории оценку, выставлять баллы или раскладывать по полочкам, хотя в гордыне своей ни одна власть таковой истины не признает и не приемлет. Одним из ярчайших проявлений вашего человеческого зазнайства является так называемая историография, попытки судить и выносить приговоры, как вы говорите, "делам минувших дней". Для вас, людей, это типично и проистекает из того факта, что природа наделила вас эфемерной, муравьиной, мотыльковой, смешной жизнью однодневок, не дотягивающей и до сотни лет. Вы же к своему существованию насекомых пытаетесь подстраивать весь мир. А меж тем история - процесс непрерывный и бесконечный. Невозможно поделить историю на кусочки - отсюда и досада - от даты до даты. Историю нельзя декретировать и тем более изменить королевскими указами. Даже выиграв войну.

- Я философствовать не стану, - сказал пилигрим. - Как было сказано, я человек простой, прямой и некрасноречивый. Однако осмелюсь заметить вот что: во-первых, короткая как у насекомых жизнь защищает нас, людей, от декадентства, склоняет к тому, чтобы, ценя жизнь, жить интенсивно и творчески, использовать каждую минуту жизни и радоваться ей. А когда потребуется, без сожаления отдать ее за нужное дело. Я говорю и мыслю как человек, но ведь точно так же мыслили долгожители эльфы, когда шли биться и умирать в командах скоя'таэлей. Если я не прав, пусть меня поправят.

Пилигрим выждал соответствующее время, но никто его не поправил.

- Во-вторых, - продолжал он, - мне кажется, политическая власть, хоть она и не способна изменить историю, может своими действиями создать вовсе не плохие иллюзии и видимости такой способности. Для этого у власти имеются методы и инструменты.

- О да, - ответил эльф, отворачиваясь. - Здесь вы попали в самую суть, господин пилигрим. У власти есть методы и инструменты. Такие, с которыми невозможно дискутировать.

Но мы ж не в сказке, Геральт. Мы здесь в реальности, ты, я и наша проблема. И наше Предназначение. Это не сказка, это жизнь. Паршивая, скверная, тяжелая, не прощающая ошибок, обид, не знающая жалости, разочарований и несчастий, не щадящая никого, ни ведьмаков, ни королев.

Бушков. Пиранья.

Потому что с высоты своего печального жизненного опыта он мог предугадать со всей уверенностью: что там ни начертано на штандартах, суть убога и однотипна. При успехе кончится тем, что на место одних сытых рож усядутся другие, пусть даже эти другие сейчас искренне верят, что непременно устроят угнетенному народу райскую жизнь, стоит только свергнуть окопавшихся во власти казнокрадов и кровопийц.

Симонов

Что защищать? Заржавленные пушки,
Две улицы то в лужах, то в пыли,
Косые гарнизонные избушки,
Клочок не нужной никому земли?

Но все-таки ведь что-то есть такое,
Что жаль отдать британцу с корабля?
Он горсточку земли растер рукою:
Забытая, а все-таки земля.

Лев Толстой

"Француз бывает самоуверен потому, что он почитает себя лично, как умом, так и телом, непреодолимо-обворожительным как для мужчин, так и для женщин.
Англичанин самоуверен на том основании, что он есть гражданин благоустроеннейшего в мире государства, и потому, как англичанин, знает всегда, что ему делать нужно, и знает, что все, что он делает как англичанин, несомненно хорошо.
Итальянец самоуверен потому, что он взволнован и забывает легко и себя и других.
Русский самоуверен именно потому, что он ничего не знает и знать не хочет, потому что не верит, чтобы можно было вполне знать что-нибудь.
Немец самоуверен хуже всех, и тверже всех, и противнее всех, потому что он воображает, что знает истину, науку, которую он сам выдумал, но которая для него есть абсолютная истина."
"Война и мир", т.3, ч.1, X

Буджолд

- У меня было такое чувство, словно я встретила высшее зло. Думаю, после него меня уже ничто по-настоящему не испугает, - задумчиво сказала Корделия.

- Джес Форратьер? Просто мелкий пакостник... Старомодный опереточный злодей-самоучка. Настоящее зло делается совсем иначе - его творят спокойные люди, которые собираются в светлых комнатах, обитых зеленым шелком. Они раздают смерть оптом, целыми кораблями, без страсти, без гнева, вообще без всяких эмоций. Единственное чувство, которое ими движет, - это страх перед будущим. Но преступления, которые они надеются предотвратить в этом будущем, - воображаемые. А те, что они совершают в настоящем, - реальны.

- Да, но настоящая битва... гораздо более нелепая вещь, чем я думала. Если две противостоящие друг другу группировки в состоянии встретиться на поле боя, вооружившись до зубов, почему бы им не затратить десятую часть этих усилий, чтобы договориться? Правда, это не касается партизанских войн, - задумавшись, продолжала Элен. - Партизаны не придерживаются правил игры, что, по-моему, вполне разумно с их стороны. Раз уж тебя вынудили быть безжалостным, значит, надо идти до конца. Если мне еще раз придется участвовать в партизанской войне, я бы хотела быть на стороне партизан.

- Но если противостояние дошло до предела, труднее заключить мир, - заметил Майлз. - Война сама по себе не цель, она только аргумент в споре, исключая войны, на которых лежит проклятие. Потому что и такое бывает. Обычно все хотят мира. Мира на лучших условиях, чем те, с которых начиналась война.

- Но те, кто дольше остается безжалостным, побеждают? - допытывался Грегор.

- Это не подтверждается фактами. Если то, что вы делаете во время войны, действует на вас так разлагающе - настолько, что долгожданный мир страшнее войны...

Хорошая армия - плохая армия. Ее сильнее ненавидят. (Лао-цзы)

"Человеческое равенство является случайным фактом истории". (Стивен Джей Гуд)

Когда я вспоминаю, что бог справедлив, я содрогаюсь за мою родину. (Джефферсон)

Тот, на чьей стороне большинство, всегда находчив и умен. (Дизраэли)

Чистый бред имеет тенденцию вытеснять с телевизионного экрана бред обыкновенный. (М. Китман)

Тебя продадут все равно, ты только набивай себе цену. (Лец)

Человек, повторяющий, что он не дурак, обычно имеет какие-то сомнения по этому вопросу. (Мизнер)

Народ, не желающий кормить свою армию, вскоре будет вынужден кормить чужую. (Наполеон)

Плохие государственные деятели избираются хорошими гражданами, не участвующими в голосовании. (Натан)

Война слишком серьезное дело, чтобы доверять ее военным. (Талейран)

Немного работы, немного сна, немного любви, и на этом все заканчивается (Р,Фрост)

Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении, и так до смерти столбом и простоит. (Салтыков-Щедрин)

В деле распространения здравых мыслей без того не обойтись, чтобы кто-нибудь паскудой не назвал. (Салтыков-Щедрин)

Эксцентрик или корабль?

Как-то раз, командуя корветом «Витязь», С. О. Макаров — впоследствии знаменитый адмирал — решил большим ходом войти в Морской канал, ведущий из Петербурга в Кронштадт. И вдруг в самый ответственный момент одна из машин корвета остановилась, и он едва не ударился кормой о стенку канала. Когда аварийная ситуация миновала, Макаров вызвал к себе старшего механика и потребовал объяснений.

Я сам ее застопорил, поскольку сильно стал греться бугель эксцентрика, — простодушно признался тот.

Макаров пришел в ярость.

Ломайте машину, пусть она хоть завизжит, хоть затрещит, но без команды с вахты вы не смеете ее останавливать, — отчеканил он.

Я списываю вас на берег, поскольку не могу доверять человеку, который из-за эксцентрика готов погубить весь корабль!

Война страшное дело.

"Подло и постыдно начинать войну так себе, с ветру, без крайней, крайней необходимости... Никакое легкомыслие в этом случае непростительно... Черными пятнами на королях императорах лежат войны, предпринятые из честолюбия, из хищничества, из династических интересов.

Но еще ужаснее, когда народ, доведя до конца это страшное дело, остается неудовлетворенным, когда у его правителей не хватает духу воспользоваться всеми результатами, всеми выгодами войны. Нечего в этом случае задаваться великодушием к побежденному. Это великодушие за чужой счет, за это великодушие не тех, которые заключают мирные договоры, а народ расплачивается сотнями тысяч жертв, экономическими и иными кризисами.

Раз начав войну, нечего уже толковать о гуманности... Война и гуманность не имеют ничего общего между собой. На войну идут тогда, когда нет иных способов. Тут должны стоять лицом к лицу враги - и доброта уже бывает неуместна. Или я задушу тебя или ты меня.

Лично иной бы, пожалуй, и поддался великодушному порыву и подставил свое горло - души. Но за армией стоит народ, и вождь не имеет права миловать врага, если он еще опасен... Штатские теории тут неуместны... Я пропущу момент уничтожить врага - в следующий он меня уничтожит, следовательно, колебаниям и сомнениям нет места. Нерешительные люди не должны надевать на себя военного мундира.

В сущности нет ничего вреднее и даже более - никто не может быть так жесток, как вредны и жестоки по результатам своих действий сентиментальные люди. Человек, любящий своих ближних, человек, ненавидящий войну, должен добить врага, чтобы вслед за одной войной тотчас же не начиналась другая..."

Это отрывок из книги В.И. Немировича-Данченко "Скобелев", вышедшей в 1884 г.

Хитри, отступай, играй, кружись,
Сживая врага со света.
А что же такое жизнь? А жизнь -
Да просто дуэль со смертью.

Д Артаньян и три мушкетера.

С твоего pазpешения, милоpд, миp вовсе не таков, каким мы его хотим видеть. Он таков, каков есть. Hет, я немного упpощаю. Возможно, он действительно таков, каким он нам пpедставляется, но и в этом случае он таков, каков есть.

Hо какова, чеpт возьми, жизнь, если ты не можешь даже дpакона убить без того, чтобы потом не ощутить гоpечи и боли!

© Р.Э.Хайнлайн, "Доpога доблести"

Когда мyжчины моют посyдy, это называется помощь. Когда посyдy моют женщины, это называется жизнь.

© Анна Кyиндлен, "Hью-Йоpк Таймс", США

Сварог.

Я не из тех, кто схоластически прячется за цитаты, но есть замечательное высказывание Катберта-Молота: "Тому, кто не свершает добрых дел, глупо сокрушаться об упадке добра". Все в наших руках...

- Черт его знает, - сказал Сварог. - Я слишком долго воевал за идеи, оказавшиеся дерьмом, и за людей, оказавшихся дерьмом. И теперь, если честно, вовсе не горю желанием сражаться за идеалы и цели, в которых и не разбираюсь толком.

Стругацкие.

Но сколько же можно рассуждать? И что от этих рассуждений меняется? Ясно же: сколько ты не рассуждай о фашизме, фашизму от этого ни тепло, ни холодно, охнуть не успеешь, напялят на тебя железную каску, и вперед, да здравствует вождь!

Он ожесточенно и безуспешно атакует каждый аргумент по очереди, а когда мы доходим до формы земной тени во время лунных затмений, он вдруг заявляет что-нибудь вроде: "Тень, тень... Наводишь тут тень на ясный день. Бородавку сначала под носом выведи да волосы на своей плеши отрасти, а тогда уж и спорь"

Горчев.

Ах эти глупые бездарные девяностые, в начале которых мы узнали и тут же возненавидели огромное количество неизвестных нам ранее предметов: ликёр амаретто, сникерсы и баунти, спирт рояль, хотдоги, гамбургеры и кинофильмы Залмана Кинга. Они вообще были, эти девяностые? Осталась от них какая-то в сознании каша: вот кто-то пляшет, не то это я пляшу. Дефолт, Березовский, интернет, подлодка Курск - что когда появилось? Ничего уже не вспомнишь.

Проскурин.

- Такова жизнь, - мягко произнес Уриэль. - Только в сказках можно делать добро без зла, всех спасать, всем предоставлять долгую счастливую жизнь. На самом деле так не получается. К сожалению.

До тех пор пока каждого волнует только своя прибыль, нечего и думать о равномерном росте мировой экономики. Самые бедные народы так и останутся самыми бедными, просто бедные скорее всего тоже останутся бедными, но некоторые из них вытянут счастливый билет, который только на первый взгляд кажется счастливым. Потому что в таких случаях начинается миграция населения, и первыми мигрируют худшие. А дальше процесс идет по нарастающей: пришельцы объединяются в банды, среди аборигенов появляются скинхеды, начинаются столкновения, вначале не очень кровавые; вмешиваются власти, они ограничивают миграцию и тем самым окончательно отделяют честных людей от отморозков, а дальше... Если повезет, то не произойдет ничего страшного, разные народы научатся мирно жить рядом и в конце концов сольются в единый народ. А если не повезет, банды превратятся в террористические организации и - добро пожаловать в ад. Поэтому стоит ли изо всех сил стремиться к богатству?

Все завидуют богатым народам, но мало кто понимает, насколько быстро они вырождаются. Их богатство создается трудом других, тех, кто урвал свою долю инвестиций и радуется этому, стараясь не думать о проблемах, которые проявятся только спустя десятилетия. А тот, кто сейчас жирует, снимая сливки с чужой прибыли, не замечает, как в его родной стране разваливается промышленность, как растет безработица, как правительство выдумывает новые бессмысленные занятия, чтобы отвлечь население от губительного безделья. Когда в США пройдет мода на личные бассейны, сколько людей останутся без работы?

Да, на этом пути есть проблемы и сложности. Они есть всегда, но не бывает проблем, которые нельзя решить. Как там говорил Моргот... Нет нужды действовать, просто будь собой, когда надо. На самом деле это сказал не Моргот, это сказал человек по имени... Какая разница, как его зовут, достаточно того, что это был хороший поэт, один из лучших в прошлом веке, и, если кто-то приписал его слова Морготу, это не означает, что слова плохи. Слова не бывают плохими, плохими бывают дела. А я думаю, что наши дела будут хорошими. Надеюсь, что я не ошибаюсь. Я очень надеюсь на это.

Последнее обновление 5.02.2004 год

Автор - Антропов Петр, 2001 - 2017.

petivantropov@gmail.com

  Рейтинг@Mail.ru