Главная страница | Античность | Средние века | Новое время | Двадцатый век | Техника | Самолеты | Корабли | Вооруженные силы | США | Технологии и наука Штат Делавэр

 

Штат Делавэр

 

Очерки об американских штатах

Делавэр

«Американский Лихтенштейн», «штат-пигмей» или «карликовый штат» — такими или похожими прозвищами награждают Делавэр, имея в виду крошечные его размеры. Правда, Род-Айленд меньше Делавэра по площади, а Вайоминг, Аляска и Вермонт — по населению, однако репутация самого маленького штата страны досталась именно ему — в основном из-за отсутствия выразительных, контрастных черт в природном облике, а также недостатка больших городов (см. карту на 3 стр. обложки).

Делавэр занимает часть одноименного полуострова, отделенную прямыми линиями границы от соседнего Мэриленда и полукруглой границей от Пенсильвании. Почти вся его территория — плоская песчанистая равнина, лишь на крайнем севере сюда заходит плато Пидмонт в виде полосы шириной 15 км, где и расположена высшая точка штата (всего 138 м); недаром по средней высоте поверхности над уровнем моря (18 м) Делавэр — самый низменный штат. Примерно треть поверхности занимают леса из березы, орешника, сосны, около половины — пашня с соей и кукурузой. В Делавэре всего один значительный город — Уилмингтон (70 тыс. жителей), который лежит на самом севере, и поэтому основная часть штата выглядит настоящей сельской глубинкой, к тому же отрезанной от остальной страны широкими морскими заливами Чесапик и Делавэр, через которые лишь сравнительно недавно построили мосты в Нью-Джерси и Балтимор. Но сельское хозяйство здесь довольно крепкое, особенно в округе Сассекс с его крупными бройлерными фермами; округ Кент славится картофелем, округ Нью-Касл — грибами, городки Миллсборо и Сифорд известны производством консервированных огурцов.

Однако роль Делавэра в сельском хозяйстве страны ничтожна — слишком уж малы размеры штата, в котором всего три округа («три в отлив и два в прилив»,— пошутил однажды губернатор штата М. Касл).

Делавэр больше известен своими пляжами, на которых любят отдыхать балтиморцы, и, конечно, Уилмингтоном — «химической столицей мира», родовым гнездом монополии «Дюпон де Немур».

Однако основной приметой Делавэра все равно остаются миниатюрность размеров и удаленность от главного русла общественной жизни. Сюда почти никогда не заглядывают претенденты на Белый дом во время предвыборных кампаний: штат дает всего три голоса выборщиков, к тому же почти вся его территория находится в зоне приема филадельфийских телестанций.

И все же у Делавэра есть только ему присущая черта. Несмотря на репутацию провинциала, штат расположен отнюдь не на безлюдной окраине, а на Восточном побережье, открытом в сторону Европы, на самом стыке двух главных регионов страны — Севера и Юга; его граница с Мэрилендом — это восточный конец знаменитой «линии Мэсона — Диксона», которая была проложена в позапрошлом веке двумя английскими землемерами и стала символическим рубежом между Севером и Югом.

До прихода европейцев здесь жили алгонкинские племена лениленапе и нин- тиков. Первый из белых, Г. Гудзон, в 1609 г. проделал путь заливом Делавэр в поисках прохода в Индию. Год спустя вирджинский капитан С. Аргалл укрылся тут от шторма и назвал залив в честь губернатора тогдашней Вирджинии Де ла Варра. В 1631 г. высадились голландцы, в 1637 г.— шведы, построившие форт Кристина (близ нынешнего Уилмингтона) и попытавшиеся создать Новую Швецию, заморскую колонию короля Густава- Адольфа. От той поры осталось немало добротных домов, превращенных в му-зеи. Голландцы и шведы спорили друг с другом за эту землю, пока в 1664 г. ее не прибрали к рукам англичане, организовавшие тут три округа — Кент, Нью-Касл и Сассекс.

В конце XVII в. У. Пенн создает на базе Филадельфии свою колонию, куда эти «нижние округа» вошли на равных условиях с Пенсильванией. Однако, постепенно проигрывая в людности и опасаясь утраты равного представительства в единой легислатуре, с 1704 г. они стали созывать в Нью-Касле отдельную ас-самблею (губернатор же у них был общий с Пенсильванией). Уже к середине XVIII в. индейцы были полностью вытеснены из Делавэра. Белое население оказалось весьма пестрым по национальным корням. Большая часть населения — протестанты, с весьма свободными взглядами на проблему отправления религиозных культов. Часовня Баррата близ г. Фредерик считается колыбелью американского методизма, официально провозглашенного именно тут в ноябре 1784 г.

Жители «нижних округов» приняли деятельное участие в революции. Уже летом 1776 г. их представители на Первом континентальном конгрессе активно выступили за независимость, и в конце того же года эти округа провозгласили себя штатом Делавэр с собственной конституцией; его главой в 1777 г. стал Дж. Маккинли. Именно Делавэр (притом единогласно) первым из штатов ратифицировал конституцию США, опередив на несколько дней Пенсильванию и Нью-Джерси. Этим особо гордятся жители штата. Дата ратификации, 7 декабря 1787 г., украшает флаг штата; слова «первый штат» считаются официальным прозвищем Делавэра и постоянно воспроизводятся на номерных знаках автомобилей его жителей.

В ранней истории штата отразилось его промежуточное положение между Севером и Югом. В гражданской войне Делавэр воевал на стороне северян, хотя рабство сохранялось здесь до 1865 г. Ведь линкольновский декрет 1863 г. об освобождении рабов касался лишь семи «отложившихся» штатов Юга. Рабство было отменено лишь после принятия 13-й поправки к конституции США.

Экономика Делавэра была сугубо аграрной, но на севере, где уступ Пидмонта вплотную подходит к морю, рано сложилась крупная мукомольная промышленность, использующая энергию порогов и услуги морских портов. В 1802 г. на порогах р. Брандивайн-Крик, рядом с Уилмингтоном, был построен пороховой завод, избавивший США от зависимости от Англии. Это событие сильно повлияло на развитие штата, так что о нем стоит сказать подробнее.

В 1789 г., спасаясь от гильотины, из Франции в США бежал Пьер Самюэль Дюпон де Немур, который попытался создать колонию французских эмигрантов в вирджинской долине Шенандоа. Он дружил с Т. Джефферсоном, сохранилась их переписка, в которой оба делились мечтами об утехах сельской жизни. Сын его, Элеутер, обучавшийся химии во Франций у Лавуазье, решил стать промышленником. Он-то и построил пороховой завод на Брандивайне, где было так много ив, дававших отличный древесный уголь. Этот завод, ныне превращенный в большой музей под открытым небом, породил гигантскую компанию «Дюпон де Немур». Ее ядро находится в Уилмингтоне — конторский небоскреб и громадный научно- исследовательский центр (именно здесь создали нейлон), целый городок со строгой охраной. Рядом построили крупные заводы другие химические фирмы. Промышленность дает около 30% валового продукта штата (в среднем по США — 18%).

Другое, не менее важное для истории штата событие произошло в конце прошлого века. Прежде в Америке было принято выдавать разрешения на организацию и деятельность компаний лишь на срок (в Делавэре — на 20 лет), после чего их требовалось инкорпорировать заново. В 1896 г. легислатура Нью-Джерси стала выдавать такие разрешения навечно, и в штате развернулся настоящий бум инкорпораций, приносивший большой доход казне штата. В 1899 г. примеру последовал и Делавэр, но спорить с Нью- Джерси ему было не под силу. Однако в 1913 г. губернатором Нью-Джерси стал В. Вильсон (будущий президент), который добился отмены этих правил в своем штате — и бум тут же переместился в Делавэр. Делавэр надолго стал «раем для корпораций», излюбленным местом оформления актов о рождении новых компаний. Именно тут зарегистрировали свое рождение такие гиганты, как «Форд мотор», «Кока-кола», «Бетлехем стил», «Пульман», «Ригли» и др. В 1931 г. сборы с компаний покрывали 42,5% расходов администрации штата. Делавэр обрел репутацию одного из богатейших штатов в стране.

По мере принятия аналогичных законов об инкорпорации в других местах привлекательность Делавэра таяла: к 1945 г. доля сборов с компаний в бюджете Делавэра упала до 16%, а к 1955 г. до 7,2%. Если в 1950 г. среднедушевой доход в штате был на 42% выше, чем в среднем по стране, то в 1960 г.— на чет-верть, в 1970 г.— на 15%, а в 1980 г.— лишь на 3%. К тому же химическая промышленность сильно пострадала от нефтяного кризиса. Для пополнения казны администрация штата, в которой господствовали демократы, резко повысила налоги с личного дохода (до 20%).

«Отцы штата» решили вновь возродить Делавэр в качестве Мекки для новых корпораций. Разработка новых законов, облегчающих процедуру инкорпорации, началась еще в конце 60-х годов и была поручена представителям самих корпораций; как едко заметил «Нью-Йорк тайме мэгэзин», положение, равносильное тому, если бы военный бюджет страны стали формировать сами военные фирмы-подрядчики. Борьба за принятие новых законов развернулась в 1977 г., когда губернатором стал республиканский конгрессмен штата (в 1971 — 1977 гг.) Пит Дюпон, один из 2 тыс. членов обширного семейного клана, впрочем, не самой богатой его части. Дюпон пробыл на своем посту два срока, и в 1984 г. губернатором стал верный продолжатель его дела вице-губернатор М. Касл, переизбранный в 1988 г. Оба они провели резкое снижение налогов и приняли новые законы, которые предельно упростили инкорпорацию и сняли ограничения с деятельности банков, включая «чужих» для штата. Мало того, эти законы особо стимулировали деятельность крупных банков: если доход банка был ниже 20 млн. долл. в год, он платил в Делавэре налоги в 8,7%, а если больше 30 млн,— всего 2,7%. К тому же доходы, полученные банками вне Делавэра, освобождались от налогов. Компаниям были даны большие послабления, льготы по организации, отчетности перед акционерами, в публикации бухгалтерских счетов.

В Делавэр снова хлынули корпорации и банки, в том числе такие крупные, как «Чейз Манхэттен» и «Мэньюфекчурерс Гановер» (их небоскребы преобразили силуэт Уилмингтона), а также «Ситикорп», отделения домов Дж. Моргана, Э. Хаттона, Дж. Пенни. Ныне деловая жизнь в Уилмингтоне кипит, финансовый сектор дает почти 20% валового продукта штата, сотни фирм-посредников улаживают дела по инкорпорации и слиянию, покупкам контрольных пакетов. Делавэр считается теперь самым крупным в стране хранилищем частного золота, торговля которым здесь не облагается налогом. За семь последних лет прибавилось 16 тыс. рабочих мест, из которых 9,6 тыс. созданы приезжими корпорациями и банками. Безработица в Делавэре летом 1988 г. была 3,3%, ниже чем во всех других штатах, кроме Нью-Гемпшира. Примечательно, что ежедневно сюда приезжают на работу более 20 тыс. «челночников» из соседних штатов. Главным работодателем в штате остается корпорация «Дюпон», на которую трудятся в Делавэре 25 тыс. человек, тогда как на «Дженерал моторе» — 4,2 тыс., на британскую «Ай-Си-Ай Америкас» — 3,6 тыс., на «Геркулес» — 2,7 тыс.

У американцев издавна бытует мнение, что Делавэр — семейная вотчина Дюпонов. На эту тему написано в Америке немало. Но, во-первых, члены семейства не контролируют ни одну из двух ведущих партий в штате (и представлены в обеих), во-вторых, об их явном преобладании в политике говорить опять-таки не приходится. В избирательную кампанию 1988 г. П. Дюпон вступил одним из первых претендентов на Белый дом. Как и впоследствии Дукакис, он попытался играть на «процветании», которое переживал штат во время его пребывания на посту губернатора. Дюпон объяснял это «процветание» своей последовательностью в проведении рейганистской экономической политики предложения. Действительно, резкое снижение налогов в штате отнюдь не обескровило его казну. Более того, порожденный этим сокращением бум привел к общему подъему экономики и в полном соответствии с рейгановским кличем «Большая вода поднимет все лодки» — к быстрому росту доходов бюджета.

Однако его победные отчеты вызывали скептицизм даже в пределах Делавэра. И. Шапиро, который в 70-х годах был ключевой фигурой в кабинете П. Дюпона и возглавлял корпорацию «Дюпон», говорил по этому поводу: «Я лично не разбираюсь в экономике предложения, и думаю, что Дюпон тоже не понимает в ней, а как бизнесмен могу сказать, что она попросту не срабатывает». П. Дюпон быстро оставил свои амбициозные планы; миниатюрные размеры штата, в котором он реализовал рецепты экономики предложения, поставили под сомнение их пригодность для всей страны. Опять же, и сами успехи, достигнутые П. Дюпоном и М. Каслом, внушают многим сомнения. Журнал «Нью-Йорк тайме мэгэзин» отмечал, что Делавэр все еще занимает самые неблагоприятные места в стране по детской смертности и по размерам социальной помощи.

Демократы господствуют в нижней палате легислатуры и иногда захватывают верхнюю. В 1980 г. демократ Т. Карпер заполучил единственное кресло Делавэра в палате представителей конгресса США, которым издавна владели республиканцы. В 1972 г. 29-летний демократ Дж. Байден отбил у республиканцев сенаторское кресло и стал одним из наиболее видных политиков в своей партии. Дважды отстояв свой пост на перевыборах, Дж. Байден набрал достаточно большой стаж и, заседая в очень важном комитете по иностранным делам, уступает здесь по старшинству лишь главе комитета К. Пеллу, которого он, возможно, сменит со временем. Дж. Байден был одним из претендентов от демократической партии в последней президентской кампании, однако вынужден был снять свою кандидатуру.

Из главных политических постов Делавэра за республиканцами после выборов 1988 г. остались лишь посты губернатора и сенатора от штата, которые победителям в прошлой кампании М. Каслу и У. Роту удалось отстоять. Последнему противостоял вице-губернатор Ш. By, которого называют самым высокопоставленным китайцем в Америке. Ш. By много сделал для рекламы Делавэра на Дальнем Востоке как «рая для корпораций» и породил даже надежды, что именно сюда хлынут капиталы тех, кто «убежит» из Гонконга перед его передачей народному Китаю. Однако By держался слишком независимо от делавэрских аппаратчиков-демократов и, лишившись нужной поддержки, проиграл.

В целом политическая атмосфера в Делавэре окрашена республиканизмом с явно консервативным налетом. Немалую роль играют здесь провинциальные традиции: все знают друг друга, жизнь политиков, как и вообще известных лиц, на виду, и приняты благопристойные, «старинные» правила поведения. Впрочем, многие делавэрцы полагают, и не без основания, что эти традиции с выгодой определяют репутацию Делавэра как «честного штата», столь важную в деловом мире; здесь любят напоминать, что штат не знает случая, когда бы судью поймали на взятках. Но благопристойность эта относительна, поскольку решающую роль в республиканском электорате играют люди практичные, те, что наживаются на финансовом буме или служат в процветающих посреднических конторах, прагматики в большей мере, чем идеологические сторонники республиканизма.

Л. В. Смирнягин

Источник - "США - экономика, политика, идеология." №3 1989.

Последнее обновление 16.01.2016 год

Автор - Антропов Петр, 2001 - 2017.

petivantropov@gmail.com

  Рейтинг@Mail.ru