Главная страница Античность Средние века Новое время Двадцатый век Техника Самолеты Корабли Вооруженные силы США Разное Операция по освобождению американских заложников

 

Операция по освобождению американских заложников

 

В феврале 1979 года в результате антимонархической революции в Иране был свергнут давний союзник США — «шах шахов» Мохаммед Реза Пехлеви. Эта потеря для Вашингтона была очень чувствительной: ведь шахский Иран являлся одним из крупнейших поставщиков нефти в США. Это топливо он поставлял Израилю, подрывая антиизраильский бойкот со стороны арабских нефтедобывающих стран. В Вашиигтоне считали шаха «своим человеком» в становившейся более строптивой Организации стран — экспортеров нефти (ОПЕК). Шахский режим закупал значительное количество американских вооружений, позволив США разместить на территории страны войска, а вдоль границы с СССР — станции радиоэлектронного слежения. Выполнял он и отдельные щекотливые поручения Вашингтона: совершил военную интервенцию в Омане с целью спасения прозападного режима султана Кабуса, отдал взаймы США американские реактивные самолеты, срочно понадобившиеся американцам во Вьетнаме, снабжал оружием Сомали в её войне против Эфиопии, оказывал военную помощь чадским прозападным группировкам, вопреки принятому ООН решению поставлял нефть расистской ЮАР, склонял египетского президента Садата к переговорам с Израилем и т. д.

С падением шахского режима Иран выпал из военно-стратегической системы американского империализ на на Ближнем и Среднем Востоке. Мгновенно распался блок СЕНТО. Новый режим аятоллы Хомейни ликвидировал станции слежения вдоль советской границы. Прекращены были поставки нефти Израилю и ЮАР. Иран разорвал дипломатические отношения с Израилем, а в здании бывшего израильского посольства разместилось постоянное представительство ООП

Победа иранской революции вызвала резкое недовольство, но вместе с тем и испуг в Вашингтоне.

Иранская революция по сути своей была глубоко антиамериканской. С Америкой связывались бесчинства секретной полиции шаха — САВАК, процесс «вестернизации» иранской жизни, которому объективно противился «средний» иранец, деятельность шахской верхушки, глубоко коррумпированной и алчной. Всеобщее осуждение вызывало разнузданное поведение американских военнослужащих, которые в соответствии с шахским декретом 1963 года были неподсудны иранским законам. С гневом и возмущением воспринял иранский народ решение американского правительства предоставить убежище беглому шаху, прихватившему с собой награбленных богатств на сумму более 20 млрд. долл. После свержения монарха США заморозили иранские вклады в американских банках, предприняли ряд экономических санкций в отношении Ирана. Это способствовало еще более резкому росту антиамериканских настроений среди иранского населения. Кульминацией протестов стал захват 4 ноября 1979 года американского посольства в Тегеране студентами — сторонниками Хомейни. 53 сотрудника посольства оказались в роли заложников.

Безусловно, сам по себе факт захвата американского посольства явился грубейшим нарушением норм международного права. И тем не менее этот иицидеш мог быть решен дипломатическими средствами, что впоследствии США и сделали. Однако в тот период Соединенные Штаты, ослепленные ненавистью к иранской революции, ставили перед собой другую цель — любыми средствами свергнуть новый режим и восстановить в Иране правительство прозападного толка.

Используя в качестве предлога захват посольства, администрация Картера стала раздувать в США антииранскую истерию. В адрес иранского руководства раздавались открытые угрозы. В Вашингтоне приступили к планированию тайной операции по «освобождению заложников», с успешным проведением которой связывали активизацию сил контрреволюции в Иране и падение режима Хомейни. В январе 1980 года к району Персидского залива были подтянуты американские корабли во главе с авианосцем «Нимиц». Шла усиленная подготовка к операции, которая практически ничем не отличалась от обычной агрессии.

Операцию по «освобождению заложников» было решено начать с авианосца «Нимиц», находившегося в Аравийском море. Поскольку вертолеты, стартовавшие с него, не могли без остановки преодолеть расстояние до Тегерана, предусматривалась промежуточная посадка в 100 км юго-восточнее иранской столицы. Площадка для этой цели должна была находиться в укромном месте и быть достаточно большой, чтобы принять восемь вертолетов, шесть военно-транспортных самолетов с горючим и снаряжением. С помощью фотоспутников такую площадку нашли. Условно ее назвали «пустыня № I». При выборе транспортных средств исходили из того, что они — для маскировки — должны соответствовать тем типам, которыми располагает Иран. Выбор пал на транспортные самолеты С-130 и вертолеты КН-53, которые были доставлены на авианосец «Нимиц». С января 1980 года начались тренировочные полеты вертолетов, а 12 апреля один из самолетов С-130 приземлился на площадке, обозначенной как «пустыня № I».

Уже сам по себе полет этого самолета явился грубейшим нарушением воздушного пространства Ирана, но на подобную мелочь в Пентагоне не обращали никакого внимания. Впереди было дело покрупнее. С 20 апреля все вертолеты находились на борту авианосца и подвергались самой тщательной проверке. Хотя вертолетам предстояло совершить промежуточную посадку в пустыне, было решено снять с двигателей песочные фильтры для облегчения веса. Составлялись подробные метеосводки погоды как в районе Тегерана и «пустыни № I», так и на всем маршруте полета. В ночь с 24 на 25 апреля сииопгнки предсказали хорошую видимость, почти ясное небо и благоприятный ветер. Приказ о начале «операции» был отдан.

24 апреля во второй половине дня с авиабазы Кена, что в Центральном Египте, вылетели в направлении «пустыни № I» шесть самолетов С-130 (египетский президент Садат активно поддерживал и поощрял враждебный курс США в отношении революционного Ирана), а в 19.30 с борта авианосца «Нимиц» стартовали восемь вертолетов КН-53.

Транспортные самолеты достигли «пустыни № I» без происшествий. Однако через несколько минут после приземления первого самолета на близлежащей дороге показался автобус с пассажирами. Выстрелами его остановили, и, согласно инструкции, все пассажиры были задержаны. Через некоторое время по дороге загрохотала автоцистерна. В последующие часы в «пустыне № I» было тихо. Прибытие вертолетов ожидалось в полночь. Назначенный час миновал, но их не было.

А тем временем в небе происходило следующее. Пилоты вели машины, выключив радиосвязь и пользуясь визуальным ориентированием. Как и планировалось, менее чем через два часа достигли побережья. Однако из-за неисправности лопастей воздушного винта вертолета № 6 пилот совершил посадку. Летевший последним вертолет № 8 также приземлился. Экипаж вертолета № 6, взяв с собой секретные документы, пересел в вертолет № 8.

Улетевшие вперед шесть вертолетов неожиданно попали в облако пыли и потеряли наземные ориентиры. Поскольку включать радиосвязь было запрещено, летчики ничего не знали друг о друге. Действия в зоне песчаной бури планом не предусматривались. Примерно через 30 минут возникли неполадки в системе электропитания вертолета № 5, и он был вынужден возвратиться на авианосец. В воздухе осталось шесть вертолетов — минимальное число для успешного завершения операции. Неожиданно в гидравлической системе вертолета № 2 возникли неполадки. Тем не менее полет продолжался.

Согласно плану, вертолеты должны были приземлиться в заданном районе в полночь. Они приземлились в промежутке времени между 0.50 и 1.40. Поэтому дозаправка вертолетов и погрузка снаряжения производились в спешке. Экипаж вертолета № 2, осмотрев машину, убедился, что на устранение неисправности уйдет несколько часов. Теперь вертолетов осталось меньше расчетного числа. Руководитель «экспедиции» Чарльз Бекуит понял, что придется прервать операцию. Все другие руководители операции, с которыми была установлена связь, согласились с ним. В 2.10 президент Картер дал отбой. Вертолеты под покровом ночи должны были вернуться на «Нимиц», а транспортные самолеты—на свою базу. И пожалуй, никто не догадался бы о происшедшем, если бы при свертывании операции не произошла авария.

Заправлявшийся у С-130 вертолет № 3 уже готов был уступить место вертолету № 4, но внезапно поднялся сильный ветер, и вертолет № 3, уже оторвавшийся от земли, накренился и ударил лопастью винта по крылу самолета С-130. В то же мгновение раздался взрыв (Пентагон впоследствии признал, что самолеты и вертолеты были начинены взрывчаткой). Находившиеся в самолете 40 человек сумели выбраться наружу через аварийный люк. Пять членов экипажа С-130 и три члена экипажа КН-53 погибли. В этих условиях было решено пересадить всех людей на самолеты, так как «время и топливо стали критическими факторами». Полчаса ушло на переноску из вертолетов секретной документации и карт. В темноте перегруженные самолеты поднялись в воздух. Тщательно планировавшаяся дорогостоящая операция закончилась полным провалом.

Что это — случайное стечение обстоятельств? Да, случай помешал американцам осуществить задуманное. Но случай, возможно, и предотвратил более серьезную трагедию. В принципе на данной «операции» можно было бы и не останавливаться столь подробно, если бы не одно «но». За так называемой операцией ао «спасению заложников» крылась другая, более опасная и авантюристичная, а именно прямая агрессия США против Ирана. Случайно также или нет, но в одном из вертолетов, брошенных американцами в спешке, позднее обнаружили документы и карту, на которой был помечен дом Хомейни. Видимо, «спасатели» хотели прихватить его в качестве заложника. Основываясь все на том же докладе Пентагона, нетрудно представить, как могли развиваться события, не случись неполадок с вертолетами и аварии.

С 2.15 до 3.00 25 апреля вертолетам с командос предстояло высадить десант на станции Гермсар, в 80 километрах от Тегерана, где десант ожидало укрытие и семь грузовиков, крытых брезентом. Самим вертолетам предстояло на 22 часа скрыться в отдаленной высокогорной долине Лаагер. В полночь с 25 на 26 апреля вертолеты должны были стартовать в направлении Тегерана. Незадолго до этого специальный отряд выходил из укрытия, на машинах въезжал в столицу Ирана и следовал по маршруту, обозначенному на схеме.

Предполагалось подъехать к посольству с переулка и сразу же начать его штурм. Одна из машин должна была направиться к зданию иранского МИДа, чтобы освободить находящихся там трех заложников. В это время вертолеты будут уже подлетать к Тегерану. Четыре из них должны были приземлиться на стадионе «Амджадие», близ посольства, и взять на борт заложников и освободивших их людей, два вертолета — кружить над городом: один — выполняя роль координатора, задача другого состояла в том, чтобы взять трех заложников, находившихся в здании МИДа, и команду, освободившую их.

Американцы полагали, что на этом этапе операции могут произойти столкновения с иранскими подразделениями. Поэтому для вертолетов было подобрано 12 запасных посадочных площадок; при необходимости в Карадже и Корсаке (в 15 и 30 километрах от центра города) могли приземлиться задействованные в операции транспортные самолеты. На схемах иранской столицы западные посольства были помечены как возможные убежища. В 2.30 вертолеты с заложниками и спецкомандами должны были взять курс на юго-запад и через час прибыть на аэродром Мансари, где им предстояло пересесть на готовые в любую минуту взлететь С-130.

Американцы не исключали воздушные бои на завершающей стадии операции. Так, в случае угрозы со стороны иранских ВВС вертолеты могли условным сигналом запросить помощь сверхзвуковых Р-14 и «Фантомов». В случае осложнения ситуации предполагалось вызвать на подмогу истребители-бомбардировщики А-6, специально предназначенные для боевых действий в ночных условиях, или штурмовики А-7, предназначенные для поддержки действий наземных сил. При этом как А-6, так и А-7 должны были заранее стартовать с авианосца "Нимитц" и "Корал си" и летать в готовности над территорией Ирана.

Источник - П. Хлебников "Необъявленные войны США", М., "Мысль" , 1984.

Последнее обновление 30.03.2003 год

        Антропов Петр, 2001 - 2016.   Обратная связь:   petivantropov@gmail.com