Самоходка на колесах

 

Самоходка на колесах

 

За годы второй мировой войны военные колесные полноприводные машины достигли высокой степени совершенства. В частности, по проходимости и подвижности они мало уступали гусеничным машинам, превосходя их по максимальной скорости при движении на дорогах, экономичности и долговечности.

Не прекращал работ над автомобилями-вездеходами и коллектив Горьковского автозавода. Так, построенный еще в 1940 году опытный двухтонный грузовик со всеми ведущими колесами ГАЗ-63 (конструктор П. И. Музюкин) к 1943 году был усовершенствован и превратился в многоцелевой армейский вездеход с «рекордными показателями проходимости» (по отчету).

...Летом 1943 года завод готовился к производству самоходной артиллерийской установки СУ-76М. Эта удачная в целом гусеничная машина обладала хорошими боевыми характеристиками, уверенно преодолевала бездорожье, однако на шоссе развивала не более 40 км/ч.

Но после битвы на Курской дуге темпы наступления Красной Армии резко возросли, к тому же войска вышли в районы с лучшими дорожными условиями. Поэтому у конструкторов родилась идея создать в дополнение к СУ-76М быстроходную колесную самоходку. Она могла быть использована в качестве подвижного средства огневой поддержки пехоты, для активной разведки боем и в качестве маневренного истребителя танков.

С такой инициативой в августе 1943 года выступил ведущий конструктор завода В. А. Грачев, поддержанный главным конструктором А. А. Липгартом, его заместителем Н. А. Астровым, дирекцией и представителями РККА.

От установки пушки на платформу грузовика, как это делалось в 30-х годах и предлагалось теперь, отказались. В этом случае машина получалась хоть простой, но высокой и неустойчивой при выстреле, не обладала бронезащитой. Было решено, используя отдельные агрегаты ГАЗ-63, создать оригинальную самоходку.

КСП-76 19 октября Грачев начал компоновку «заводского изделия 63-СУ», позже получившего обозначение ГАЗ-68. Вместе с ним трудились конструкторы И. В. Гавалов, А. Л. Иванов, Б. Д. Кирсанов, И. Г. Шимановский и другие. К концу 1943 года был выполнен деревянный макет, что убедило некоторых скептиков в реальности проекта, 7 февраля 1944 года проект одобрило Главное бронетанковое управление РККА. К весне, не ожидая завершения всего цикла проектирования, готовые чертежи начали передавать в цехи. Уже в начале апреля завершили сварку бронекор-пуса, а 4 мая первый экземпляр колесной самоходки вывели из заводских ворот. Что же представляла собой новая боевая машина?

Низкий, открытый сверху броне-корпус массой 1140 кг с рациональным наклоном бронелистов (разработан Ю. Н. Сорочкиным и А. Н. Кирилловым) надежно защищал экипаж от стрелкового огня, лобовая броня выдерживала попадания осколков и крупнокалиберных бронебойных пуль. Внутри бронекорпуса максимально низко — для обеспечения устойчивости при стрельбе — была расположена дивизионная 76,2-мм пушка с горизонтальным углом наведения 37° и вертикальным от —3 до +15°. Что особо следует подчеркнуть — высота ее линии огня была на 0,7 м ниже, чем на СУ-76М. Справа от пушки было кресло водителя, наблюдавшего за обстановкой через передний и боковой смотровые пуленепробиваемые приборы. По другую сторону пушки находился командир-наводчик, управляющий огнем с помощью прицела и панорамы, перед ним в особой нише устанавливалась радиостанция 12-РТ. Для заряжающего сзади имелось откидное сиденье.

В корме самоходки размещался смещенный на 276 мм вправо от оси машины танковый вариант автомобильного двигателя ГАЗ-11 с усиленными системой охлаждения (радиатор прикрывали бронещитки) и маслорадиатором. Слева от двигателя, в изолированных отсеках, располагался 140-литровый бензобак и основная часть боекомплекта, состоявшего из 58 снарядов,

Коробка передач была оснащена механическим дистанционным управлением; силовой агрегат ГАЗ-202 связывался тремя карданными валами через двухступенчатую раздаточную коробку с обоими ведущими мостами. При этом передние управляемые колеса приводились постоянно, что повышало устойчивость машины при движении по скользкой дороге. Жесткие мосты с размером колеи 1700 мм подвешивались к лонжеронам, приваренным к корпусу, на четырех рессорах с гидроамортизаторами. Привод тормозов был механическим, который считался наиболее надежным для фронтовых условий. Пулестойкие (гусматик) односкатные шины большого диаметра имели эффективные грунтозацепы.

В общем, можно было уверенно говорить о том, что машина получилась. Правда, в начале испытаний случались поломки недоведенного тогда переднего моста, боевое отделение было тесноватым, но все это с лихвой окупали несомненные достоинства новой машины. Будучи вдвое легче СУ-76М, ниже ее на 0,65 м и уже на 0,66 м, она, обладая такой же огневой мощью, была гораздо подвижнее, особенно на дорогах. Низкий силуэт и бесшумность хода (отсутствовал лязг гусениц) обеспечивали самоходке скрытность. По проходимости ГАЗ-68, преодолевавший подъемы до 30°, броды глубиной 0,9 м и полуметровые стенки, не уступал лучшим зарубежным вездеходам. На заводских испытаниях летом 1944 года самоходка уверенно проходила по ямам, оврагам и рыхлым грунтам. В ноябре 1944 года при перегоне из Горького на один из подмосковных полигонов ГАЗ-68 прошел весь путь по обледенелому шоссе со средней скоростью 60 км/ч. Что же касается боевых качеств, то стрельба на дистанции 500 м оказалась довольно кучной. Вполне возможно, что колесная самоходка, получившая армейское обозначение КСП-76, могла бы сыграть большую роль в противотанковой обороне подвижных соединений Красной Армии.

Однако война шла к концу, и было ясно, что наши войска завершат ее тем оружием, выпуск которого был уже освоен промышленностью. Переход же на новую арт-систему потребовал бы серьезной реорганизации производства.

Что же, пусть колесная самоходка так и не пошла в серию. Не стоит забывать, что создание КСП-76 вамного опередило развитие бронеавтомобилей как у нас, так и за рубежом.

ЕВГЕНИЯ ПРОЧКО, инженер

Источник - "Техника - молодежи."

Последнее обновление 09.04.2003 год

        Антропов Петр, 2001 - 2018.   Обратная связь:   petivantropov@gmail.com