Главная страница | Античность | Средние века | Новое время | Двадцатый век | Техника | Самолеты | Корабли | Вооруженные силы | США | Технологии и наука Ремагенский «гнойник»

 

Ремагенский «гнойник»

 

Операция по овладению стратегическим мостом у Ремагена вошла во все учебники по военной истории американской армии. Конечно, этот эпизод не идет ни в какое сравнение с обороной Брестской крепости или Сталинградской битвой, которые в сознании наших людей ассоциируются с понятием подвига. Но в национальном сознании американцев бой за Ремагенский мост имеет столь же огромное значение, как для нас — героизм защитников Брестской крепости...

Что же происходило в начале марта 1945 года у Ремагенского моста? Американские источники подробно описывают события того времени.

Железнодорожный мост у населенного пункта Ремаген

Железнодорожный мост у населенного пункта Ремаген на Рейне был построен еще в 1916 году и получил название мост Людендорфа — в честь национального героя времен первой мировой войны. Общая длина моста составляла 350 метров.

Мост представлял собой прочное инженерное сооружение и состоял из трех симметричных арочных пролетов, опиравшихся на каменные основания. Два железнодорожных состава могли пересекать мост в разных направлениях одновременно. Издали мост выглядел как неприступная крепость — сходство с крепостью придавали по две каменные башни с каждого края моста. На восточном берегу железнодорожная ветка буквально через несколько десятков метров от моста уходила в туннель, сделанный в отвесной скале.

Еще за год до начала второй мировой войны немецкое командование разработало тщательную схему подрыва моста. Электрический взрыватель был соединен специальным кабелем в металлической защитной трубе с зарядом взрывчатого вещества. Предусматривался и подрыв моста вручную, если бы электрический взрыватель вышел из строя .

Позднее, в конце 1944 года, немецкие инженеры создали на западном берегу Рейна перед Ремагенским мостом дополнительное минное заграждение. В результате взрыва должен был образоваться глубокий противотанковый ров,что позволило бы выиграть время для планомерного подрыва самого моста.

Итак, с инженерной точки зрения Ремагенский мост действительно представлял собой уникальный стратегический объект, важность которого признавалась самим немецким командованием. Он был ключевым пунктом в немецкой обороне. Когда же мост оказался в руках американцев, он приобрел ключевое значение в их оперативном построении.

Об этом довольно критично пишет в своих дневниках Геббельс:

«Что касается самого плацдарма, то его дальнейшая судьба известна. Мы слишком часто сталкивались с этим на востоке и не можем оставаться в неведении. Раз плацдарм создан и нет больше сил для его ликвидации, то он в большинстве случаев становится гнойником, и не требуется много времени, чтобы гной растекся по жизненным органам...»

Как же получилось, что столь важный стратегический объект практически без боя оказался в руках американцев?

Офицером, ответственным за инженерное обеспечение моста, весной 1945 года был капитан Фрезенхан, отлично знавший план подрыва моста в экстренной ситуации. Однако в начале марта он получает приказ, в котором подробно расписывались его полномочия в свете недавнего инцидента с мостом у населенного пункта Колон. Тогда от взрыва американской авиабомбы преждевременно детонировали заряды взрывчатки, заложенные самими немцами в основания моста.

Теперь Фрезенхан получил строгие указания заложить взрывчатку только тогда, когда линия фронта приблизится к мосту на расстояние 8 километров, а взрыватели запрещалось устанавливать до тех пор, пока "уничтожение моста станет неизбежным". Кроме того, в в приказе сверху устанавливалось, что все приказы об уничтожении моста должны быть в письменной форме от офицера, ответственного за тактическую оборону моста.

Вплоть до полудня 7 марта офицером, ответственным за тактическую оборону Ремагенского моста, был капитан Братге. Целый день он провел у телефона, пытаясь связаться со штабом группы армий «Б» для получения инструкций. Дежурный офицер, с которым Братге в конце концов смог переговорить, уверил его, что на Ремагенском направлении ничего серьезного не предвидится, а вот на Боннском направлении идут тяжелые бои.

Братге прикинул свои силы. 36 солдат из его роты плюс еще несколько саперов из группы Фрезенхана да еще отряды фольксштурма, которые даже и не находились в его формальном подчинении. Зенитчики со своими орудиями, прикрывавшие мост с воздуха, еще в полдень снялись с западного берега Рейна и ушли вместе с отступающими немецкими войсками в Кобленц.

Братге пытался связаться со своим командованием, обещавшим не менее полка для обороны моста у Ремагена,но безрезультатно. Капитану удалось даже задержать остатки разбитого батальона 3-й парашютной дивизии и заставить его офицеров организовать оборону перед мостом. Однако немецкие парашютисты очень быстро один за другим ретировались вместе с с другими отходящими через мост немецкими частями.

В тот же день 7 марта в 11.35 на позиции перед мостом прибыл майор Ганс Шеллер из 67-го армейского корпуса, который заявил, что ему генерал Хитцфельд поручил организацию обороны Ремагенского моста. Братге был рад отдать свои полномочия «добровольцу» из вышестоящего штаба: всегда лучше быть исполнителем, чем ответственным за серьезное дело.

Шеллер был настроен достаточно осторожно к тому, чтобы подрывать мост. Он считал, что и запасе еще есть время, чтобы обеспечить беспрепятственную переброску на восточный берег всех немецких частей, отступающих вместе с техникой и вооружением.

А в это время американская боевая группа подполковника Л. Энгемана, специально специально созданная для захвата моста у Ремагена, выдвигалась по направлению к Рейну. Впереди группы действовал разведывательный дозор в составе пехотного взвода под командованием второго лейтенанта (лейтенанта) Бэрроу. Днем 7 марта около 13.00 дозор вышел на опушку леса и увидел раскинувшийся внизу Ремагенский мост. Он был цел и невредим.

Бэрроу доложил об этом своему командиру роты первому лейтенанту (старшему лейтенанту) Карлу Тиммерману, который, в свою очередь, связался с подполковником Энгеманом.

Когда информация об увиденном дошла наверх, она вызвала у американского командования шок. Стратегический мост через Рейн — и до сих пор невредимый! В это трудно было поверить.

Лейтенамт Тиммерман получает решительный приказ: быстро выдвинуться в направлении моста и попытаться захватить его сходу. По данным разведки американцев, Ремагенский мост должен был взлететь в воздух в 16.00. Времени оставалось в обрез.

Рота Тиммермана с поддерживавшими ее танками прорвалась к мосту около 16.00. На подходе к объекту американская пехота подверглась сильнейшему обстрелу из пехотного оружия. И вдруг перед американскими танками и бронемашинами из-под земли с грохотом встала стена огня, дыма, пыли и земли. Немцы подорвали минные заграждения перед мостом.

Когда пыль немного улеглась, американцы увидели на другом берегу снующих немцев, готовившихся к подрыву самого моста.

Майор Шеллер и капитан Братге вместе со своими солдатами укрылись в железнодорожном туннеле на восточном берегу Рейна. Туда же по мосту устремился и капитан Фрезенхан. Разорвавшийся рядом танковый снаряд контузил капитана, минут на 15 он потерял сознание.

А дальше все развивалось в лучших традициях немецкой бюрократии. Приказы должны выполняться пунктуально. Братге, осознавая критичность ситуации, призвал Фрезенхана потребовать команды от Шеллера на подрыв моста. Шеллер такую команду дал, но Братге потребовал отдать приказ в письменной форме. Затем Братге выскочил из туннеля, чтобы дать команду на взрыв Фрезенхану А тот, в свою очередь, помня инструкции сверху, потребовал передать ему этот приказ в письменной форме. Время шло...

Наконец, все формальности были соблюдены. Оставалось только повернуть рукоятку взрывного устройства. Укрывшиеся в туннеле немцы замерли в ожидании оглушительного грохота. Фрезенхан повернул рукоятку. Тишина. Второй, третий раз — вновь тишина.

Немцы поняли, что кабель где-то оказался перебитым. Никакой возможности восстановить его уже не было: американцы простреливали мост насквозь. Оставался только последний вариант: подорвать мост вручную путем поджога бикфордова шнура. Для этих целей нужен был доброволец.

Один из сержантов вызвался выполнить эту миссию и пополз по мосту вперед. Прошла целая вечность, пока мощный взрыв не потряс мост до основания. Фрезенхан вздохнул облегченно: задача выполнена.

Когда дызм рассеялся, немцы, к своему ужасу увидели,что Людендорфский мост остался цел... Этим быстро воспользовались американцы. Группа лейтенанта Тиммермана под прикрытием пулеметного огня и танковых пушек устремилась по мосту на восточный берег. Вместе с пехотинцами шли саперы, которые перерезали на всякий случай любые кабели и провода, которыми в избытке был опутан весь мост.

Первым американцем, вступившим на восточный берег Рейна, стал сержант Алекс Драбик. Через мгновение вслед за ним на другой берег реки выскочили лейтенант Тиммерман и его солдаты.

Майор Шеллер раз за разом пытался связаться со своим командованием, чтобы доложить обстановку. Это ему никак не удавалось. Майор вскочил на велосипед и по туннелю устремился на восток, чтобы доложить ситуацию лично.

Весь немецкий гарнизон, оборонявший мост, во главе с капитаном Братге и капитаном Фрезенханом сдался американцам.

«Гнойник» — американский плацдарм на восточном берегу Рейна возле Ремагена — начал развиваться и набирать силу. Через 24 часа после овладения мостом по нему на восточный берег Рейна переправились почти 8 тысяч американских солдат с танками и артиллерией. Войска прибывали и прочно закреплялись на противоположном берегу реки.

Потеряв стратегический мост через Рейн столь неожиданным образом, немецкое командование начало разрабатывать планы его возвращения. Возглавить улар по американскому плацдарму у Ремагена было поручено генералу Байерлейну, в распоряжение которого передавались «остатки» нескольких частей: танковой дивизии «Леер» (300 солдат и 15 танков), 9-й танковой дивизии (600 солдат и 15 танков), 106-й танковой бригады (5 танков). На подходе была 11-я танковая дивизия, в которой на тот момент насчитывалось 4 тысячи человек. 25 танков и 18 орудий. Общая численность разношерстного корпуса Байерлейна составила около 10 тысяч человек.

С этими силами немцы пытались несколько раз ограничить расширение американского плацдарма на восточном берегу Рейна вокруг Ремагенского моста, однако все их попытки потерпели крах.

Для уничтожения моста немцы предприняли целый ряд мер. Прежде всего, артиллерия противника два дня — 8 и 9 марта — вела интенсивный огонь по мосту и плацдарму с темпом один выстрел каждые две минуты. Однако уже 10 марта темп стрельбы снизился до 4—5 выстрелов в час. Мост стоял.

С самого утра 8 марта немецкая авиация начала массированные налеты на мост и плацдарм. Бомбы взрывались и на мосту и возле него, американцы несли потери.

За 9 дней зенитная артиллерия союзников уничтожила 109 немецких самолетов и повредила еще 36 машин из общего количества 367 самолетов, атаковавших плацдарм. Мост стоял.

И тогда немцы прибегли к использованию своего «секретного» оружия. Первым этапом стало применение 540-мм гаубицы «Карл Густав» весом 132 тонны Каждый снаряд гаубицы весил почти две тонны, но после нескольких выстрелов, разрушивших близлежащие дома. гаубица замолчала. Немцы вынуждены были эвакуировать вышедшее из строя орудие. Мост у Ремагена стоял.

После неудачи с орудием «Карл Густав» следующим шагом немцев стало применение ракет V-2. В период с 12 по 17 марта немецкая ракетная часть, дислоцированная в Нидерландах, произвела 11 пусков ракет, что явилось первым и единственным применением ракет У-2 в тактических целях во Второй мировой войне. Одна из ракет поразила жилой дом недалеко от моста, в результате чего погибло трое и было ранено 15 американских солдат. Все остальные ракеты не причинили вообще никакого ущерба: три упали в Рейн, пять ракет взорвались западнее моста, одна упала возле Колона и еще одна так и не была обнаружена.. Ремагенский мост стоял.

В ночь на 16 марта немцы в попытках подорвать Людендорфский мост прибегли к последнему средству: подводным диверсантам. Однако американцы были готовы к такому повороту событий и предпринимали все меры к обороне моста от немецких боевых пловцов, включая специальные подводные сети. дежурство снайперов на мосту, постановку минно-взрывных заграждений в воде, использование танковых прожекторов.

Выделенные для диверсии семь немецких пловцов в первую ночь не смогли выполнить боевую задачу из-за бдительности американцев. В следующую ночь при выходе на берег боевые пловцы были ослеплены прожекторами и, видя безвыходность своего положения, сдались американцам. А Людендорфский мост оставался невредимым ... Самое удивительное, что Ремагенскнй мост так и не был разрушен немцами. Он рухнул в воды Рейна сам. Это произошло второй половине дня. В тот момент на самом мосту находилось около 200 американских инженеров и рабочих, производивших ремонтные и профилактические работы. Неожиданно мост треснул, заскрежетал металл, раздался грохот. После недолгой конвульсии мост рухнул в воду, унеся с собой жизни 28 американцев. Инженерная конструкция не выдержала всех тех взрывов и сотрясений, которые ей пришлось испытать за прошедшие дни.

Таков был конец моста у Ремагена. Но через Рейн были уже наведены паромные переправы для переброски американских войск. Плацдарм на восточном берегу Рейна существовал и расширялся

Источник - С. Я. Лавренев, И. М. Попов "Крах III рейха", М., "АСТ", 2000.

Последнее обновление 8.03.2003 год

Автор - Антропов Петр, 2001 - 2017.

petivantropov@gmail.com

  Рейтинг@Mail.ru