Главная страница | Античность | Средние века | Новое время | Двадцатый век | Техника | Самолеты | Корабли | Вооруженные силы | США | Технологии и наука Труженики и ратники

 

Труженики и ратники

 

Историческая серия "ТМ"

В конце ноября 1941 года нацистская субмарина У-578, внезапно прервав поход в Баренцево море. возвратилась на свою базу. Рубка была продырявлена артиллерийскими снарядами, борт и палуба надстройки представляли собой месиво искореженного металла — следствие таранного удара. Командир субмарины сообщил, что с трудом ушел от советских противолодочных кораблей. Он солгал - его разбойничий набег прервал небольшой североморский сторожевик «Бриз», всего полгода назад именовавшийся РТ-64 «Северный полюс» (рыболовный траулер). Тогда это сугубо мирное судно занималось промыслом рыбы в открытом море.

История судов этого класса у нас началась в 1927 году, когда на ленинградской Северной судостроительной верфи началась постройка траулеров первой серии, спроектированных соетскими конструкторами. Через некоторое время их начали выпускать севастопольский Морской завод и Мурманская судоверфь. Эти суда, созданные для работы в арктических морях, оказались весьма удачными. Они имели водоизмещение около 1 тыс т, были оснащены простыми и надежными паровыми машинами в 685 л с , позволявшими развивать скорость 10 узлов — больше, чем у промысловых судов старой постройки или приобретенных за границей. Короткие и широкие траулеры хорошо держались на волне, сохраняли остойчивость при перегрузе и в балласте. Машинное отделение и ходовой мостик были отнесены в кормовую часть — это позволило предоставить большую часть корпуса промысловому оборудованию и рыбообрабатывающим агрегатам. К последним относились машины по производству консервов, установки для выработки рыбьего жира (жиротопенные котлы устанавливались в изолированных помещениях) и кормовой муки из отходов. В просторных трюмах можно было перевозить не только соленую, но и свежую, охлажденную рыбу. Все серийные траулеры оснащались радиостанциями. А с 1935 года северяне стали получать траулеры второй серии, спроектированные с учетом опыта эксплуатации первенцев отечественного промыслового флота.

В годы первой и второй пятилеток мурманчане освоили новые районы промысла, отработали прогрессивные методы лова Тогда же рыбаки Заполярья развернули движение тридцатитысячников — так называли экипажи, вылавливавшие ежегодно более 30 тыс ц рыбы, что значительно превышало плановые задания. Ровно 30 лет назад экипажи РТ-29 «Киров» и РТ-72 «Ленинград» первыми из северян включились в стахановское движение, за ними последовали и другие суда Мурманского тралового флота. В 1941 году мурманчане наметили добыть более 2 млн. 20 тыс. ц рыбы — почти в 20 раз больше, чем два десятилетия назад, когда было положено начало государственному промысловому флоту на Севере. Но грянула Великая Отечественная.

Утром 22 июня в море находились 47 траулеров. Им передали приказ возвращаться на Родину, и все экипажи выполнили его, несмотря на то, что многим безоружным судам, уступавшим в скорости кораблям противника, пришлось в одиночку преодолеть по 500—600 миль. Уже в первые дни войны добрую половину этих судов переоборудовали в тральщики (ТЩ) и сторожевики (СКР).

Командование Северного флота назначило на каждый корабль небольшую военную команду — офицера, связиста и специалистов по оружию. А костяк экипажей составили рыбаки, промышлявшие до войны на тех же судах. Поэтому в актах передачи траулеров военным морякам иной раз можно было прочитать: «Судно сдал Капитан РТ-29 «Киров» А. Стрельбицкий» И несколько ниже «Корабль принял Командир ТЩ-38 лейтенант А. Стрельбицкий». Привычные к тяжелому труду в Баренцевом море, рыбаки быстро освоили воинские специальности, а опытные капитаны и штурманы отменно знали театр военных действий.

Какие только задания не доводилось выполнять североморским СКР и ТЩ! Длительные дозоры в любую погоду, эскортирование одиночных транспортов и конвоев, огневая поддержка частей РККА и морской пехоты, перевозки войск и боевой техники, поиск минных полей, спасение аварийных судов. Да, нелегкой была служба «мобилизованных и призванных» на морской фронт.

В сентябре 1942 года СКР-22 (бывший РТ-79 «Тбилиси»), сопровождающий союзный конвой, обнаружил вражеские самолеты-торпедоносцы, вторым залпом сбил головную машину, после чего остальные вышли из боя. Пополнив запас снарядов и топлива на базе, моряки вступили в охранение другого конвоя, расстреляли две плавающие мины, а через несколько дней вновь вышли в дозор.

«Трудно подсчитать, сколько воздушных атак отбил наш корабль! — вспоминал механик ТЩ-41 (бывший РТ-84 «Гольфстрим») старший лейтенант С. Шитарев — Но одну цифру назову Нарезная часть ствола 45-мм пушки приходит в негодность после 3 тыс выстрелов. За первые 1,5 года войны мы трижды меняли стволы своих орудий».

Бывало, что североморским СКР и ТЩ приходилось вступать в неравный бой с боевыми кораблями противника. Так, 13 июля 1941 года СКР «Пассат»

(бывший РТ-102 «Валерий Чкалов»), прикрывая суда ЭПРОНа, принял на себя огонь трех нацистских эсминцев. Две трехдюймовки против пятнадцати дальнобойных 127-мм орудий врага! Командир корабля В. Окуневич (недавний капитан этого траулера), рыб-мастер П. Фишук, ставший минером, комендор, а в мирные дни засольщик С. Башарин и их товарищи до конца выполнили свой долг перед Родиной.

Однако не все мурманские траулеры стали боевыми кораблями Северного флота. Уже в августе 1941 года полтора десятка РТ вышли на промысел. Нелишне напомнить, что с 22 июля Баренцево море стало ареной боевых действий, и рыбаки в любую минуту могли ожидать нападения вражеской авиации, надводных кораблей и субмарин. О том, что представлял собой тогда промысел, достаточно красноречиво свидетельствуют отрывки из послерейсовых донесений капитанов траулеров.

«3 апреля 1942 года РТ-14 подвергся налету вражеской авиации, четыре бомбы упали в 30 — 50 м от корабля.

3 октября 1942 года РТ-57 «Смена» встретил в море четыре плавающие мины »

Однажды команда РТ-37 выбрала необычно тяжелый трал. Необычно тяжелым он был потому, что среди бьющейся рыбы темнел корпус вражеской мины. Мало кто знает, что в 1941—1945 годах 20 мурманских траулеров не вернулись в свои порты.

Тем не менее рыбаки Заполярья самоотверженно трудились во имя Победы. Только экипаж РТ-2 «Ерш» в 1944 году доставил на берег 38,5 тыс. ц рыбы, завоевав право называться тридцатитысячником. А еще раньше, в январе 1942 года, мурманчане отправили в Ленинград первый эшелон с рыбой, консервами и целебным рыбьим жиром Сколько ленинградцев обязаны своими жизнями труженикам полярных морей!

С 1943 года действующий Северный флот стал пополняться новыми боевыми кораблями специальной постройки, и мобилизованные с началом войны траулеры стали возвращать прежнему владельцу. Сняв вооружение, перекрашенные в традиционные черный и белый цвета, траулеры вновь отправлялись в море. А по-настоящему первый мирный рейс после окончания второй мировой войны совершил осенью 1945 года знакомый нам РТ-29 «Киров».

Четыре десятилетия минули с тех пор, как отгремели последние залпы Великой Отечественной. Давно уже нет старых траулеров, прославившихся в годы первых пятилеток и в суровую пору войны. И экипажи современных промысловых судов, уходя в море или возвращаясь с промысла, неизменно салютуют, проходя места, где на дне Баренцева моря покоятся «мобилизованные и призванные» траулеры.

Виктор Шитарев, капитан дальнею плавания

"Техника - молодежи" №12 1985

Последнее обновление 14.11.2009

Автор - Антропов Петр, 2001 - 2017.

petivantropov@gmail.com

  Рейтинг@Mail.ru