Главная страница | Античность | Средние века | Новое время | Двадцатый век | Техника | Самолеты | Корабли | Вооруженные силы | США | Технологии и наука Большое плавание

 

Большое плавание

 

Не так давно просматривал я исторические очерки о Северном флоте. Надеялся обнаружить известные мне факты о проводке в годы войны боевых кораблей, приобретенных по ленд-лизу. К сожалению, удалось отыскать лишь упоминание об этом примечательном событии. Примечательном в первую очередь мастерством, выдержкой и мужеством советских моряков. В книге сообщалось только, что 30 октября 1943 года в Полярное прибыли 5 тральщиков и 6 больших охотников за подводными лодками, совершивших трудный океанский переход из США". Никаких других сведений не приводилось, и мне, как участнику упомянутого перехода, захотелось в какой-то мере восполнить этот пробел.

Все началось с приказа наркома ВМФ о формировании спецкоманд. Конечно, ни я, ни многие другие из моего окружения в то время и не догадывались о том, с какими сложностями было сопряжено появление этого документа. После войны нам стало известно, что американская сторона соглашалась передать СССР небольшие корабли, но по месту их постройки. Оттуда они должны были доставляться на Северный флот нашими экипажами. Представитель США генерал Дин мотивировал такое условие тем, что американские моряки на таких малых кораблях далеко от берега не ходят. Контр-адмирал М. И. Акулин, отвечавший за выполнение правительственного задания, поначалу предполагал погрузить корабли на транспорты... Столкнувшись с непреодолимыми организационными трудностями, остановился на рискованном решении: тральщикам и большим охотникам идти своим ходом. "...Рисковать надо. - вспоминал впоследствии бывший нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов. - Я долго не решался подписывать приказ. Еще раз взвесил все "за" и "против". И все-таки подписал - в расчете на героизм и мастерство наших моряков".

Не зная всех этих деталей, можно было лишь догадываться о важности предстоящей задачи. К тому времени я, выпускник Черноморского высшего военно-морского училища имени П. С. Нахимова, уже без малого год командовал отдельной ротой автоматчиков 82-й морской стрелковой бригады, побывал в горячем деле. И вот, несмотря на приобретенный боевой опыт, меня, как и многих других военных моряков, отозвали из действующих войск, приказав прибыть в главную базу флота - Полярное, Здесь шло формирование спецкоманд, т. е. будущих корабельных экипажей.

Офицерский состав каждой команды включал 7 человек, командира, его заместителя по политчасти, помощника, командиров боевых частей (штурманской, артиллерийской и электромеханической), военного фельдшера. Все участники перехода сводились в дивизион. Его возглавил капитан 3 ранга М, Н. Моль.

По мере комплектования спецкоманд их отправляли по железной дороге во Владивосток, где временно размещали в казармах учебного отряда. Там, сдав документы, мы получили американские паспорта. Рядовым и старшинам паспортов не выдавалось, на них были составлены списки, заверенные консулом.

Чтобы при переходе в США избежать больших потерь, команды размещали на разных торговых судах. Я с товарищами отправился в путь на транспорте "Луга".

Из Владивостока судно перешло в Находку, где три дня экипаж ожидал сводку о благоприятной ледовой обстановке в проливе Лаперуза. И вот мы снова в море. В 4-5 милях перед нами шел танкер "Туапсе". Он затонул, прямо скажем, на наших глазах, торпедированный, как выяснилось позже, неизвестной подводной лодкой.

На подходе к проливу Лаперуза нас остановил японский эсминец. Два его офицера, поднявшись на борт "Луги", произвели осмотр судна, дотошно проверяли судовые документы.

Когда мы продолжили движение, капитан транспорта попросил моего командира капитан-лейтенанта В. П. Морозова выделить ему в помощь штурмана. Так я оказался в ходовой рубке. Помогал капитану нести вахты, определять координаты судна.

Минуя Камчатку и Командорские острова, мы зашли в порт Датч-Харбор (остров Уналашка в группе Алеутских островов) для пополнения топлива. Затем был Портланд. Там наш морской путь заканчивался. Другие спецкоманды добирались до западного побережья США через порты Сиэтл и Сан-Франциско. В Портланде, встретившись с советским представителем и получив от него соответствующие рекомендации, мы пересели на поезд, чтобы следовать в город Тампо (штат Флорида). Это был долгий путь. Нам пришлось проехать через штаты Орегон, Калифорния, Аризона, Нью-Мексика, Техас, Луизиана, Алабама, Джорджия. На протяжении всего пути мы ощущали доброе и уважительное отношение к себе.

В Тампо матросов и старшин разместили в казармах военного городка неподалеку от судостроительного завода, а офицеров - в гостинице "Меросол Плаз". Нам выдали денежное довольствие из расчета 175 долларов в месяц (курс доллара в то время составлял 5 руб. 32 коп.). Часть этих денег мы платили за питание в офицерской столовой военного городка и гостиницу. Офицеры, старшины и матросы регулярно по воскресеньям увольнялись в город.

Под руководством заместителя командира дивизиона по политической части капитана 3 ранга В. М. Кулакова и корабельных политработников каждый экипаж организовал художественную самодеятельность. Моряки выступали перед местным населением в клубах и городских парках Тампо и Майами. Побывали наши самодеятельные артисты и в Чикаго, где по просьбе мэра города дали 5 выступлений. Концерты пользовались большой популярностью. Участникам самодеятельности американцы дарили сувениры, в их адрес, а также в адрес всего советского народа высказывались сердечные, дружественные пожелания.

Подобные встречи хотя и были важным, но все-таки побочным делом. Главным же являлось строительство кораблей и освоение новой техники. Здесь возникало немало сложностей. "Среди наших моряков,- писал Н. Г. Кузнецов,- не оказалось радиометристов, пришлось радиолокацию осваивать радистам. Наши гидроакустики, знакомые только с шумопеленгаторами, впервые столкнулись с гидролокаторами. Пришлось в кратчайшие сроки изучить эти сложнейшие устройства. Никогда не видели раньше автоматических пушек "Орликон" наши артиллеристы".

Трудились, можно сказать, день и ночь, изучая новую технику и отрабатывая различные задачи. Штурманы выходили в Мексиканский залив для астрономических наблюдений, определяли координаты корабля по солнцу и звездам. Параллельно они осваивали навигационные пособия (лоции, таблицы, графики). В период заводских ходовых испытаний определялись маневренные элементы корабля, отрабатывалась учебная задача по атаке подводной лодки. Кроме того, личный состав штурманской боевой части вместе с гидроакустиками прошел в городе Майами специальную подготовку по практическому использованию гидроакустической аппаратуры при поиске и атаке подводной цели. Проходили также напряженные тренировки, на которых совершенствовались навыки использования оружия и тралов, борьбы за живучесть технических средств.

Вскоре тральщики перешли из Тампо в Ки-Уэст. Шли они двумя группами: первая - ТЩ-111 (командир капитан-лейтенант В. В. Груздев) и ТЩ-112 (командир старший лейтенант С. И. Антропов); вторая (я значился штурманом этой группы) - ТЩ-113 (командир капитан-лейтенант В. П. Морозов), ТЩ-114 (командир, он же командир группы, капитан 3 ранга Н. С. Дебелов) и ТЩ-115 (командир капитан-лейтенант М. И. Любичев.) В Ки-Уэсте корабли прошли размагничивание, а также выполнили учебную задачу по поиску и атаке подводной лодки. Затем перешли в Норфолк, где провели артиллерийские стрельбы по щиту и зенитные - по конусу. В очередном пункте (Нью-Йорке) подзаправились топливом, пресной водой и продовольствием. Там же мы получили морские навигационные карты, штурманские пособия и карты минных полей в районе Исландии, куда нам следовало идти. Примечательно, что при заходе в перечисленные пункты и базы мы не прибегали к помощи лоцманов. На головном ТЩ-114 лишь находился американский офицер связи, который уточнял, к какому причалу нам предстоит швартоваться.

Из Нью-Йорка тральщики взяли курс на Сент-Джонс (Канада), а уже оттуда - на Рейкьявик (Исландия). Переход совершали при штормовой погоде: ветер северо-восточный до 10 баллов, волнение моря 6-7 баллов. Двигаясь со скоростью 6-8 узлов, до Рейкьявика добирались более недели. Поскольку с навигационной и минной обстановкой нас ознакомили заранее, мы, хотя и была ночь, без помех вошли в порт. Правда, часа два пришлось простоять на рейде, пока на буксире не подошел морской представитель СССР старший лейтенант Н. В. Ивлев (ныне контр-адмирал в отставке). Вслед за буксиром тральщики направились к месту стоянки.

После короткого отдыха мы встретились с начальником морской конвойной службы контр-адмиралом А. Г. Брыкиным, специально прибывшим из Англии. Он поздравил нас с благополучным переходом через океан, внимательно осмотрел корабли, поинтересовался нуждами каждого. После того как нас обеспечили всем необходимым, контр-адмирал ознакомил командиров с последующим маршрутом. От Исландии курс пролегал восточное острова Ян-Майен между островами Шпицберген и Медвежий в Полярное.

Последние мили до родной базы показались самыми трудными, что и понятно - год не были дома да и устали, конечно. Погода выдалась штормовая. Ветер доходил до 10-11 баллов, море - 8-9. Кто ходил на тральщиках, знает, что и небольшая волна может раскачать, словно качели, а тут такой ветрище, такие валы! Осенью здесь не появлялись даже крупные корабли и суда.

На пирсе в Полярном нас встречали командующий Северным флотом А. Г. Головко, член военного совета Н. М. Кулаков и командир Охраны водного района В. И. Платонов. Приняв рапорт командира, командующий поздравил личный состав с благополучным завершением столь сложного перехода, ознакомил с задачами, которые предстояло выполнить в ближайшее время. Затем Н. С. Дебелова и меня, как штурмана, пригласили на командный пункт штаба флота доложить о подробностях нашей длительной командировки, вооружении, тактико-технических данных и мореходных качествах новых кораблей, а также о возможности их использования в системе противолодочной и противоминной обороны.

- Должен заметить, сказал А. Г. Головко, - что построены корабли хорошо. Если они прошли океан в осеннее время без каких-либо значительных поломок, значит, испытание выдержали. Добротные корабли. За это союзникам спасибо. Но и наши моряки - настоящие молодцы. Ведь корабли-то не сами шли, Знаете, что мне представитель британской военной миссии по этому поводу сказал? А вот что: такие походы в арктических водах и на таких судах могут совершать только русские. Вот как! Так что корабли остаются кораблями, а люди - людьми. Вы об этом обязательно сообщите морякам. Задачи предстоит решать сложные, и такие слова прибавят им сил...

А дело вскоре выпало действительно непростое.

Отдохнув трое суток после перехода, экипажи ТЩ-114, ТЩ-112, ТЩ-113 и ТЩ-115 получили приказ выйти из Екатериновской гавани в Карское море для встречи арктического конвоя АБ-55.

За проливом Карские ворота к тральщикам присоединились два эскадренных миноносца. Они шли вместе с нами до мыса Городецкий в Белом море, затем направились в Иоканьгу. Конвой продолжал путь без них.

2 ноября у острова Колгуев гидроакустик ТЩ-114 Н. А. Кучеренко установил контакт с подводной лодкой противника. Я (в то время дивизионный штурман; находился на борту этого тральщика), услышав доклад гидроакустика, поспешил в ходовую рубку. Прошла минута-другая, а корабль изготовился к атаке подводной лодки. Глубинные бомбы, выброшенные установкой, устремились к цели.

Лодка пыталась маневрировать, но не совсем удачно. Когда она подвсплыла, тральщик таранил ее, затем сбросил еще одну серию глубинных бомб. Над водой взметнулся фонтан соляра, вокруг разошлись масляные круги. Есть попадание!.. После повторной атаки на поверхности моря появились различные предметы. Получив наш доклад о том, что вражеская подводная лодка неподвижно лежит на грунте на глубине 82 м, командир конвоя контр-адмирал С. Г. Кучеров приказал ТЩ-114 присоединиться к ледоколам и вступить в охранение. Конвой без потерь прибыл в порт назначения.

Затем было еще немало выходов, но об этом уже другой рассказ.

Капитан 2 ранга в отставке В. Г. ЖИГАЛОВ

Источник - "Военно-исторический журнал", №7 1988 год.

Последнее обновление 09.09.2002

Автор - Антропов Петр, 2001 - 2017.

petivantropov@gmail.com

  Рейтинг@Mail.ru