Главная страница | Античность | Средние века | Новое время | Двадцатый век | Техника | Самолеты | Корабли | Вооруженные силы | США | Технологии и наука Особенности подготовки вермахта к нападению на СССР

 

Особенности подготовки вермахта к нападению на СССР

 

СЕЙЧАС, КОГДА У НАС ПОЯВИЛАСЬ ВОЗМОЖНОСТЬ СВОБОДНО ОБСУЖДАТЬ ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ НАШЕЙ СТРАНЫ. ВО МНОГОМ ПО-НОВОМУ РАСКРЫВАЮТСЯ И ВОПРОСЫ ПОДГОТОВКИ ФАШИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ К НАПАДЕНИЮ НА СССР.

В различных советских публикациях по истории Великой Отечественной войны обычно приводились данные о том, что к 22 июня 1941 года Германия сосредоточила на западной границе СССР огромную армию в 5,5 млн. человек и обрушила ее против Советского Союза, который мог первоначально противопоставить ей армию в 2,7—2,9 млн. человек (1). Тем самым подчеркивалось почти двойное численное превосходство немецко-фашистских войск над советскими и у читателя создавалось впечатление, что недостаток сил явился главной причиной наших тяжелых поражений в начальный период войны. Однако в действительности картина событий была несколько иной. Если лучше проанализировать сложившееся к тому времени соотношение сил, то можно обнаружить ряд изъянов в устоявшихся воззрениях.

В первую очередь следует учитывать, что в 1940—1941 гг. немецкое военно-политическое руководство рассматривало Советский Союз как противника, превосходящего Германию по количеству оружия и военной техники, по численности вооруженных сил. Согласно сведениям германской разведки, в начале 1941 года в составе Вооруженных Сил СССР имелось 12—14 тыс. боевых самолетов, 10 тыс. танков (без учебных), 180 соединений масштаба дивизии. К середине июня 1941 года число расчетных дивизий в СССР, по немецким данным, достигало 240, 195 из них располагались а западных районах страны и с началом войны (2) могли быть использованы против войск Германии и ее сателлитов. Поэтому, готовясь к нападению на Советский Союз, немецко-фашистское руководство делало основную ставку не на количественное, а на качественное превосходство германской армии над нашей.

Командование вермахта учитывало также опыт своих предшествующих кампаний во второй мировой войне. К примеру, успех в военных действиях против англо-французской коалиции в мае — июне 1940 года был достигнут а результате качественного превосходства немецких войск над противником, ведь по численности войск и оружия западные союзпики не уступали Германии, а кое в чем даже превосходили ее. В «восточном походе» планировалось достичь более высокой степени качественного превосходства немецко-фашистских войск и одновременно увеличить их численность.

Общее количество вооруженных сил рейха с мая 1940 года по июнь 1941-го возросло на одну треть и составило 7 млн. 254 тыс. При этом численность сухопутных войск увеличилась до 5 млн. 170 тыс, человек, ВВС — до 1 млн. 680 тыс., ВМС — до 404 тыс. В сухопутных войсках, в действующей армии насчитываось 3 млн. 800 тыс. человек (в марте 1940 г.— 3 млн. 300 тыс.), в армии резерва— 1 млн. 200 тыс., в войсках СС — 150 тыс., в иностранных формированиях — 20 тыс. человек (3). Больше всего в указанный период возросла числееность немецких ВВС (на 71,4 проц.). Это происходило в первую очередь за счет формирования новых частей ПВО, предназначенных для защиты территории Германии от воздушных налетов. Увеличить количество сухопутных войск (на 23 проц.) удалось в основном за счет формирования новых пехотных соединений и частей, которые намечалось использовать для несения оккупационной службы, а также роста численности административно-хозяйственных служб в армии резерва, осуществлявшей обучение призывников. Если в мае 1940 года вермахт имел только 9 дивизий охраны тылов, относившихся к оккупационным войскам, то в июне 1941-го — 41. Число всех дивизий в действующей армии Германии за указанный период возросло со 156 до 208, т. е. на 33,3проц. (4).

Стремясь увеличить количество живой силы войск вермахта, немецко-фашистское руководство не считало, однако, эту проблему главной в подготовке войны против СССР. Основная ставка делалась на качественное совершенствование своих вооруженных сил. С этой целью проводились мероприятия по переформированию и доукомплектованию войск, повышению их обученности, оснащению новым оружием и техникой, переподготовке командного состава, улучшению организационно-штатной структуры частей и соединений.

Непосредственная подготовка фашистской Германии к войне против СССР подразделяется на три этапа. На первом этапе (конец июня — начало октября 1940 г.) были приняты основные военно-политические решения об агрессии против Советского Союза, детально разрабатывался н обсуждался ее замысел, была начата соответствующая переориентация вооруженных сил и военной экономики, перебрасывалось с Запада на Восток около 30 дивизий для оборудования там театра военных действий. В ходе второго этапа (середина октября 1940 г. - середина февраля 1941 г.) проводились основные мероприятия по качественному совершенствованию и увеличению численности войск, шли работы по интенсивному оборудовацию Восточного ТВД, и усиленная боевая подготовка войск, предназначенных для "восточного похода". Во время третьего этапа (со второй половины февраля по 22 июня 1941 г.) была осуществлена переброска на Восток основной массы сухопутных войск и почти всех ВВС, передислоцирована часть ВМС, созданы ударные группировки для нападения на СССР, завершено оборудование Восточного ТВД. Кроме того, отрабатывались вопросы взаимодействия сухопутных войск с ВВС и ВМС, вооруженных сил вермахта с союзными им войсками Финляндии, Румынии и Венгрии, налаживалось управление войсками и связь, решались проблемы материально-технического обеспечения войск.

На первом этапе наблюдалась определенная «стратегическая раздвоенность» в действиях немецко-фашистского руководства. Хотя уже было принято решение о нападении на Советский Союз, планы вторжения в Англию еще не были отставлены, что наложило отпечаток на выбор «приоритетов» в строительстве вооруженных сил и в военном производстве Германии.

Еще до полного окончания кампании на Западе, 15 июня 1940 года, Гитлер утвердил предложение генерального штаба о сокращении общего количества дивизий вермахта со 156 до 120 и увеличении количества подвижных (танковых и моторизованных) соединений в два раза (5).

Однако по мере того, как вызревал замысел войны против СССР, в принятое решение вносились изменения. Было приказано, например, в течение июля — августа расформировать 17 дивизий, а личному составу других 18 дивизий предоставить долгосрочный отпуск, сохранив их костяк, состоящий из кадровых военнослужащих (6).

Расформировали, однако, лишь дивизии, имевшие очень низкую боеспособность, большая часть личного состава которых достигла к тому времени предельных для службы в армии возрастов. Демобилизованных направляли трудиться в военной промышленности, испытывавшей недостаток в квалифицированной рабочей силе в связи с расширением производства вооружений, В результате военные власти получили возможность призвать в вооруженные силы более молодых людей, которым раньше предоставлялась бронь как специалистам. Эти лица вначале обучались в частях армии резерва, а оттуда их отправляли в соединения действующей армии. Таким был один из путей качественного совершенствования германских войск.

Увольнение же в долгосрочный, отпуск осуществлялось только из дивизий накопивших немалый боевой опыт, военнослужащие которых не нуждались в дополнительном обучении. Было предусмотрено, что уволенные, отработав несколько месяцев на предприятиях в военных отраслях промышленности, в январе-марте 1941 года прибудут в свои соединения и в их составе примут участие в «восточном походе». Таким образом немецкое руководство нашло рациональный способ удовлетворения нужд и промышленности, и вооруженных сил, позволивший не допустить снижения боеспособности войск.

Исключительно важное значение для качественного совершенствования вооруженных сил Германии имело формирование в период с августа 1940 года по январь 1941-го 23 новых дивизии, которые немецкое командование относило к подвижным и предназначало для создания танковых клиньев, призванных обеспечить высокие темпы наступления во время продвижения войск вермахта по советской территории. Было сформироваво 11 танковых, 8 моторизованных и 4 легкие пехотные дивизии В результате к июню 1941 года общее количество танковых дивизий в вермахте по сравнению с маем 1940 года возросло2,1 раза (с 10 до 21 дивизии) моторизованных (с учетом дивизий СС) - в 2,7 раза (с 6,5 до 17,5 расчетной дивизии). Доля танковых и моторизованных соединений в действующей армии увеличилась за тот же период с 10,5 до до 1б проц.(7)

. При создании четырех легких пехотных дивизий'; учитывалось то, что на советской территории им придется действовать в усливиях труднопроходимой местности.В них включались вместо трех только .два пехотных полка. Для увеличения проходимости каждая пехотная рота имела 16 двуколок и соответствующее количество лошадей. Противотанковые орудия транспортировались бронированными, на гусеничном ходу тягачами. Первые два легких дивизиона артполка оснащались горными орудиями, а батареи третьего легкого и тяжелого артиллерийских дивизионов были моторизованными. Учитывая высокую проходимость этих дивизий, командование планировало использовать их в районах со слаборазвитой дорожной сетью. (8)

Кроме 23 подвижных, в указанный период были сформированы 17 новых пехотных дивизий 7, 11 и 12-й волн и 3 горнострелковые дивизии. Они считались наиболее боеспособными.

Стремясь обеспечить высокую боеспособность новых формирований, командование сухопутных войск включало в их состав части и подразделения из соединений, уже имевших солидный боевой опыт. Обычно это были целые полки или батальоны. Они затем служили основой для создания новых дивизий. Базой формирования 11 новых танковых дивизий явились части и подразделения шести пехотных и двух моторизованных дивизий, а также одной моторизованной бригады. Например, в состав вновь сформированной 14-й танковой дивизии вошли два полка бывшей 4-й пехотной дивизии, а третий полк этой дивизии стал основой 18-й танковой дивизии. В состав новых танковых дивизий было включено также несколько пулеметных батальонов резерва главного командования. Во вновь сформированные горнострелковые и пехотные дивизии 11-й и 12-й волн от одной трети до двух третей личного состава поступило из нерасформированных соединений действующей армии и из армии резерва (в основном это были военнослужащие 1920 года рождения). Лишь .49 новых дивизий, сформированных зимой и весной 1941 года и предназначенных для охраны тылов и несения оккупационной службы, почти не получили пополнения из действующей армии и укомплектовывались в основном за счет военнослужащих старших возрастов, находившихся в армии резерва. (9)

Наряду с созданием новых дивизий происходило доукомплектование и частичное переформирование существовавших ранее соединений. Все они переводились на штаты военного времени. Для обеспечения их личным составом осенью 1940 года также были призваны оставшиеся военнообязанные 1919 и 1920 годов рождения. Причем те из них, которые были призваны раньше и проходили обучение в армии резерва, переводились в действующую армию. (10)

Последовавший 12 октября 1940 года полный отказ немецко-фашистского руководства от вторжения на Британские острова стал толчком к более интенсивным действиям по реорганизации сухопутных войск Германии с целью подготовки их к «восточному походу».

Войска с Западного ТВД начали перебрасываться на территорию Германии. Там они переформировывались и доукомплектовывались. В кон- це октября из Франции в Германию (г. Дрезден) был переведен штаб группы армий «Ц», который вместе с командованием армии резерва включился в процесс переформирования и обучения войск. Ему подчинялись соединения, переброшенные с Запада в Германию, а также вновь создаваемые дивизия. Из Фонтенбло (южнее Парижа) в Цоссен (под Берлином) 30 октября была переведена ставка главного командования сухопутных войск, что приблизило ее к войскам, готовившимся к воине против СССР . (11)

Со второй половины октября 1940 года реорганизация сухопутных войск приняла массовый характер. В ноябре одновременно переформировывались 51 пехотная дивизия, что в то время составляло более трети соединений действующей армии Германии. С 25 ноября это количество возросло еще на 22 дивизии. (12). В результате в тот период снизилась боеспособность немецкой армии, так как при переформировании значительная часть личного состава старых дивизий (нередко до половины; передавалась во вновь создаваемые соединения. Немецко-фашистское командование сознательно пошло на большой риск, связанный с подобным способом реорганизации, с тем, чтобы добиться наивысшего качественного уровня действующей армии к началу войны против СССР.

С начала 194] года на новой основе стали воссоздаваться 18 дивизий, личный состав которых ранее был уволен в долгосрочный отпуск. В эти соединения были возвращены все лица, ранее проходившие в них службу. Кроме того, они пополнялись военнослужащими, призывниками осени 1940 года, прошедшими обученной армии резерва.

Нсмецко-фашистское командование заблаговременно позаботилось и о подготовке обученных контингентов для восполнения потерь в действующей армии в ходе войны против СССР. В соответствии с расчетами генерального штаба предполагалось, что эти потери окажутся значительно выше, чем в предшествующих кампаниях второй мировой войны. Если к июню 1941 года германская армия потеряла убитыми и пропавшими без вести 97 тыс. человек, то возможные потери в ходе двух первых месяцев «восточного похода», по мнению немецкого командования, должны были составить 275 тыс. человек, а к концу сентября — уже 475 тыс. человек. Основываясь на этих выводах, руководство вермахта решило воссоздать при дивизиях действующей армии полевые запасные батальоны, расформированные в начале 1940 года. В этих батальонах уже к середине июня 1941 года служило 90 тыс. человек, за счет которых командиры дивизий могли восполнять потери первых недель войны. Кроме того, после призыва 1марта 1941 года военнообязанных 1921 года рождения и мая — военнообязанных 1922 года рождения армия резерва пополнилась на 475 тыс. человек. Правда, 90 тыс. из них предназначались д.ля пополнения военно-воздушных сил. В целом контингент обученных военнослужащих, предназначенный для пополнения действующих сухопутных войск в холе «восточного похода». был в 7 раз больше, чем накануне Западной кампании, и составлял около 475 тыс человек. (13)

Важным организационным мероприятием, способствовавшим качественному совершенствованию германской армии перед нападением на СССР, наряду с переукомплектованием дивизии и повышением их боеспособности стало формирование соответствующего количества высших штабов и частей резерва главного командования. По сравнению с маем 1940 года были дополнительно сформированы штабы одной новой группы армий, 4 армий, 6 армейских корпусов, б моторизованных корпусов и 4 корпусов сокращенного состава. Особое значение имело создание крупных моторизованных объединений, включавших танковые, моторизованные и пехотные дивизии. Для управления ими в ходе «восточного похода» в ноябре—декабре 1940 года были созданы штабы четырех танковых групп, на которые возлагались такие же задачи по оперативному руководству войсками, как и на штабы армий. Танковые группы, подобно клиньям, должны были взламывать оборону противника и, следуя впереди армий, устремляться к главным объектам операций. В отличие от армий на них не возлагались задачи по захвату и удержанию территории. (14) Увеличению мобильности танковых групп способствовало также отсутствие у них громоздких тыловых обозов. Материально-техническое обеспечение танковых групп возлагалось на полевые армии, в полосе которых они действовали.

Увеличение частей резерва главного командования происходило в первую очередь за счет создания новых самоходно-артиллерийских, зенитно-артиллерийских, инженерных, связи, строительных и других частей усиления и обеспечения. По сравнению с маем 1940 года, например, было дополнительно сформировано 11 отдельных дивизионов и 2 батареи самоходно-артиллерийских установок, 14 моторизованных истребительно-противотанковых дивизионов, 4 полка шестиствольных химических минометов, свыше 50 понтонно-мостовых парков. (15)

Достижению качественного превосходства немецких войск над советскими способствовало привлечение германским командованием для войны против СССР нового вооружения, обладавшего более высокими тактико-техническими данными, чем в кампаниях в Польше и на Западе. К числу новых видов оружия и военной техники, поступивших на вооружение действующей армии к 22 июня 1941 года, относятся: противотанковые 50-мм орудия, счетверенные зенитные 20-мм орудия, шестиствольные реактивные химические 158,5-мм минометы с дальностью стрельбы до 6,7 км, установки для метания тяжелых реактивных мин калибра 280 мм и 320 мм . (16)

По сравнению с показателями Западной кампании в танковых соединениях, подготавливаемых для нападения на СССР, количество средних танков увеличилось в 2,3 раза (с 627 до 1423). Причем многие танки Т-3 вместо 37-мм пушки были оснащены 50-мм пушкой. Средние танки в этих дивизиях составили 39 проц. общего количества танков, выделенных для нападения на СССР. Если же к средним танкам добавить еще 250 штурмовых орудий, которые по тактико-техническим данным соответствовали средним танкам, то доля средних танков в составе войск для войны против СССР возрастет до 45 проц. Аналогичный показатель в ходе Западной кампании составлял всего 24,5 проц.

Из 5,7 тыс. танков и штурмовых орудий, которыми располагали вооруженные силы Германии к 1 июня 1941 года, в первый оперативный эшелон для нападения на СССР немецкое командование выделило примерно 3350 боевых машин. Кроме того, в резерве ППППППППППППППППППППП Поступление на вооружение значительного количества новых средних танков позволило немецкому командованию произвести перестройку организационно-штатной структуры танковых дивизий, с тем чтобы придать им большую маневренность и самостоятельность в ходе боевых действий. Во всех соединениях было оставлено по одному танковому полку (по три или по два танковых батальона в каждом), в то время как в холе Западной кампании в большинстве дивизий было по два танковых полка. Соответственно количество танков в дивизии уменьшилось с 210—300 до 154—208. Моторизованных полков в ней по-прежнему осталось два. Чтобы увеличить запас хода танков, им придавались прицепы с горючим, а для преодоления труднодоступных участков местности танки снабжались фашинами. (19)

Рост производства автоматического стрелкового оружия позволил увеличить боевые возможности моторизованных и пехотных дивизий. В моторизованной дивизии, например, число пистолетов-пулеметов возросло с 31 до 762, а в пехотной дивизии—до 767.(20)

Располагая данными, свидетельствовавшими о советском превосходстве в танках, немецкое командование уделило первостепенное внимание насыщению своих войск противотанковыми средствами. С лета 1940 года был налажен массовый выпуск 50-мм противотанковых пушек (пробиваемость брони до 65 мм). Легкие противотанковые ружья калибра 7,92 мм с пробиваемостью брони до 20 мм заменялись тяжелыми — калибра 28 мм, с пробиваемостью брони до 40 мм. Истребительно-противотанковый дивизион пехотной дивизи стал моторизованным. К июню 1941 года в сухопутных войсках Германии имелось 1047 50-мм противотанковых пушек, 14,5 тыс. 37-мм. противотанковых орудий, 25,3 тыс. легких противотанковых ружей образца 1938/39 года, 183 тяжелых противотанковых ружья образца 1941 года. По сравнению с апрелем 1940 года количество противотанковых орудий увеличилось на 2674 единицы, а противотанковых ружей —более чем на 20 тыс. Помимо этого, на вооружении имелись чешские противотанковые пушки калибра 37 и 47 мм, часть из них была смонтирована на самоходных лафетах. С помощью всех этих средств военное руководство Германии надеялось полностью нейтрализовать действия советских танков. (21)

Достижению качественного превосходства над Красной Армией, имевшей больше самолетов, чем вермахт, могли послужить, по мнению немецкого командования, более совершенная материальная часть ВВС Германии, насыщение войск зенитными средствами и налаживание тесного взаимодействия между авиацией и сухопутными войсками. К началу 1941 года был увеличен .выпуск самолетов, хорошо зарекомендовавших себя в холе Западной кампании, осуществлена их модификация. Большое внимание уделялось подготовке ВВС к нанесению ударов по советским аэродромам, для чего были расширены возможности ведения воздушной разведки. Из 3664 боевых самолетов, выделенных германским командованием для обеспечения операции «Барбаросса», 623 (т. е. 17 проц. общего числа) были разведывательными. (22) Этот показатель в несколько раз превышал аналогичный, характеризующий советские ВВС. В целях укрепления взаимодействия между авиацией и сухопутными войсками Германии в декабре 1940 года принимается решение о создании эскадрилий ближней разведки в дополнение к имевшимся частям дальней воздушной разведки. Всего сформиовали 56 эскадрилий ближней воздушной разведки. Их придали сухопутным войскам, том числе 20 эскадрилий для поддержки бронетанковых сил (на каждую дивизию дивизию по шесть самолетов Хш-126, Ме-110) и 36 эскадрилий для поддержки пехоты (на корпус семь самолетов Хш-126 и ФВ-189). Кроме того, сухопутные войска получили 16 эскадрилий дальней разведки, включая три вновь сформированные для ночной разведки. Все эти эскадрильи предназначались для обеспечения штабов танковых групп, армий и групп армий. (23)

В соответствии с оперативными планами глазвной задачей воздушной разведки являлось обнаружение сосредоточения танков и живой силы противника и осуществление контроля за перевозками на железнодорожных и автомобильных магистралях. Силы ночной воздушной разведки дислоцировались только в тех районах, откуда планировалось нанести главные удары. Эскадрильи дальней разведки предусматривалось использовать также для корректировки огня при обстрелах противника тяжелой, особенно железнодорожной артиллерией.

Сухопутным войскам подчинялись в оперативном отношении многие части зенитной артиллерии, организационно входившей в состав немецких ВВС. Всего армиям и танковым группам, задействованным в операции «Барбаросса», было придано 37 смешанных зенитных артдивизионов и 14 легких. Тем самым обеспечивалась более эффективная противовоздушная оборона сухопутных войск. (24)

Приданные и оперативно подчиненные сухопутным войскам силы ближней и дальней воздушной разведки, а также зенитной артиллерии и войск связи ВВС действовали под руководством представителей ВВС при штабах армий и танковых групп, которые в свою очередь подчннялись командующим ВВС при штабах групп армий.

.Во главе всех подчиненных сухопутным войскам частей ВВС стоял авиационный генерал при главнокомандующем сухопутными войсками. Для поддержания тесной взаимосвязи со штабами сухопутныхвойск и непрерывной информации воздушных флотов и авиационных корпусов о назеной обстановке, а также о потребностях сухопутных войск выделялись отряды связи авиации с сухопутными войсками при армиях, армейских корпусах и танковых дивизиях. Все это обеспечивало своевременность поступления информации и давало возможность командованию оперативно реагировать на поступавшие данные.(25)

Исключительно большое значение для достижения качественного превосходства вермахта над советскими войсками имела подготовка немецко-фашистских войск, проводящаяся с лета 1940 года к войне против СССР.

. Уже в начале июля 1940 года определились основные направления в обучении войск Обучение рекрута было организовано заново с тем, чтобы сразу включить в процесс боевой подготовки военнослужащих. призванных осенью 1940 года. Сроки индивидуальной подготовки были увеличены. В армии резерва они составляли для рядовых не менее восьми недель, а действующей армии - не менее трех месяцев. 7 октября 1940 года была издана директива главнокомандующего сухоопутными войсками В. Браухича о задачах боевой подготовки на зиму 1940/41 года. Она требовала: использовать зимнюю учебу таким образом, "чтобы войска были готовы выполнить любое задание Гитлера." Командующие группами армий и армиями получили указание проследить, чтобы боевой опыт в Западной кампании не переоценивался и чтобы войска готовились к «борьбе всеми силами против равного противника." (26) Хотя в директиве открыто не говорилось о войне против СССР, все содержание учебы указывало на подготовку войск именно к такой войне.

Чтобы более определенно ориентировать обучение немецких войск, поставив главной его целью борьбу против Красной Армии, осенью 1940 гоода отдел по изучению иностранных армий Востока на основе финских данных подготовил обзор «Из опыта русско-финской воины», который по указанию главнокомандующего сухопутными войсками в октябре был направлен во все нижестоящие штабы вплоть до дивизии. В обзоре обобщалась тактика советских войск в наступлении и обороне, приводились конкретные примеры их действии, давалась им опеика. в частности, обращалось внимание на умение советских военнослужащих быстро и основательно окапываться, а также на то, чти после этого их трудно было выбить из занятых позиции. Сообщалось, что финны поэтому контратаковали остановившегося противника сразу, не давая ему закрепиться, что обычно приносило им успех. В отчете подчеркивалось упорство советских войск в обороне, но одновременно отмечались ее небольшая глубина, неумелое использование местности, плохая маскировка. Указывалось на однообразие и большую длительность советской артиллерийской подготовки. Это позволяло финнам уходить из-под обстрела, а затем возвращаться на старые позиции в полной готовности к отражению атаки. Отмечались также многие недостатки в организации советским командованием наступления: плохая разведка, демаскирующий шум танков в выжидательных районах, отсутствие четкого взаимодействия и т. д. Командование вермахта предполагало, что опыт советско-финской войны с пользой будет применен при подготовке немецких войск к операции «Барбаросса». (27)

В феврале—апреле 1941 года главнокомандующий сухопутными войсками В. Браухич издал ряд новых директив по вопросам обучения и воспитания личного состава, В них требовалось обучать военнослужащих «в духе агрессивности и безжалостности, смелости и решительности в действиях», добиваться «создания у немецкого солдата чувства превосходства над любым противником непоколебимой веры в победу». (28) В директивах обращалось внимание на трудности ведения войны в глубине территории СССР в условия бездорожья, указывалось на необходимость выработки умения командиров всех степеней быстро принимать решения, организовывать боевое и материально-техническое обеспечение войск, заботиться о прикрытии флангов. Они требовали отрабатывать действия войск по отражению ударов противника из засад, обучать войска способам достижения внезапности. Всем родам войск, соединениям, частям и подразделениям, том числе маршевым и тыловым, предписывалось освоить применении имеющихся средств противотанковой обороны, изучить способы борьбы с танками и противотанковыми средствами противника. Указывалось также на необходимость обучить командный состав и войска умению работать с ограниченным количеством карт и устаревшими данные нанесенными на них. 28 мая была издана директива, требовавшая в ходе боевой подготовки учнтывать опыт действий немецких войск в Балканской кампании.

Особое внимание обращалось на обеспечение гибкости и оперативности управления войсками, готовности командиров принять решение, не дожидаясь письменного приказа.

Для осуществления контроля за ходом обучения войск, подготовки к операции «Барбаросса» Браухич привлек генерал-лейтенанта Э. Мюллера, бывшего генерал-квартирмейстера при генеральном штабе, наделив его «особыми полномочиями». (29)

По указанию Браухича пехотные подразделения, части и соединения обучались наступлению ударными группами («клиньями»). При таком способе действий более эффективным становился огонь поддерживающих пехоту средств (пехотных орудий, минометов, станковых пулеметов, противотанковых ружей, пушек и т. п.), ведущийся в промежутках между наступающими ударными группами. (30)

При обучении летного состава ВВС первостепенное внимание обращалось на совершенствование выучки экипажей, особенно новых, на приобретение ими боевого опыта и навыков по организации навигационного обеспечения боевых полетов на Востоке. В начале 1941 года командованию авиационных корпусов на Западе было дано указание сократить действия против Англии до таким степени, чтобы полностью восстановить боеспособность летных соединении к начету операции «Барбаросса». С этого момента немецкая авиация совершала налеты в основном только на ближние объекты, имевшие слабую ПВО с тем, чтобы полностью избежать потерь и одновременно приобрести опыт боевых действии. (31)

Немалое значение немецкое командование придавало оперативно-тактической подготовке офицерского и генеральского состава. С этой целью были организованы различные курсы, проводились занятия в частях и соединениях. Важнейшей формой непосредственной подготовки к войне против Советского Союза были многочисленные командно-штабные учения на всех уровнях. К ним очень тщательно готовились. Основной их задачей, как указывалось, например, в разработке 2-й армии на командно-штабное учение от 10—13 марта 1941 года, было «развитие оперативного мышления офицеров». (32) Генеральный штаб сухопутных войск в своих указаниях требовал в ходе командно-штабных учений и других занятий с офицерами учить их умело вести разведку, постоянно заботиться об организации взаимодействия между родами войск, соседями и с авиацией, быстро реагировать на изменение боевой обстановки, рационально использовать имеющиеся силы и средства, заблаговременно готовиться к борьбе с танками и авиацией противника.

Особое место отводилось подготовке офицеров службы генерального штаба. Они имели академическое военное образование и занимали должности начальников штабов и начальников оперативных отделов соединений и объединений, а также некоторые другие должности в высших штабах. В связи с увеличением действующей армии, созданием новых штабов армий, танковых групп, корпусов, дивизий, потребность в офицерах этой категории возросла. К 22 июня 1941 года в германской армии имелись 1053 должности, подлежащие замещению этими офицерами. (33) Такого количества офицеров с академическим образованием у немецкого командования в середине 1940 года не было. Генеральный штаб сухопутных войск решил создать десятинедельные курсы для подготовки штабных работников. По приказу начальника генерального штаба Ф. Гальдера курсы начали функционировать с 14 октября 1940 года при военной академии в Берлине. Для обучения на них отбирались наиболее способные офицеры. Задача курсов, по определению Гальдера, состояла прежде всего в том, чтобы «научить офицеров осмысленным действиям в условиях боевой обстановки в расширенном великогерманском пространстве». Особо подчеркивалась необходимость научить этих офицеров мыслить на уровне высшего военного руководства, знать условия и способы действий высокоподвижяых механизированных соединений. (34)

Каждую неделю слушатели курсов решали две тактические задачи и участвовали в двух командно-штабных учениях, в том числе в ночное время Ежедневно проводились занятия по организации разведки, связи, боевого,инженерного и тылового обеспечения и по другим темам. Усиленно изучался Советский Союз и его Вооруженные Силы. В расписание занятий были включены такие темы, как ."военно-географическое описание России", "Русские сухопутные войска", "Военно-политическое положение России" и др. Много времени отводилось подготовке различных штабных документов. (35)

К началу войны против СССР состоялось четыре выпуска курсов Они подготовили 250 офицеров генерального штаба. Кроме того, было привлечено на службу свыше 100 бывших офицеров этой категории, уволенных в запас в 1918 году. Принятые меры позволили немецкому командованию сохранить на прежнем высоком профессиональном уровне качество подготовки офицеров генерального штаба. Однако ограничение числа должностей, подлежащих замещению этими офицерами, обусловило увеличение нагрузки на каждого из них, что особенно сказалось во время войны, где неизбежны потери. В дивизиях, корпусах и армиях тоже были созданы курсы, на которых велась подготовка общевойсковых командиров к выполнению специальных задач оперативных и разведывательных отделов. Командиры, прошедшие обучение на этих курсах, рассматривались как резерв для замещения офицеров генерального штаба, но их профессиональный уровень был значительно ниже. (37)

Немецкое командование сумело к 22 июня 1941 года полностью обеспечить квалифицированными командными кадрами войска, предназначенные для нападения на СССР, и создать необходимый резерв офицеров. Например, для каждой из трех групп армий оказался подготовлен резерва 300 человек. Наиболее квалифицированные командные кадры направлялись в соединения, которые должны были действовать на главных направлениях. Так, в танковых, моторизованных и горно-стрелковых дивизиях кадровые офицеры составляли 50 проц. офицерского состава в пехотных дивизиях 1, 4, 11 и 12-й волн, прошедших переукомплектование в конце 1940 — начале 1941 года, — 35 проц, а в остальных дивизиях — только 10 проц. 90 проц. приходилось на офицеров- резервистов, чья профессиональная подготовка была значительно ниже, чем у кадровых. (38)

Качественному совершенствованию немецко-фашистских войск в определенной степени способствовала и более четкая система организации их материально-технического обеспечения в связи с подготовкой к операции «Барбаросса».

Основываясь на опыте Западной кампании, немецкое командование пришло к выводу о невозможности осуществлять снабжение войск в войне против СССР через тыловые службы армий непосредственно с территории Германии. Поэтому оно разработало новые методы тылового обеспечения, что было обусловлено огромными размерами театра военных действий на Востоке. В частности, к штабам групп армий прикомандировали представителей генерал-квартирмейстера (начальника тыла сухопутных войск), которые по поручению последнего должны были руководить снабжением в полосе соответствующей группы армий во взаимодействии с ее штабом. Командование группы армий занималось лишь постановкой общих задач по тыловому снабжению и осуществляло контроль за распределением транспортных средств, что позволяло ему уделять больше времени и внимания непосредственно руководству боевыми действиями. (39)

В группах армий были созданы округа снабжения во главе с представителем генерал-квартирмейстера, а в армиях — районы снабжения. В каждом из районов перед началом операции «Барбаросса» накапливались запасы всех материально-технических средств, которые должны были обеспечить потребности войск в течение 14 суток в случае отсутствия подвоза с баз округов снабжения. Кроме того, там имелись по два боекомплекта боеприпасов для всех видов оружия армии, восемь заправок горючего в бочках и по две заправки в стационарных складских емкостях, 20 сутодач продовольствия. (40)

Важнейшее значение в деле организации подвоза материалъно-технических средств подавалось согласованному использованию транспорта сухопутным и войсками и ВВС, привлечению сил ВМС для снабжения войск через порты Балтийского и Черного морей. В первые недели операции «Бапбаросса». по мнению немецкого командования подвоз должен был почти полностью обеспечиваться автотранспортом. Поэтому грузоподъемность «большого транспортного парка» (автотранспортные полки и батальоны), находившегося непосредственно в распоряжении генерал-квартирмейстера, была увеличена по сравнению с веснои 1940 года с 20 тыс до 45 тыс. т. (41) Начальник генерального штаба сухопутных войск Ф Гальдер 5 мая 1941 года отмечал, что положение с автотранспортом в вермахте «лучше, чем год назад (перед наступлением на Запад) Части подвоза и снабжения полностью оснащены для проведения операции «Барбаросса». (42). Наряду с автотранспортом для снабжения войск, участвующих в "восточном походе", были подготовлены 15 тыс. гужевых повозок с ездовыми. Были усилены также железнодорожные войска, и проведена подготовка к перешивке советской железнодорожной колеи на европейскую и к эксплуатации головных участков без предварительной перешивки колеи. Для этой цели создали грузовые автодрезины, которые придавались передовым наступающим войскам. Они могли одновременно тянуть по три товарных вагона. К началу «восточного похода» имелось более 170 таких машин. (44) В штабах многое делалось для того, чтобы обеспечить упорядоченное использование транспорта, не выдвигать вперед большего количества транспортных средтв, держать свободными автомобильные дороги в Германии и Польше после перехода вермахта в наступление.

Немецкое командование стремилось повысить профессиональные навыки комадного состава тыловых служб, особенно в звене дивизия- корпус. С офицерами квартирмейстерской службы проводились занятия и штабные игры по изучению организации снабжения в условиях широкомасштабых наступательных операций при быстром продвижении войск. Их внимание обращалось на различие в материально-техническом обеспечении подвижных (танковых) и пехотных соединений. Много времени отводилось отработке расчетов необходимого количества средств снижения и транспорта, а также проблемам использования оккупированной территории для снабжения войск. (45)

Все мероприятия по качественному совершенствованию вермахта военно-политическое руководство Германии намечало завершить приблизительно к середине мая 1941 года. Выступая на совещании высшего командования 5 декабря 1940 года, Гитлер, как отмечал Франц Гальлер. говорил: «Весной мы будем иметь явное превосходство в командном составе, материальной части, войсках. У русских все это будет, несомненно, более низкого качества». (46)

Анализ состояния вооруженных сил Германии к моменту нападения на СССР показывает, что немецкому командованию поставленную задачу по основным показателям выполнить удалось, В качественном отношении вермахт стал более совершенным, чем за год до войны с Советским Союзом, когда он сумел одержать быструю победу в Западной кампании. Следует, конечно, подчеркнуть, что его подготовка к агрессии против Советского государства велась в соответствии с концепцией запланированной "молниеносной войны" против СССР.

Невольно возникает вопрос, сумело ли военное руководство СССР правильно оценить особенности подготовки вермахта в 1940—1941 гг. Развитие событий в начальном периоде Великой Отечественной войны показывает, что в Советском Союзе в то время не обратили должного внимания на, качественное совершенствование вермахта, в основном занимались подсчетом количества дивизий других сил и средств вооруженой борьбы возможного противника. Именно поэтому для советского командования оказалась полной неожиданностью сила ударов, которые немецко-фашистские войска обрушили на нашу страну уже в первые дни войны.

Сделав упор на качественное совершенствование вермахта, германское военно-политическое руководство сумело использовать все имевшиеся в 1940-1941 гг. в его распоряжении ресурсы и время более эффективно, чем советское. Руководство СССР, несмотря на т0 чт0 , с ноября 1940 года неизбежность войны с Германией стала вполне очевиднной, продолжало проводить прежний курс на увеличение численности вооруженных сил, количества оружия и военной техники. Дажев в феврале 1941 года правительство СССР по предложению начальника генерального штаба Красной Армии Г. К. Жукова приняло план расширения сухопутных войск еще почти на сто дивизии, хотя более целесообразно в создавшейся обстановке было бы доукомплектовать, перевести на штаты военного времени имевшиеся двести с лишним дивизии и повысить их боеспособность. (47). Результатом этих мероприятий явнлись относительное ослабление Вооруженных Сил СССР по сравнению с вермахтом, о чем стали известно иемецко-фашистскому военному руководству.

Однако в 1939 году оно еще оценивало Красную Армию как противника, столкновение с которым пока нежелательно. «Русские вооруженные силы военного времени, — говорилось, например, в разведсводке генерального штаба сухопутных войск Германии от 28 января 1939 года, — в численном отношении представляют собой гигантский военный инструмент. Боевые средства в целом являются современными. Оперативные принципы ясны и определенны» (48). В 1939 году на вопрос Гитлера, чем кончится дело, если Германия нападет на Польшу, а Франция и Англия придут ей на помощь, начальник штаба верховного главнокомандования В. Кейтель и главнокомандующий сухопутными войсками В. Браухич ответили, что она покончит с Польшей в течение месяца. Кейтель полагал, что Германия разгромит затем также Францию и Англию. Далее Гитлер спросил, что случится, если против Германии выступит и Советский Союз. Браухич ответил: «Германия потерпит поражение». (49)

В начале 1941 года немецкое военное руководство уже отмечало слабость Вооруженных Сил СССР, считало возможным их быстрый разгром вот что говорилось в секретном докладе о состоянии Красной Армии, подготовленном разведывательным отделом генерального штаба сухопутных войск Германии 15 января 1941 года: «В связи с последовавшей после расстрела летом 1937 года Тухачевского и большой группы генералов «чисткой», жертвой которой стало 60—70 проц. старшего начальствующего состава, имевшего частично опыт войны, у руководства «высшим военным эшелоном» (от главнокомандования до командования армий) находится совсем незначительное количество незаурядных личностей... На смену репрессированным пришли более молодые и имеющие меньший опыт лица. Преобладающее большинсто нынешнего высшего командного состава не обладает способностями и опытом руководства войсковыми объединениями. Они не смогут отойти от шаблона и будут мешать осуществлению смелых решений. Старшему и младшему командному составу (от командира корпуса до лейтенанта включительно) также, по имеющимся данным, свойственны очеиь крупные недостатки». (50) В докладе отмечалось, что с конца 1939 года советским руководством принимались меры по укреплению Красной Армии. «Вооруженные силы, особенно после опыта, приобретенного в финской войне, — указывалось в нем, — претерпевают изменения. От большевистского пристрастия к проведению гигантских маневров и учений они возвращаются к кропотливой работе по индивидуальной подготовке офицера и бойца... Однако в условиях России положительная роль новых методов может сказаться лишь спустя несколько лет, если не десятилетий... Такие черты характера русских людей, как инертность, косность, боязнь принять решение и страх перед ответственностью, продолжают оставаться».(51)

. Приведенные факты свидетельствуют что качественное, а не количественное превосходство немецко-фашистских войск явилось решающим фактором их успехов в начальныи период Великой Отечественной войны. Красная Армия, увеличив с 1 сентября 1939 года общую численность в 2,8 раза, ненамного уступала в этом вермахту. (52). В первом стратегическом эшелоне численность вооруженых сил Германии и Советского Союза была приблизительно равной. Превосходство в самолетах и танках было на стороне СССР.Даже по количеству новых тяжелых и средних танков советские войска превосходили немецко-фашистские. Разница заключалась в том, что наши силы были рассредоточены на значительную глубину (200-250 км), а немецко-фашистские выдвинуты непосредственно к границе СССР и сконцентрированы на нескольких главных направлениях, где на некоторых участках им удалось достичь пяти-шестикратного превосходства над советскими.

Недостатки в качественном состоянии Советской Армии были в первую очередь причиной ее неудач в начальный период войны. Одним из этих факторов объясняются и потери наших войска этот период.

Анализ упущений советского военного руководства в оценке состояния вооруженных сил вероятного противника и в подготовке собственной армии накануне Великой Отечественной войны приводит к выводу, что в условиях сохраняющейся в мире военной опасности важно иметь не большую по численности армию, а более совершенную в качественном отношенин.

Полковник А. С. Якушевский, к. и. н.

Примечания

(1) См.- Великая Отечественная война Советского Союза 1941—1945: Краткая история.— Изд. 3-с.— М.: Военнздат, 1984.— С. 35; Вторая мировая война: Краткая история.— М.: Наука, 1984.— С. 120.

(2) Mililararchiv der DDR, WF-10/21797, Bl. 794—796.

(3) История второй мировой войны 1939 — 1945.— Т. 4.— М.: Воениздат, 1975.— С. 13.

(4) См.: Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии 1933— 1945 г.— Т. 2.: Пер. с нем.— М.: Изд-во иностр. лит. 1958.— С. 53, 137, 140.

(5) Das Deutsche Reich und der Zweite Weltkrieg. — Stuttgart, 1983—Bd. 4.—S. 260.

(6) Мюллер-Гиллебранд Б.— Указ. соч.— С. 82.

(7) Там же.— С. 53 105, 152.

(8) Там же.— С. 239.

(9) Там же.—С. 105. 210—212.

(10) Das Deutsche Reich und der Zweite Weltkrieg.—Bd. 4.—S. 261.

(11) Мюллер-Гиллебранд Б. — Указ. соч.— С. 104.

(12) Там же.— С. 101.

(13) Там же.—С. 47, 138—139; Das Deutsche Reich und der Zweite Weltkrieg.— Bd;4. —S.269.

(14) Мюллер-Гиллебранд Б. — Укaз.cоч. - С.151, 168 - 170. 215

(15) Там же. — С. 170 — 178, 215 — 219.

(16) Н a h п F. Waffen und Geheimwaffen des deutschen Heeres: 1933—1945. Koblenz, 1986. S. 187.

(17) Das Deutsche Reich und der Zweite Weltkrieg. — Bd. 4. — S. 185.

(18) Мюллер-Гиллебранд Б. — Указ. соч.— С. 144.

(19) Там же. —С. 194—197, 248— 252; Гудериан Г. Танки—вперед! Пер. с нем. — M.: Воениздат, 1957. - С. 28.

„ (20) Боевые действия Советской Армии в Велнкой Отечественной войне 1941— 1945; Краткий военно-исторический очерк.— Т. 1.— М.: Воениздат, 1958.— С. 358, 362.

(21) Мюллер-Гиллебранд Б. — Указ. соч.— С. 147.

(22) Das Deutsche Reich und der Zweite Weltkrieg.—Bd. 4. — S. 313.

(23) ibid — S. 303.

(24) Militararchiv der DDR, WF--10/2829, Bt. 850.

(25) Das Deutsche Reich und der Zweite Weltkrieg.—Bd. 4. —S. 302—304.

(26) Fall Barbarossa: Dokumеnte zur Vorbereitung der faschistischen Wehrmacht auf die Agression gegen die Sovjelunion (1940— 1941). — Berlin, 1970.—S: 239— 241.

(27) Militararchiv der DDR, WF-03/5669, Bl. 703—712.

(28) Das Deutsche Reich und der Zweite Weltkrieg.—Bd. 4. — S. 266.

(29) I b i d. — S. 266—267.

(30) Гальдер Ф. Военный дневник.. Пер. с нем.— Т. 2.— М.: Воениздат. 1969.— С. 178—179.

(31) Das Deutsche Rеich und der Zweite Weltkrieg. — Bd. 4. — S. 278—279

(32) Militararchiv der DDR, WF-03/24215,. Bl. 713—714, 833—836.

(33) Das Deutsche Reich und der Zweite Wеitkricg. — Bd. 4. — S. 255

(34) I b i d. — S. 265—266.

(35)Militararchiv der DDR, WF-03/24215, Bl. 4.—S. 265.

(36)Мюллер-Гиллебранд Б.. — Указ. соч.—С. 140—141.

(37) Das Deutsche Reich und der Zweite Wеitkricg. — Bd. 4. — S. 265.

(38) Ibid.—S. 271.

(39) Ibid.—S. 24S—240.

(40) I b i d. — S. 249, 252.

(41) Мюллер-Гиллебранд Б. — Указ. соч.—С. 107-108.

(42) Г а льде р Ф.—Указ. соч.--С. 502.

(43) Т а м ж е. - С. 417.

(44) Мюллер-Гиллебранд Б. — Указ. соч.— С. 108.

(45) Das Deutsche Reich und der Zweite Wеitkricg.—Bd 4.—S. 247—219.

(46) Г а льде р Ф.—Указ. соч.—С. 282.

(47) История второй мировой войны 1939—1945—Т.3.—М.: Воениздат,. 1974.— С. 412—420.

(48) Цнт. по: Безыменский Л. Особая папка «Барбаросса».— М.: Изд-во АПН, 1972.— С. 95.

(49) Сиполс В. Я. Дипломатическая борьба накануне второй мировой войны. — М-: Международные отношения, 1970 — С. 273.

(50) Militararchiv der DDR. W-10/21797 Bl 793.

:(51) Ibid, Bl. 801—803.

(52) История второй мировой воины.— Т. III.— С. 441.

Источник - Военно-исторический журнал №5 1989 год

Последнее обновление 8.05.2003 год

Автор - Антропов Петр, 2001 - 2017.

petivantropov@gmail.com

  Рейтинг@Mail.ru