Главная страница | Античность | Средние века | Новое время | Двадцатый век | Техника | Самолеты | Корабли | Вооруженные силы | США | Технологии и наука Неблагоприятное стечение обстоятельств.

 

Неблагоприятное стечение обстоятельств.

 

Неблагоприятное стечение обстоятельств.

Борис Рыбников,
инженер, Клайпеда.

Ваша пресса, сэр! - Джон Таунбридж, владелец таверны в английском городке Мильфорд-он-Си, что в графстве Хемпшир, подал пачку газет пожилому мужчине. Коммодор в отставке Реджинальд Редмонд привык появляться здесь ровно в 10 часов утра, чтобы выпить чашку чая и просмотреть свежие газеты. И на этот раз он неторопливо развернул "Таймс".

- Посмотрим, что нового на фронтах... Нет, это же возмутительно! - Внезапно покраснев от гнева, Редмонд повернулся к Таунбриджу.- Вы только послушайте, что пишут: "Вице-адмирал Циллиакс добился успеха там, где проиграл герцог Медина-Сидония. Начиная с XVII века британская морская мощь не испытывала такого унижения..."

- Что там стряслось, сэр? поинтересовался тот.

- Как что? Позавчера немецкие корабли, целая эскадра, прошли через Канал (так англичане называют центральную часть Ла-Манша. - Б. Р.) из Бреста в Северное море! И это в радиусе действия нашей авиации, под прицелом наших береговых батарей, через наши минные поля! - кипятился всегда сдержанный коммодор. - Да как такое вообще могло случиться?

Тем же вопросом в феврале 1942 года задавались миллионы англичан. Да, Британии довелось пережить трагедии - взять хотя бы гибель линейного крейсера "Худ", потопленного в мае 1941 года со всем экипажем германским линкором "Бисмарк". Но "Худ" погиб в бою, и честь флота не понесла урона. А теперь? Впрочем, для того чтобы уяснить ситуацию, обратимся к событиям конца 1941 года.

Тогда нацистский флот располагал внушительными силами. На Балтике дислоцировались новейший линкор "Тирпиц", тяжелые крейсера "Адмирал Хиппер" и "Адмирал Шеер", 4 легких крейсера и эсминцы. В Бресте стояли линкоры "Шарнгорст", "Гнейзенау" и тяжелый крейсер "Принц Ойген". В портах оккупированной нацистами Норвегии базировались эсминцы и субмарины.

Британский же флот метрополии насчитывал тогда линкоры "Кинг Джордж V" и "Родней", устаревший линейный крейсер "Ринаун", авианосец "Викториес", 4 тяжелых и 6 легких крейсеров, эсминцы. Последних не хватало даже для охраны союзных конвоев, следовавших через центральную Атлантику.

Опасения перед возможным нападением на эти конвои крупных надводных кораблей противника, в том числе брестской эскадры, склонили британское адмиралтейство предпринять на этот порт грандиозный налет. В январе 1942 года 612 бомбардировщиков сбросили на него 908 бомб, что не причинило, однако, линкорам сколько-нибудь серьезных повреждений.

Как оказалось, чины адмиралтейства беспокоились напрасно. Внимание Гитлера было приковано к Восточному фронту, где вермахт потерпел первые серьезные поражения под Москвой, Ростовом и Тихвином. Поэтому Гитлер решил прекратить операции надводных кораблей в центральной Атлантике и сконцентрировать их в северной Норвегии, откуда они могли наносить удары по арктическим конвоям, следовавшим в порты Советского Союза. 12 декабря 1941 года он приказал перебросить в норвежские воды и стоявшие в Бресте "Шарнгорст", "Гнейзенау" и "Принц Ойген", которым предстояло прорваться через пролив Ла-Манш. Подробный план этой операции "Цербер" детально разработал командующий брестской эскадрой вице-адмирал Циллиакс.

Выход эскадры из Бреста наметили на 19 ч 30 мин 11 февраля 1942 года. Как и следовало ожидать, подготовка операции не прошла не замеченной английскими разведчиками, о чем они своевременно донесли в Лондон. Еще в 1941 году был разработан план контроперации "Фуллер", предусматривавший ряд мер, направленных на предотвращение этого прорыва. В частности, британской авиации было приказано сбросить магнитные, донные мины на неприятельских фарватерах в проливе, минные заградители "Менксмен" и "Уэлшмен" выставили дополнительное заграждение между Уэссаном и Булонью. В боевую готовность были приведены береговые батареи, подразделения самолетов-торпедоносцев и бомбардировщиков, дивизион эсминцев. Торпедные катера, стоявшие в Дувре, усилили еще одной флотилией. В районах Бреста, острова Уэссан, между портами Гавр и Булонь организовали постоянные воздушные дозоры. 11 февраля в воды, омывавшие Брест, отправили подводную лодку "Силайон", командиру которой предписали непрерывно наблюдать за вражескими кораблями. Казалось, учтено было все. Однако...

Брестская эскадра вышла в море в 20 ч 45 мин, с часовым опозданием из-за воздушного налета на порт. Ночь была безлунной, над водой висела дымка. Но командир "Силайона" не заметил противника отнюдь не по этой причине. Во время бомбежки он счел возможным уйти с позиции, чтобы подзарядить аккумуляторы.

Не видел эскадры и патрульный самолет, который вернулся на базу из-за поломки бортового локатора. Другая машина, высланная в тот же квадрат двумя часами позже, врага, естественно, уже на застала.

Тем временем эскадра шла проливом 7-узловым ходом и в 5 ч 30 мин 12 февраля миновала остров Олдерни. На рассвете над кораблями повисли "мессершмитты" воздушного прикрытия.

В 10 ч 30 мин корабли вышли на траверз устья Соммы, а британское адмиралтейство все еще не подозревало о их выходе из Бреста. Кстати, часом раньше на экранах британских береговых радиолокаторов возникли помехи. Впрочем, подобное бывало и раньше, поэтому штабисты не придали им значения.

Два английских истребителя "спитфайр", вылетевшие на разведку, увидели в проливе какие-то корабли, но приняли их за один из своих конвоев. Лишь по возвращении на аэродром пилот отметил, что какой-то корабль походил на линкор.

В 10 ч 42 мин два других "спитфайра", преследуя вражеский самолет, вынырнули из облаков как раз над эскадрой. Ведущий пары, полковник Бимиш сразу понял, что под ним корабли из Бреста, но, памятуя о приказе сохранять радиомолчание, доложил о происшедшем только после посадки, в 11 ч.09 мин.

И началось... В английских штабах затрезвонили телефоны, посыпались приказы, порой непродуманные и противоречивые. Вместо четкого плана "Фуллер" в действие вступила совершенно разлаженная военная машина. К примеру, никому и в голову не пришло, что самолеты-торпедоносцы "свордфиш" в два раза тихоходнее истребителей, высланных прикрывать их, что высотные бомбардировщики не успевают к месту боя, что из дюжины торпедных катеров, выделенных для операции "Фуллер", боеспособны только восемь.

Наконец зашевелились стволы орудий британских береговых батарей, хотя артиллеристы были уверены, что стрельба по кораблям, укрытым туманом и дождем, бессмысленна без наводки по радиолокаторам (а те, как мы знаем, "ослепли"). Тем не менее в 12 ч 18 мин орудия заговорили, сделав за 27 мин 33 залпа. Увы, ни один 229-мм снаряд не упал ближе мили от эскадры.

Над проливом еще перекатывалось эхо орудийных выстрелов, когда в море вышло всего пять торпедных катеров из Дувра. К тому же один вскоре отстал из-за поломки двигателя. В 12 ч 23 мин катера обнаружили эскадру, но командир отряда не рискнул сближаться с противником без воздушного прикрытия. Скорее чтобы освободиться от груза, а не поразить врага, четыре катера выпустили торпеды веером с дистанции 4 кабельтовых и отошли. Экипаж пятого катера, исправив двигатель, прорвался сквозь огонь эскорта, выстрелил торпеды по "Принцу Ойгену" - тоже безрезультатно!

Настал черед авиации. Около 12 ч шесть торпедоносцев один за другим оторвались от взлетной полосы аэродрома Менстон. Эскадрилью вел капитан Эсмонд, участник удачной охоты на линкор "Бисмарк" в мае 1941 года. Но тогда "свордфиши" Эсмонда имели дело с сильным, но одиночным противником, а теперь им предстояло атаковать эскадру, охраняемую сторожевиками и истребителями. Вскоре над медлительными торпедоносцами появились истребители "спитфайр".

- Слабенькое прикрытие...проворчал капитан. Он так и не узнал, что плохая видимость помешала остальным "спитфайрам" найти подопечные "свордфиши".

Немецкие истребители встретили англичан близ Рамсгейта и, связав боем "спитфайры", набросились на торпедоносцы, экипажи которых в 12ч 50 мин увидели вражескую эскадру. Разделив эскадрилью, Эсмонд повел в атаку машины лейтенантов Роуза и Кингсмилла. С другой стороны на противника шли лейтенанты Томпсон, Вуд и Блай. Командирский "свордфиш" проскочил зону заградительного огня эскорта и на бреющем устремился к темно-серой громаде "Шарнгорста". А по плоскостям и корпусу торпедоносца уже били снаряды намертво вцепившихся в него "мессершмиттов". Последним усилием раненый Эсмонд сбросил торпеду, и тут же его полыхающая машина упала в воду. "Свордфиш" лейтенанта Роуза, освободившись от торпеды, пронесся над палубой какого-то корабля, вспыхнул и неуклюже приводнился. Забравшись в надувную лодку, летчики хорошо видели, как горящий самолет Кингсмилла врезался в волны... Через полтора часа окоченевших летчиков подобрал британский торпедный катер. Отчаянная атака "свордфишей" стоила Англии шести машин, на которых погибло 13 летчиков. И ни одна торпеда не поразила вражеские корабли!

Тем временем эскадра вошла в минированные воды, и адмирал Циллиакс скрепя сердце приказал сбавить ход. Сейчас англичане обязательно возобновят атаки на корабли, ползущие по узким фарватерам, лишенные возможности маневрировать! Но проходу эскадры через минные поля, как ни странно, никто не помешал.

К 14 ч корабли вновь набрали ход, но "Шарнгорст" тут же содрогнулся от мощного взрыва. Впрочем, повреждения, причиненные миной, оказались не слишком серьезными, и вскоре он вновь шел со скоростью 25 узлов. Брестская эскадра входила в Северное море, и единственным, кто мог помешать ей, оставался дивизион эсминцев из Хариджа.

Командир этого дивизиона командор Пайзи - получил приказ атаковать нацистов, когда его корабли находились на учении в море. Дивизион насчитывал два лидера и четыре эсминца, построенных еще в конце первой мировой войны. Они даже в скорости уступали немецким линкорам. Понимая, что дивизион безнадежно опаздывает с атакой, Пайзи рискнул и провел свои корабли через минные поля. Правда, эсминец "Уолпол" вынужден был повернуть на базу из-за поломки машины, остальные подтвердили справедливость поговорки "кто не рискует, тот не выигрывает".

В 15 ч 17 мин сигнальщики флагманского лидера "Кемпбелл" сквозь дождь и туман увидели в 9,5 мили линкоры Циллиакса. Используя плохую видимость, Пайзи сблизился с неприятелем еще на 2 мили, после чего "Кемпбелл" и "Вивишиес" разом выпустили торпеды. "Уорчестер", подошедший еще ближе в "Шарнгорсту", тут же был накрыт залпом линкоров и получил несколько прямых попаданий. "Маккей" и "Уитшед" выпустили торпеды последними. И ни одна не достигла цели!

Теперь настигнуть эскадру, полным ходом идущую вдоль голландского побережья, могли только 242 британских бомбардировщика. Но и им не сопутствовала удача эскадру обнаружили экипажи только 39 машин, которые вразнобой, без прикрытия выходили на цель. Результат - зенитки нацистских кораблей и истребители сбили 15 бомбардировщиков, а все английские бомбы взорвались в море...

В 19 ч 55 мин на траверзе острова Тершеллинг наскочил на мину и "Гнейзенау". Сильный взрыв повредил днище линкора в кормовой части, он на время потерял ход, но в 7 ч следующего дня все же первым из эскадры отдал якорь в устье Эльбы. Следом за ним прибыл "Принц Ойген", единственный крупный корабль Циллиакса, не получивший повреждений при прорыве. Что же касается "Шарнгорста", то он в 21 ч 35 мин вновь подорвался, принял более 1 тыс. т забортной воды и с превеликим трудом, с помощью буксиров дополз до базы в Вильгельмсгафене. Тем не менее командование кригсмарине имело основания считать операцию "Цербер" успешной.

В дальнейшем судьбы броненосных кораблей Циллиакса сложились по-разному. "Шарнгорст", перебазировавшийся согласно приказу Гитлера в порты оккупированной Норвегии, в декабре 1943 года был потоплен английской эскадрой. "Гнейзенау" неоднократно попадал под бомбежки, а в начале марта 1945 года затонул у входа в порт Гдинген (ныне Гдыня). После войны его разобрали на металлолом польские водолазы. "Принц Ойген" при разделе флота нацистской Германии достался американцам, и те использовали его в качестве мишени при испытании ядерного оружия в атолле Бикини.

...Итак, эскадре Циллиакса удалось в феврале 1942 года безнаказанно миновать зону, контролируемую британскими флотом и авиацией. В свое время представители британского адмиралтейства сетовали на дурную погоду, помешавшую английским летчикам и морякам, на исключительно "неблагоприятное стечение обстоятельств", да и просто на судьбу, сыгравшую злую шутку со штабистами при выполнении ими плана "Фуллер". Но не существовали ли иные причины, способствовавшие успеху нацистского плана "Цербер"? Английские историки, во всяком случае, умалчивают об этом.

"ЦЕРБЕР" ПРОТИВ "ФУЛЛЕРА"

Игорь БОЕЧИН,
историк

Так почему же нацистская эскадра проскочила под носом у англичан через Ла-Манш? Впрочем, прежде ответим на другой вопрос, который неизбежно возникает у читателей: каким образом "Шарнгорст", "Гнейзенау" и "Принц Ойген" оказались в Бресте и что это были за корабли?

...Побежденной в первую мировую войну Германии страны Антанты по версальскому соглашению разрешили содержать небольшой военный флот исключительно для защиты своих территориальных вод: 6 старых броненосцев водоизмещением не более 10 тыс. т., столько же легких крейсеров по 6 тыс. т. и две дюжины старых эсминцев. Водоизмещение боевых кораблей, построенных взамен устаревших, не должно было превышать этих рамок. Но уже в период Веймарской республики (1919-1933 годы) германские милитаристы начали строительство трех "карманных линкоров" типа "Дойчланд" (водоизмещение 11,7 тыс. т., скорость 28 узлов, главный калибр - шесть 280-мм орудий). Необычная по тем временам силовая установка 8 дизелей общей мощностью 54 тыс. л. с. - обеспечивала им огромную дальность плавания 20 тыс. миль. Словом, это были не "защитники побережья", а океанские рейдеры, призванные в одиночку действовать на международных коммуникациях. Тем не менее в 1935 году Англия подписала соглашение с нацистской Германией, сняв с нее версальские ограничения, касавшиеся флота. Не прошло и года, как на воду были спущены скоростные (32 узла) линкоры-рейдеры "Шарнгорст" и "Гнейзенау" (31,8 тыс. т, девять 280-мм орудий), за которыми последовали громадные линкоры "Бисмарк" и "Тирпиц" (52,8 тыс. т, 29 узлов, восемь 380-мм орудий). В набеговых операциях последних должны были сопровождать тяжелые крейсера "Принц Ойген", "Адмирал Хиппер", "Лютцов" и "Зейдлиц" (14 тыс. т, 32,5 узла, восемь 203-мм орудий).

С началом второй мировой войны нацистские рейдеры нанесли немалый урон Англии и Франции. Так, в апреле 1940 года "Шарнгорст" и "Гнейзенау" потопили британский авианосец "Гермес" и два эсминца (при этом погибли 1471 моряк и 41 летчик). В начале 1941 года оба линкора завершили очередной набег на атлантические коммуникации союзников, уничтожив 22 транспорта. Опасаясь, что в Северном море их стерегут корабли англичан, линкоры ушли в оккупированный нацистами французский порт Брест, где имелось все для ремонта их механизмов. Летом туда же заявился "Принц Ойген", сопровождавший в Атлантике "Бисмарка" в первом и последнем для того рейде.

К началу 1942 года стоянка эскадры в Бресте стала, с точки зрения командования кригсмарине, не только бессмысленной - корабли не участвовали в боевых операциях, - но и опасной, поскольку порт регулярно бомбила авиация. Поэтому британская разведка верно предполагала, что эскадра постарается уйти из Бреста. Но куда?

Она могла пытаться прорваться через Гибралтарский пролив на соединение с флотом фашистской Италии. Однако, пока корабли пересекали Бискайский залив и огибали побережье Испании, их неизбежно заметили бы дозоры англичан, а корабли, береговые батареи и самолеты, дислоцированные в Гибралтаре, подготовили бы им горячую встречу в узком, простреливаемом проливе.

Эскадра могла попробовать проскочить в порты "третьего рейха" через Атлантику, в обход Британских островов. Но тогда ей предстояло незаметно миновать линии патрулирования авиацией, надводными кораблями и субмаринами. За эскадрой Циллиакса бросились бы линкоры, крейсера, эсминцы и самолеты с авианосцев. Словом, повторилась бы охота на "Бисмарка" с аналогичным финалом.

Бросок через Ла-Манш? Тогда Циллиакс мог не опасаться встречи с английскими линкорами, которые адмиралтейство ни в коем случае не отправило бы в густо минированный пролив, под удары бомбардировщиков люфтваффе, под снаряды германских береговых батарей. Конечно, эскадре грозило то же самое со стороны англичан среди минных полей, под огнем береговых батарей, подвергаясь атакам авиации и торпедных катеров, она оказалась бы в весьма невыгодном положении, если не сказать, в смертельной ловушке. Но в штабе кригсмарине именно на то и рассчитывали, что британские адмиралы будут рассуждать подобным образом. Кроме того, операция "Цербер" должна была занять чуть больше суток. Рискованно? Разумеется, но кайзеровским, а потом нацистским военным был свойствен авантюризм при решении стратегических и тактических задач.

После войны на Западе появилось немало мемуаров бывших чинов вермахта, кригсмарине и люфтваффе, поведавших миру об "утерянных победах". Не обошли они вниманием и операцию "Цербер", не скупясь на восхваление ее авторов и исполнителей. Оказывается, приступив в ее подготовке, командование флота разработало систему "лавины" - постепенного наращивания сил прикрытия по мере движения эскадры.

Итак, из Бреста она выходит в сопровождении 6 эсминцев и 3 миноносцев ночью, чтобы пройти самый опасный участок днем, под охраной истребителей. У Шербура к эскорту присоединяются 20 сторожевиков, у мыса Гри-Не - еще 24 сторожевика и тральщика и боевые катера. Причем над эскадрой постоянно "раскрыт зонтик" 16 "мессершмиттов", которых в любой момент поддержат более 200 самолетов люфтваффе. Была учтена даже такая мелочь, как попутный прилив. Он увеличит скорость кораблей, а возросший уровень воды в проливе снизит вероятность их подрыва на якорных минах.

Береговые батареи англичан предполагалось подавить огнем немецких орудий с французского побережья. По всему маршруту перехода, где эскадре следовало менять курс, устанавливалось шесть кораблей - они играли роль плавучих ориентиров...

Но какой бы "лавиной" ни прикрывалась операция "Цербер", она была весьма уязвимой; в основе ее, как мы уже говорили, лежал простой расчет на неожиданность. "Это предприятие могло иметь шансы на успех только при условии, если удалось бы сохранить подготовку к нему в полной тайне", признавался западногерманский адмирал Руге, в годы войны участвовавший в обеспечении этой операции. И здесь мы вплотную подходим к "закулисной стороне" дела, к тем акциям, которые были предприняты для дезинформации британской разведки. А в этом отношении нацистские секретные службы имели опыт...

Обманные действия, направленные к одной цели, велись разными путями. Так, за несколько дней до начала операции механики кораблей эскадры демонстративно приняли на борт изрядный запас машинного масла, применяемого при плавании в экваториальных широтах. Одновременно интенданты выписали несколько сот комплектов морской тропической формы. Об этом англичане незамедлительно узнали от своей агентуры.

10 февраля командиры линкоров и крейсера и старшие офицеры штаба Циллиакса получили приглашения в Париж, на банкет у командующего кригсмарине гросс-адмирала Редера. Приглашения разослали так, чтобы агенты Интеллидженс сервис уверились:

12 февраля, в 20 часов, старший офицерский состав эскадры будет представляться командующему в его парижской резиденции. Одновременно контрразведчики позаботились, чтобы стало известно и о приеме, который вечером того же 12 февраля устраивает в честь военных моряков комендант Бреста. Жены некоторых немецких морских офицеров предупредили французскую прислугу, что их мужья в тот день до утра отпущены на берег.

11 февраля, за несколько часов до выхода кораблей из порта, вокруг "Шарнгорста" поставили противоторпедную сеть, хорошо различимую с воздуха. Ее, конечно же, заметил пилот британского самолета-разведчика, а в адмиралтействе, получив его донесение, решили, что этот линкор в ближайшее время не собирается в море.

Ранним утром 12 февраля в Бресте объявили воздушную тревогу, укрыв гавань дымовой завесой. Так бывало и раньше, но на сей раз она должна была спрятать от британских авиа-разведчиков опустевшие стоянки брестской эскадры.

Вот так секретные службы "третьего рейха" старательно убеждали руководителей адмиралтейства в том, что брестская эскадра не покинет порта, по крайней мере до 14 февраля. А если и уйдет, то скорее всего в южную Атлантику, в зону оживленного судоходства союзников, где уже оперировали гитлеровские субмарины и вспомогательные крейсера-рейдеры.

Правда, незадолго до операции тральщики кригсмарине начали появляться на разных участках ЛаМанша, но они это делали в открытую, демонстрируя как бы обычное, контрольное траление. Оно действительно шло, только очищались на сей раз фарватеры для кораблей Циллиакса. Тогда же радисты люфтваффе принялись вроде бы бессистемно "глушить" британские радары. 12 февраля, когда на их экранах появились плотные засветки от помех, английские операторы поначалу не придали им значения; К чему это привело читатели знают: береговые батареи вели. огонь по эскадре вслепую...

Так что же, англичане были введены в полное заблуждение и ставка на неожиданность оказалась верной? Именно на этой версии упорно настаивали представители адмиралтейства и официальные историки королевского флота, но...

В 1975 году в Лондоне появилась книжка отставного разведчика Уинтерботема "Загадка "Ультра". Оказывается, еще в 1932 году польские криптографы узнали секрет немецкой электрической шифровальной машинки "Энигма" и в июле 1939 года, когда угроза нападения Германии превратилась в неизбежность, передали всю информацию о ней французам и англичанам. А ведь с помощью "Энигмы" гитлеровское командование всю войну вело наисекретнейшие переговоры с командующими соединениями вооруженных сил "третьего рейха"! "Вскоре после того, как приступили к работе мои коллеги из сухопутных войск и ВВС (имеется в виду дешифровка радиограмм противника.//. Б.), была разгадана немецкая военно-морская "Энигма", пишет Уинтерботем и добавляет, что перехваченные "морские радиограммы направлялись в адмиралтейство в немецком оригинале, однако радиограммы, касающиеся передвижения немецких подводных лодок и кораблей, все же переводились... и отправлялись командованию береговой авиации", которая и наблюдала за брестской эскадрой. Выходит, англичане прекрасно знали сроки проведения операции "Цербер" и ссылки на внезапность всего лишь увертка? И почему тогда, учитывая осведомленность адмиралтейства, тщательно продуманная контроперация "Фуллер" тем не менее завершилась фиаско?

ТОТ ЖЕ ПОЧЕРК

Федор НАДЕЖДИН,
историк

Позорный провал британской контроперации "Фуллер" причинил немало треволнений англичанам, хорошо помнившим, что только Дуврский пролив, максимальная ширина которого не превышает 45 км, отделяет их от оккупированной гитлеровцами Франции. А ведь еще со школьной скамьи им внушали, что если эта водная преграда со времен норманнского вторжения в XI веке и оставалась неприступной, то лишь благодаря существованию королевского флота. Вот почему в парламенте последовали весьма неприятные запросы правительству, а письма в редакции газет и статьи обозревателей, опубликованные, несмотря на строгости военного времени, отразили всю горечь национальной обиды и беспокойства.

Добавим, что каждый англичанин счел себя обманутым командованием королевских военно-воздушных сил, которое не раз сообщало об удачных налетах на Брест, о тяжелых повреждениях, якобы нанесенных кораблям эскадры.

В ходе контроперации выявилась поразительная несогласованность действий флота и авиации, взаимные упреки летчиков и моряков получили скандальную огласку, а за координацию боевой работы тех и других отвечало правительство во главе с Черчиллем.

В таких условиях замалчивать происшедшее было невозможно. Поэтому правительство и объявило о назначении официального расследования с последующей публикацией его результата. Впрочем, главной целью этого маневра Черчилля было прекратить вышедшее из-под контроля обсуждение операции "Фуллер", успокоить общественное мнение и поддержать авторитет правительства, а следовательно, и свой.

Как известно, прорыв брестской эскадры через Ла-Манш длился чуть больше суток. Комиссия же изучала обстоятельства неудачной контроперации две недели, закончив работу в марте 1942 года. А отчет о ее работе опубликовали лишь в марте... 1946 года. Напомним, что к этому времени Черчилль уже потерял пост премьер-министра.

Выявив ряд интересных фактов и обстоятельств, правительственная следственная комиссия о многом, конечно же, умолчала. Тем не менее опубликованные материалы отчета позволяют проанализировать некоторые детали операции "Фуллер".

Начнем с того, что ее стратегический просчет вовсе не сводился к числу прорвавшихся через Ла-Манш кораблей эскадры. Но их появление в норвежских водах (что удалось, правда, только "Шарнгорсту"), где уже находился новейший линкор "Тирпиц", позволило бы нацистскому командованию собрать мощный, маневренный кулак для ударов по союзным конвоям, направляемым в нашу страну. Громадный риск, на который пошли нацисты, лишний раз доказывает, какое важное значение придавали они этой операции. Но тем более чудовищным, вопиющим представляется провал контроперации "Фуллер", который ничем нельзя оправдать.

За минувшие четыре десятилетия были высказаны самые противоречивые версии, которые, в общем-то, можно свести к трем основным. Согласно первой нацисты благодаря средствам маскировки и дезинформации добились неожиданности, поэтому британское командование запоздало с реакцией на появление в Ла-Манше брестской эскадры. Однако, о чем напоминается в комментарии И. Боечина, англичане в течение всей второй мировой войны расшифровывали наисекретнейшие радиопереговоры противника. Да и в самом докладе комиссии приводились, например, такие подробности: "К 1 февраля все три корабля из дока вышли, и хотя британская авиация продолжала совершать налеты на эти корабли, никто уже не считал, что какому-либо из них нанесено повреждение, серьезно повлиявшее на его мореходные качества" (ст.2 доклада). Позже разведка зафиксировала появление в Бресте необычайно большого числа эскортных кораблей и тральщиков, усиление активности истребительной авиации противника на трассе будущего перехода. Уже 8 февраля командующий береговой авиацией издал оперативную директиву, указывая вероятный срок германской операции: "В любое время, начиная со вторника 10 февраля" (приложение 6 к докладу).

Да, трудно назвать какую-либо другую морскую операцию второй мировой войны, когда о противнике имелось бы так много подробных сведений. Если же разведданные, которые получали руководители адмиралтейства и ВВС, оценивались неверно, или их смысл искажался при передаче по инстанциям, или ими пренебрегали, то это нужно отнести к порокам системы управления на высшем уровне, а не к досадным неожиданностям.

Сторонники второй версии утверждали, что неудача англичан была вызвана плохой погодой: низкая облачность, дожди, ограниченная видимость все это, мол, способствовало нацистам. Конечно, такой довод не может быть признан серьезным. Выбор благоприятной обстановки, в том числе метеорологической, выгодной для себя, но не для неприятеля, всегда считался элементарным тактическим приемом. Периодические ухудшения погоды в районе ЛаМанша в такое время года давным-давно известны морякам всех стран. И естественно, командование английского флота и авиации первым узнало о приближении к проливу теплых масс воздуха, что неизбежно сулило ухудшение погоды. Больше того, накануне операции "Цербер" английская разведка засекла участившиеся вылеты вражеских самолетов на метеоразведку в северную Атлантику из Бреста и оккупированной Норвегии. Неспроста же в докладе комиссии отмечалось, что чинам британского адмиралтейства об изменении погоды было известно гораздо раньше, чем противнику.

Кстати, 12 февраля именно низкая облачность и ограниченная видимость сыграли на руку экипажам британских торпедоносцев "свордфиш", торпедных катеров и эсминцев. В хорошую погоду артиллеристы Циллиакса и пилоты истребителей люфтваффе, прикрывавшие эскадру, не подпустили бы атакующих на дистанцию прицельного торпедного выстрела. А в том, что британские торпеды не попали в цель, погода отнюдь не виновата...

Кроме того, плохая видимость помогла английским морякам совершить отход после атак с минимальными потерями. Любопытно, что члены комиссии сочли выход эсминцев из-под обстрела "почти что чудом" (ст. 122 доклада). Не составили исключения и торпедные катера. В официальном отчете об этом говорится прямо: "Группа сравнительно тихоходных торпедных катеров, лишенная поддержки (с воздуха. Ф. Н.) смогла вопреки всем ожиданиям подойти на нужную дистанцию в светлое время суток, выпустить торпеды по линейным кораблям и затем отойти без потерь. Это, несомненно, оказалось возможным благодаря относительно плохой видимости"

Выходит, густая облачность помешала выполнить боевое задание разве лишь экипажам британских бомбардировщиков. Но опять-таки погода тут ни при чем. В отчете отмечалось, что "подготовка большинства личного состава бомбардировочной авиации не была рассчитана на использование авиации против быстроходных военных кораблей в светлое время суток"

Напомним, что британские военачальники, ответственные за выполнение операции "Фуллер", почему-то уверились в том, что брестская эскадра пойдет по проливу только ночью. Это заблуждение пагубно отразилось на всех деталях плана и дало противнику двенадцать (!) часов "форы".

Третья версия сводится к "неблагоприятному стечению обстоятельств" мелкие ошибки и накладки (мы имеем в виду упомянутые Б. Рыбниковым отказ радара на патрульном самолете, ошибку летчика в определении класса замеченного корабля и т. п.), наложившись друг на друга, усугубили конечный результат. Конечно, когда нет других объяснений, остается только ссылаться на судьбу. На наш взгляд, куда реальнее иное отсутствие должного взаимодействия между авиацией и флотом. А теперь задумаемся: кому же шла на пользу необъяснимая цель просчетов британского командования? Казалось бы, странный , вопрос конечно же, нацистам. Ведь в январе 1942 года Гитлер ясно заявил гросс-адмиралу Редеру, что любой корабль, не находящийся в Норвегии, находится не там, где надо...

Но вот другой факт. Как писал западногерманский адмирал Ассман, служивший и в кригсмарине, после прорыва эскадры Циллиакса: "Черчилль заявил в палате общин, что он с величайшим облегчением приветствует уход германских кораблей из Бреста".

Обратимся к книге бывшего сотрудника британской морской разведки П. Бизли "Разведка особого назначения", изданной в Англии четверть века после описываемых событий. В ней довольно подробно рассказывается о деятельности оперативного разведывательного центра (ОРЦ), наиболее авторитетного аналитического органа адмиралтейства. Целую главу Бизли посвящает обстоятельствам прорыва немецких кораблей через ЛаМанш и с горечью констатирует, что в этом случае первый лорд адмиралтейства Паунд, морской министр Александер и премьер-министр Черчилль (обычно постоянно заглядывавший в ОРЦ со словами "Что новенького, мальчики?") остались глухи к загодя полученной достоверной информации о намерениях противника.

Чем же руководствовался британский премьер-министр в данном случае, да и впоследствии? Не прошло и полугода, как "непонятный просчет" адмиралтейства повторился. В июле 1942 года оно внезапно отозвало эскорт (25 боевых кораблей) и ближнее прикрытие (4 крейсера и 3 эсминца) конвоя РО17, после чего гитлеровцы безнаказанно отправили на дно Баренцева моря 24 транспорта с грузами для сражающейся Красной Армии. Почему же Паунд, действовавший только с ведома премьер-министра, подставил беззащитный конвой неприятелю?

"Мы не считаем правильным рисковать нашим флотом к востоку от острова Медвежий", оправдывался Черчилль, ссылаясь на опасность, исходившую от немецких кораблей, стоявших в фьордах северной Норвегии. Иного мнения придерживался известный историк британского флота Роскилл. "Трудно найти какое-либо оправдание подобному вмешательству Лондона в дела конвоя", признавал он. Да, найти оправдание трудно, но объяснить можно. Через несколько дней после уничтожения РО17 глава британской военно-морской миссии в Полярном контр-адмирал Фишер попросил командующего Северным флотом принять его по срочному делу. "Он сообщил, что 17 июля в Лондоне состоялось совещание, вспоминал адмирал А. Головко, после которого миссия получила телеграмму об отмене до сентября конвоев к нам..."

Говорят, истории свойственно повторяться. Припомним события тревожного августа 1914 года. Последние дни перед первой мировой войной. В Средиземном море курсируют кайзеровские линейный крейсер "Гебен" и легкий крейсер "Бреслау". Командующий британскими морскими силами в этом регионе адмирал Милн получает приказ следить за более чем вероятным противником и с объявлением войны уничтожить оба крейсера. Казалось, участь их была решена ведь двум кораблям противостояли 3 линейных,4 броненосных, 4 легких крейсера и 16 эсминцев. Однако Милн вдруг... оставляет "Гебен" и "Бреслау" в покое. Весь мир был поражен беспрепятственным проходом этих кораблей в Стамбул, где они подняли турецкие флаги, а в октябре уже участвовали в нападении на черноморские порты России.

Тайна "стратегической ошибки" адмиралтейства раскрылась только после первой мировой войны, при том самым скандальным образом. Оказывается, морской министр Великобритании Черчилль приказал Милну пропустить немецкую Средиземноморскую эскадру в турецкие воды. Опасаясь, что с началом военных действий российский Черноморский флот быстро справится с устаревшими морскими силами Турции, заправилы лондонского Сити не замедлили "преподнести сюрприз" своему союзнику.

Итак, подведем итоги. Август 1914 года морской министр Великобритании Черчилль пропускает германские корабли в Черное море, где они нанесли немалый ущерб России.

Февраль 1942 года. Военный кабинет Великобритании во главе с премьер-министром Черчиллем и подчиненное ему адмиралтейство допускают "непостижимые просчеты" при проведении контроперации "Фуллер". Перед эскадрой Циллиакса открывается путь в северную Норвегию.

Июль 1942 года. С ведома Премьер-министра Великобритании Черчилля адмиралтейство фактически подставляет под удар конвой РО17. Ссылаясь на его разгром и на присутствие германских кораблей в северной Норвегии, оно приостанавливает поставки грузов по арктической трассе...

Вывод же предоставляем сделать самому читателю.

Источник - "Техника - молодежи.", №1 1986 год.

Последнее обновление 05.09.2002

Автор - Антропов Петр, 2001 - 2017.

petivantropov@gmail.com

  Рейтинг@Mail.ru