Главная страница | Античность | Средние века | Новое время | Двадцатый век | Техника | Самолеты | Корабли | Вооруженные силы | США | Технологии и наука Полесская операция 2-го Белорусского фронта

 

Полесская операция 2-го Белорусского фронта

 

Подполковник в отставке С. И. МИХАЛЕВ

ПОЛЕССКАЯ наступательная операция (15 марта—5 апреля 1944 г.) занимает особое место среди операций третьего периода Великой Отечественной войны. Она проводилась ограниченными силами на самостоятельном направлении в труднодоступном лесисто-болотистом районе, в условиях весенней распутицы и бездорожья, что обусловило ряд особенностей в решении оперативных задач и определило в целом ее немаловажное значение для развития советского военного искусства.

Замысел Ставки ВГК па проведение операции исходил из оперативно-стратегической обстановки, сложившейся к весне 1944 года на южном крыле советско-германского фронта. В ходе зимнего наступления советских войск на Правобережной Украине между фронтами, действовавшими на западном и юго-западном стратегических направлениях, к середине февраля образовался значительный разрыв в районе бассейна Припяти, Здесь на более чем 300-километровом участке от устья Птичи (западнее Мозыря) до Рожища (севернее Луцка) действовали войска 61-й армии Белорусского фронта (восемь стрелковых и шесть кавалерийских дивизий) и три дивизии 77-го стрелкового корпуса 1З-й армии 1-го Украинского фронта. При подготовке весеннего наступления Ставка ВГК, планируя сосредоточить основные усилия в полосе 1-го и 2-го Украинских фронтов с целью разгрома вражеской группы армий «Юг» и выхода к Карпатам, учла опасность, которую мог представлять открытый правый фланг 1-го Украинского фронта (по мере продвижения его главных сил в юго-западном направлении возрастала реальная угроза контрудара противника из района Львова). В связи с этим для обеспечения правого крыла стратегической группировки советских войск на Правобережной Украине и развертывания активных боевых действий на самостоятельном ковельско-брестском направлении в стыке Белорусского и 1-го Украинского фронтов 17 февраля 1944 года был создан новый фронт, получивший название 2-го Белорусского (Белорусский фронт при этом переименовывался в 1-й Белорусский). Командующим фронтом стал генерал-полковник П. А. Курочкин, ранее командовавший Северо-Западным фронтом, членом военного совета—генерал-лейтенант Ф. Е. Боков, начальником штаба—генерал-лейтенант В. Я. Колпакчи.

В состав фронта вошли: 61-я армия (командующий генерал-лейтенант П. А. Белов), управление 47-й армии (командующий генерал-лейтенант В. С. Поленов), 70-я армия (командующий генерал-лейтенант И. Ф. Николаев), 125-й стрелковый корпус (командир генерал-майор Ф. А. Пархоменко; с 28 марта 1944 г. — генерал-майор М. С. Филиповский) и 6-я воздушная армия (командующий генерал-лейтенант авиации Ф. П. Полынин)—из резерва Верховного Главнокомандования, а также Днепровская военная флотилия (командующий капитан 1 ранга В. В. Григорьев).

4 марта 1944 года Ставка ВГК поставила 2-му Белорусскому фронту задачу подготовить и провести наступательную операцию с целью выхода основными силами на Западный Буг на участке Брест, Городло, а правым крылом — на Припять на участке Туров, Давыд-Городок, Столиц. Направление главного удара определялось на Ковель — важный узел железных и шоссейных дорог. Овладение им обеспечивало свободу маневра на брестском, холмском и владимир-волынском направлениях. С выходом на Западный Буг войска фронта должны были глубоко охватить с юга вражескую группу армий «Центр», обеспечив тем самым выгодные условия для проведения операций по освобождению Белоруссии и Польши (см. схему). Фронту было приказано перейти в наступление 12—15 марта.

Полесская наступательная операция 2-го Белорусского фронта (15 марта - 5 апреля 1944 г.) Для выполнения поставленной задачи; в состав фронта намечалось включить 22 стрелковые, 6 кавалерийских и три авиационные дивизии, танковую бригаду, пять отдельных танковых полков, до 20 артиллерийских (минометных) полков и другие части. Однако к началу наступления не все войска были сосредоточены в полосе фронта. Некоторые соединсния прибывали уже в ходе начавшейся операции. Практически. указанный состав фронта сложился лишь на ее заключительном этапе (таблица1).

По сравнению со своей штатной численностью стрелковые дивизии фронта имели некомплект личного состава свыше 40 проц.и насчитывали от четырех до шести тысяч человек, что являлось в целом характерным для большинства соединений действующей армии к началу третьего периода войны из-за значительных потерь, понесенных советскими войсками в летне-осенней кампании 1943 года. Прибывшие из резерва Ставки ВГК дивизии были укомплектованы по временным штатам, до 7100—7300 человек.

Сравнение боевого состава 2-го Белорусского фронта с другими фронтами, действовавшими на Правобережной Украине, показывает, что это было самое малочисленное оперативное объединение на юго-западном стратегическом направлении.

Таблица 1

Боевой состав 2-го Белорусского фронта.

Силы и средства 61 А 70 А 47 А резервы фронта Всего во фронте
Стрелковые дивизии 10/9 2/4 6/10 —/2 18/25
Кавалерийские дивизии 3/— 3/6 6/6
Танковые бригады 1/- -/1 1/1
Танковые и самоходно-артиллерийскне полки 2**/- 1/5 2**/4** 5/9
Всего личного состава, тыс. человек 68,2/51,9 16,3/43,4 50,1/60,5 14,8/41,6 149,4/197,4
Орудий и минометов 1438/1238 425/648 937/1564 219692 3039/4142
Танков и САУ 58/12 21/61 41/118 120/191
Боевых самолетов 122***/181

Примечание. В числителе данные на 15 марта, в знаменателе — на 5 апреля 1944 года.

* Составлена по данным ЦАМО: ф 237, оп. 2472, д. 8, лл. 20—23; ф. 402. он. 9311. д 23, лл. 106, 148; ф. 418, оп. 10736. д. 23. лл. 58, 59. 63. 64; ф. 427, оп. 11143. д. 25, лл. 8, 10.

** В составе кавалерийских корпусов.

*** По состоянию на 18 марта 1944 года.

Так, 1-й Украинский фронт, полоса наступления которого в марте 1944 года была всего на 50 км шире, чем 2-го Белорусского фронта. имел в своем составе стрелковых дивизий в 3,3 раза. людей в 6 раз, орудий, минометов и самолетов в 4 раза танков и самоходно-артпллерийских установок в 9,5 раза больше.

Перед 2-м Белорусским фронтом на рубеже Припяти оборонялись войска правого крыла 2-й армии группы армий «Центр», а в районе Ковеля — соединения 4-й танковой армии группы армий "Юг". . На южном берегу Припяти, в районе Давыд-Городок, Столин, Пинск противник удерживал обширный плацдарм до 70 км по фронту и до 30 км в глубину. 00-километровый участок фронта по западному берегу Стохода от Любешова до железной дороги Ковель — Сарны прикрывался слабыми силами — гарнизонами отдельных опорных пунктов.

Важным узлом в системе вражеской обороны был район Ковеля. Здесь действовала сводная группа войск СС фон Баха (с 15 марта — «группа Гнлле»), насчитывавшая более 8500 человек. Сам Ковель был хорошо укреплен. Тактические и ближайшие оперативные резервы противника на этом направлении составляли части немецкой охранной дивизии, двух венгерских пехотных дивизий и восстановленной после понесенного поражения в районе Корсунь-Шевченковского танковой дивизии СС «Викинг»3.

Район боевых действий—Полесье (бассейн Припяти) — равнинная лесистая низменность с многочисленными озерами и болотами, пересеченная густой сетью рек и каналов. Притоки Припяти Стоход, Турья, Выжевка и сама Принять в ее верхнем течении образуют ряд естественных рубежей, труднопреодолимых в условиях весеннего разлива. Дорожная сеть развита слабо, а продвижение войск вне дорог из-за обширных болот значительно затруднено. Этот район традиционно считался непригодным для ведения боевых действий крупными массами войск. Например, в летней кампании 1941 основные силы вражескнх групп армии "Центр" и «Юг» обходили его с севера и юга.. Таким образом, развертывание советскими войсками фронтовой наступательной операции в Полесье явилось неожиданностью для противника.

В решении командующего 2-м Белорусским фронтом были учтены особенности вражеской группировки и условия местности в полосе предстоящего наступления. По замыслу операции с целью окружения и уничтожения ковельской группировки противника главный удар в обход Ковеля с севера и юга наносила 47-я армия. 70-я армия получила задачу, наступая на брестском направлении, овладеть Камень-Каширским. 60-й армии предстояло ликвидировать вражеский плацдарм на южном берегу Припяти в районе Столина4. В последующем войска 47-й и 70-й армий должны были выйти на Западный Буг. Глубина ближайшей задачи армий ударной группировки фронта планировалась 40 — 50 км, дальнейшей— 120—130 км.

Полоса наступления фронта составляла более 350 км. В силу этого его оперативное построение было одноэшелонным. 70-я армия вводилась в сражение в стыке между 61-й и 47-й армиями. В резерв фронта выделялся 7-й гвардейский кавалерийский корпус, который до 14 марта находился в полосе 61-й армии, а с началом наступления был выдвинут в полосу 47-й армии — на ковельское направление.

Особенность замысла операции заключалась в том, что удар главных сил фронта (47-я и 70-я армии) был направлен в стык групп армий «Центр» и «Юг», слабо прикрытый войсками противника. При этом ударная группировка фронта наступала на запад, тогда как правофланговая 61-я армия действовала фронтом на север. Армии ударной группировки, в свою очередь, наступали по расходящимся направлениям: 70-я—на Камень-Каширский, Брест, а 47-я — на Ковель, Любомль. Развивая наступление в сторону Бреста, наши войска выходили в глубокий тыл группы армий «Центр», а продвигаясь на Любомль, способствовали успеху 1-го Украинского фронта, проводившего в это время Проскуровско-Черновицкую операцию (4 марта - 17 апреля 1944 г.).

На подготовку операции отводилось 10 суток. За это время из 11 стрелковых дивизий, предназначенных для передачи в состав фронта из резерва Ставки ВГК, прибыли семь, а из пяти танковых полков только один6. К началу наступления из 14 дивизий, которые должны были пополнить ударную группировку фронта, в исходных районах находились только семь. К 14 марта 61-я армия сумела перебросить на свое левое крыло для наступления на сталинском направлении, где сосредоточивались ее основные усилия, управление 9-го гвардейского стрелкового корпуса и одну дивизию. Две другие дивизии были переданы 70-й армией. 6-я воздушная армия лишь к 18 марта, т. е. на четвертый день операции, смогла перебазировать из района Невеля под Сарны около 70 проц. своего боевого состава (122 самолета из 181) .

Особенно сложным было положение с материальным обеспечением войск фронта: имелось всего 0,5—1,2 боекомплекта боеприпасов, 2 заправки автобензина и около трех заправок дизельного топлива.

Прибытие войск в состав 70-и и 47-й армий, переброска соединений 61-й армии и подвоз материальных средств осуществлялись по единственной железнодорожной магистрали, которая подвергалась ударам авиации противника. Достаточных средств для ее прикрытия фронт не имел. Хотя в тыловых районах фронта выполнялся большой объем работ по строительству и ремонту дорог и мостов (в полосе 47-й армии был построен железнодорожный мост через Стырь и автомобильный через Горынь), преодолеть трудности в сосредоточении войск, перебазировании авиации и подвозе материальных средств не удалось до самого конца операции. Обстановка в тылу 2-го Белорусского фронта осложнялась диверсионными действиями банд украинских националистов. Для борьбы с ними командование было вынуждено использовать немногочисленные фронтовые резервы.

Политорганы и партийные организации проводили большую работу по поддержанию в войсках высокой бдительности и боевой готовности. Особое внимание в работе с личным составом прибывавших из резерва частей и соединений уделялось доведению боевых задач, созданию высокого наступательного порыва, подготовке к действиям в лесисто-болотистой местности. Из-за нехватки времени и транспортных трудностей мероприятия по подготовке наступления в полном объеме завершены не были. Большая часть соединений вводилась в сражение с ходу, без достаточной огневой поддержки и материального обеспечения.

Войска фронта перешли в наступление в разное время, не закончив сосредоточение сил. На главном направлении 47-я армия 13 марта нанесла удары тремя стрелковыми дивизиями (143, 60 и 260-й) с рубежа Боровно, Великий Обзыр на Несухоеже в обход Ковеля с севера и двумя стрелковыми дивизиями (175-й и 328-й) с рубежа Навуз, Топильно в обход города с юга. К 18 марта войска армии, действуя в условиях труднопроходимой лесисто-болотистой местности, продвинулись на 30— 40 км и завершили окружение ковельской группировки противника, перерезав дороги из Ковеля на Брест и Любомль.

В окружении врага большую роль сыграла 143-я стрелковая дивизия (командир полковник М. М. Заикин). За двое суток (14 - 16 марта) она продвинулась из района Несухоеже на 30 км и отрезала противнику пути отхода из Ковеля. При этом два ее полка были развернуты фронтом на восток, а третий — на запад. С подходом частей 60. 260 и 175-й стрелковых дивизий все три полка 143-й стрелковой дивизии выдвинулнсь на внешний фронт окружения, в район 10—12 км западнее Ковеля. Сюда же выдвигался второй эшелон 47-й армии - 76-я стрелковая дивизия. 328-я стрелковая дивизия, действуя на левом фланге армии, вышла на железную дорогу Ковель—Рожище и овладела Туринском. Таким образом, к моменту завершения изоляции ковельской группировки противника (19 марта) на внешнем и внутреннем фронтах окружения действовали по три стрелковые дивизии. Кольцо окружения было к этому времени сжато до окраин города.

С 19 по 26 марта три дивизии 47-й армии вели тяжелые бои за овладение Ковелем, но безрезультатно. Командование армии не сумело организовать штурм города в короткие сроки. Оборона противника и состав его сил в достаточной степени разведаны не были, ошибочно предполагалось, что в блокированном гарнизоне царит паника и ликвидация его дело двух-трех дней. Командование фронта в этот период также не имело четкого представления об обстановке в районе Ковеля. В ходе боев стало ясно, что ковельский узел сопротивления — достаточно серьезный объект. Вместе с тем наращивание сил 47-й армии за счет резерва Ставки ВГК осуществлялось медленно. Лишь к 1 апреля ее состав был доведен до девяти дивизий и пяти танковых полков (из них шесть соединений и четыре танковые части действовали на внешнем фронте окружения). Ненастная погода (дожди, перемежавшиеся снегопадами) и недостаток сил не позволили 6-й воздушной армии обеспечить эффективную поддержку наступавших войск. Войскам нс хватало боеприпасов, а приведшие в негодность грунтовые дороги затрудняли их своевременный подвоз. Для переброски грузов пришлось использовать самолеты 242-й ночной бомбардировочной авиационной дивизии, которые за пять суток (26 - 31 марта) доставили в район Ковеля 93 т боеприпасов, но этого было недостаточно. К 27 марта командование фронта убедилось, что войска 47-й армии не в состоянии ликвидировать окруженную группировку, а на внешнем фронте силы противника значительно возросли и угрожают прорывом блокады. Тем не менее меры по дальнейшему усилению 47-й армии и отражению деблокирующего контрудара врага запоздали.

70-я армия в составе двух стрелковых дивизий (160-й и З8-й гвардейской) была введена в сражение 13 марта с плацдармов на западном берегу Стохода на 40-километровом участке от Любешова до Борозно. За 5 суток ее войска продвинулись на глубину до 60 км и к 17 марта вышли на рубеж канала Турски, где были остановлены подошедшими резервами противника. К 29 марта гитлеровцам удалось потеснить наши части и соединения на 10—12 км — за Припять и Выжевку. Такнм образом, 70-я армия выполнила задачу по оперативному обеспечению маневра 47-й армии на окружение ковельской группировки противника, но для разгрома подошедших резервов врага и выхода на Западный Буг в район Бреста ее сил оказалось недостаточно. Лишь к началу апреля она была усилена еще двумя дивизиями, но изменить обстановку в своей полосе уже до конца операции не смогла.

К концу марта — началу апреля в полосе действии 70-й и 47-и армий противник сосредоточил до восьми дивизии, в том числе три танковые, а также лыжно-егерскую бригаду и пять бригад штурмовых орудий. Управление войсками на ковельском направлении с 28 марта возглавило командование 2-й армии группы армии "Центр". Основные усилия врага были направлены на деблокаду ковельского гарнизона. Пополнив свою группировку, действовавшую вдоль шоссе Любомль — Ковель частями 4-й танковой дивизии, противник сосредоточенным ударом на узком участке фронта прорвал боевые порядки 143-й стрелковой дивизии и ценой больших потерь 4 апреля вышел в район Ковеля, где соединился с окруженными частями.

Неудачно развивалось наступление и на правом фланге фронта. Ударная группировка 61-й армии — 9-й гвардейский стрелковый корпус — перешла в наступление 16 марта. Действуя в полосе шириной 24 км, соединения корпуса за 10 суток продвинулись всего на 4—8 км и поставленную задачу выполнить не смогли. Плацдарм противника в районе Столина ликвидирован не был. К 20 марта войскам 61-й армии удалось лишь очистить участок южного берега Припяти между Мозырем и Туровом. Причинами неудачи явились неудовлетворительная организация разведки и управления войсками, а также слабая огневая подготовка и поддержка наступавших войск: при плотности всего 15— 18 орудий и минометов на 1 км фронта артиллерия вынуждена была вести огонь преимущественно по площадям, так как цели разведаны не были.

В начале апреля по указанию Ставки ВГК в район боевых действий прибыл командующий 1-м Белорусским фронтом генерал армии К. К. Рокоссовский. Ознакомившись с обстановкой, он пришел к выводу о нецелесообразности проведения частной наступательной операции по освобождению Ковеля. В связи с этим директивой Ставки ВГК с 5 апреля 2-й Белорусский фронт был расформирован, его поиска переданы в состав 1-го Белорусского, а полевое управление выведено в резерв.

. Полесская операция отличается рядом особенностей. Из-за жестких сроков ее подготовки ударная группировка фронта заблаговременно создана не была. Соединения вводились в сражение по мере их прибытия в полосу фронта после 120—150-километрового марша. Оттого что была всего одна железнодорожная магистраль, этот процесс растянулся почти до самого конца операции (см. табл. 2).

Таблица 2

Изменение боевого состава ударной группировки 2-го Белорусского фронта в ходе операции *

Объединения и соединения Дата СД, КД Люди, тыс. человек Орудия, минометы Танки, САУ Самолеты
70-я и 47-я армии 15.3.44г. 8 66,4 1362 21 122
70-я и 47-я армии, 25-й стрелковый и 7-й гвардейский кавалерийский корпуса 5.4.44 г. 19 128,3 2635 128 181

* Таблица составлена по данным ЦАМО, ф. 237, он. 2472. д. 8, лл. 20—23, 45—50.

Фронт наступал одновременно по двум расходящимся направлениям. Наступление главной ударной группировки началось ограниченными силами в полосе до 110 км, с разрывом между 47-й и 70-й армиями до 20 км. Средняя оперативная плотность войск в начале операции была низкой и составляла около 14 км на одну стрелковую дивизию, 12,4 орудия и миномета и 0,2 танка на 1 км фронта. Полосы наступления дивизий достигали значительной ширины: в 70-й армии—15—25 км, в 47-й—12—15 км. По этой причине первоначальный удар войск отличался недостаточной силой, темпы продвижения соединений были низкими, что дало возможность противнику перебросить на ковельское направление резервы и оказать организованное сопротивление наступающим, а затем нанести контрудары. Лишь к концу операции боевые порядки войск несколько уплотнились: к 5 апреля в полосе 47-й армии на 70-километровом фронте развернулись 10 дивизий. Здесь же были сосредоточены резервы фронта (две стрелковые и три кавалерийские дивизии). В результате оперативная плотность войск возросла почти в 2 раза (по танкам—в 6 раз) . Однако существенного превосходства над противником достигнуто не было, поскольку ему удалось также нарастить свои силы в районе Ковеля.

Маневр на окружение ковельской группировки врага, предпринятый по инициативе командования фронта, являлся характерным для ряда наступательных операций на Правобережной Украине зимой 1944 года. В отличие от других операций, окружение противника в районе Ковеля осуществлялось без участия подвижных войск, лишь стрелковыми соединениями, которые использовали не занятые войсками участки в обороне противника. Хотя им удалось замкнуть кольцо вокруг Ковеля активно действующего внешнего фронта окружения создано не было. Командование фронта не использовало для этого имевшиеся у него резервы—7-й гвардейский кавалерийский корпус (3 дивнзии) и две дивизии 25,-го стрелкового корпуса, что явилось основной причиной незавершенности операции.

Операция из-за слабого боевого состава 6-й воздушной армии, опоздания с ее перебазированием и неблагоприятных погодных условий проводилась при малоэффективной авиационной поддержке. Управление войсками штабом фронта и штабами армий осуществлялось недостаточно оперативно. Командные пункты армий в ходе наступления находились в 20—60 км, а командный пункт фронта в 50 км от боевых порядков первого эшелона. Связь в звене фронт — армия поддерживалась главным образом по телеграфу, радиосредства использовались мало. Штабы объединений недостаточно точно знали обстановку и несвоевременно реагировали на ее изменения.

В результате этих причин, а главное, из-за недостатка сил и средств 2-му Белорусскому фронту не удалось полностью выполнить задачи, поставленные Ставкой ВГК. Тем не менее, несмотря на незавершенный в целом характер операции и неудачный исход борьбы с окруженной ковельской группировкой противника, наступление в Полесье оказало существенную помощь 1-му Украинскому фронту в разгроме левого крыла вражеской группы армий «Юг». На пинском, брестском и ковельском направлениях наши войска сковали крупные силы противника более восьми дивизий, в том числе три танковые, благодаря чему был обеспечен правый фланг 1-го Украинского фронта в решающий момент Проскуровско-Черновицкой операции. Противник потерял свыше 10 тыс. человек убитыми и пленными, до 100 орудий и минометов, 50 танков, 36 самолетов. Были созданы выгодные условия для нанесения удара во фланг и тыл вражеской группе армий «Центр», реализованные три месяца спустя в Люблин-Брестском операции 1-го Белорусского фронта.

Опыт Полесской операции составил определенную ценность для развития советского военного искусства в третьем периоде Великой Отечественной войны. Войска получили практику ведения наступления в лесисто-болотистой местности, действий по отдельным направлениям с широким применением обходов и охватов опорных пунктов и узлов сопротивления врага. Поучительным моментом операции явилось успешное осуществление маневра на окружение противника стрелковыми войсками и одновременное создание внутреннего и внешнего фронтов окружения. Действия 143-й стрелковой дивизии, части которой сыграли важную роль при завершении окружения ковельской группировки, являются примером смелого маневра войсками в оперативной глубине. Представляет интерес также наращивание сил ударной группировки фронта в ходе наступления вводом в сражение прибывавших соединений. Опыт наступления 2-го Белорусского фронта в Полесье с учетом его недостатков был успешно использован в летнем наступлении советских войск в Белоруссии.

Источник - Военно- исторический журнал №3 1988 год

Последнее обновление 18.04.2003 год

        Антропов Петр, 2001 - 2016.   Обратная связь:   petivantropov@gmail.com