Главная страница | Античность | Средние века | Новое время | Двадцатый век | Техника | Самолеты | Корабли | Вооруженные силы | США | Технологии и наука Джорджия

 

Джорджия

 

Очерки об американских штатах

Джорджия

Джорджия была одной из 13 колоний Великобритании на Американском континенте и предназначалась для бедных переселенцев, осужденных и преследуемых по религиозным мотивам. Штат никогда не имел наследственной аристократии наподобие той, что сформировалась в Вирджинии и Южной Каролине. В гражданской войне жители Джорджии были не лидерами южной Конфедерации, а всего лишь солдатами в армии южан и жертвами последнего «марша к морю» генерала Шермана, решившего исход гражданской войны. Однако при внешнем скромном облике Джорджия имеет репутацию «имперского штата Юга» (по аналогии с Нью-Йорком)— не из-за величины территории (152,6 тыс. кв. км), хотя и самой большой к востоку от р. Миссисипи, а потому, что здесь, на стыке трех крупных регионов Юга — бассейна Миссисипи, Атлантического побережья и Пидмонта — расположено «сердце Юга», город Атланта.

Именно с него мы и начнем рассказ об этом штате.

Атланта начала развиваться с 30-х годов XIX в., когда легислатура Джорджии решила построить железную дорогу, соединяющую побережье Атлантического океана с внутренними районами страны. Для железнодорожного терминала было выбрано то место, где сейчас расположен центр города, что и предопределило процветание Атланты. В городе охотно размещали промышленные объекты, и он стал специализироваться на торговых, финансовых и транспортных операциях.

В 30-х годах XX в. У. Хартсфилд, член городского управления, а впоследствии мэр города, предложил сделать Атланту главным пересадочным пунктом на авиационном пути из Нью-Йорка в Майами. И хотя лучшее место для аэропорта было в Бирмингеме, положение города сыграло свою роль, и федеральные власти рекомендовали строить аэропорт в Атланте. В настоящее время аэропорт Хартсфилд — самый крупный в мире по регулярным линиям (связь с Лондоном, Парижем, Франкфуртом-на-Майне, Брюсселем, Амстердамом). Его пассажирооборот в середине 80-х годов составлял около 40 млн. человек в год. Грузооборот аэропорта может достигать 1 млн. т. Главная особенность его в том, что он транзитный и занимает первое место в мире по количеству пересадок. На Юге есть старый анекдот насчет того, что неясно-де, куда отправятся южане после смерти — в ад или в рай, но ясно, что по пути они сделают пересадку в Атланте.

Транспортные функции Атланты не исчерпываются аэропортом. Это единственный город в США на перекрестке сразу трех междуштатных автомобильных магистралей. По доле автомобильных перевозок в общем объеме перевозок наземным транспортом он, по прогнозам на 1990 г., должен обогнать Чикаго. Сравнение с этим городом неслучайно. По экономическим, политическим и культурным функциям Атланта играет на Юге во многом такую же роль, как Чикаго на Среднем Западе. Это катализатор всей экономики Юга, его интеллектуальный фермент, центр негритянской культуры и борьбы за гражданские права.

В 1981 г. альманах известной фирмы «Рэнд Макнелли», ежегодно ранжирующий города США по качеству жизни, назвал Атланту лучшим (с 1987 г. таким городом стал Питтсбург, штат Пенсильвания). Привлекательность Атланты стала ощущаться еще с начала 70-х годов. Уже тогда ее население росло вдвое быстрее населения страны. К метрополитенскому ареалу Атланты добавили еще три округа. В настоящее время в нем проживает 2,3 млн. человек (10-е место 8 стране), Стоимость жилья здесь на 29% ниже средней по стране, а строительство обходится на 30% дешевле, чем в Нью-Йорке. В Атланте размещаются 675 компаний высокой технологии с общим числом занятых 59 тыс. Военная промышленность представлена 17 компаниями, в том числе такими известными, как «Локхид». В Атланте расположен крупнейший в мире завод по производству кабелей волоконной оптики компании ATT. Здесь же раз-мещен и один из трех главных заводов корпорации «Норт телекон» — крупнейшего в мире производителя телекомму-никационных систем. «Сайентифик Атланта» производит наземные станции слежения за спутниками, доля которых, по свидетельству газеты «Файнэншл тайме», составляет 60% их общего производства в капиталистическом мире. Продолжается приток новых и расширение старых фирм и в окрестностях Атланты. «Дженерал моторс» открыла зазод в Лейквуде, «Форд» увеличил производство автомобилей и прицепов в Хейпвилле. На предприятиях всемирно известной компании «Кока-кола» в Атланте (кстати, и сам знаменитый напиток «Кока-кола» был изобретен здесь же аптекарем Дж. Пембертоном) работают всего 2,5 тыс. человек, однако стоимость реализуемой в год продукции достигает 6 млрд. долл.

«Козырной картой» города считается Технологический институт Джорджии. В начале 80-х годов он потратил на НИОКР 45 млн. долл. и вышел по этому показателю на третье место в США после Массачусетского технологического института в Бостоне (73,4 млн.) и Университета Джонса Гопкинса в Балтиморе (62,9 млн. долл.).

По сравнению с благополучным положением дел с высшим образованием особенно заметна слабая постановка среднего как в Атланте, так и во всем штате.

За последнее десятилетие экономический климат в Атланте стал особенно благоприятным. Южные бизнесмены обращаются за ссудами, как правило, в банки Атланты, а не Нью-Йорка, хотя он и считается финансовым центром США.

Если девять лет назад Атланта конкурировала с Сент-Луисом и Цинциннати зо региональное влияние, то теперь речь идзт о соперничестве в национальном масштабе — с Чикаго, Далласом, Канзас-Сити. Мэр Атланты, негритянский лидер Э. Янг, объявил о планах превращения Атланты в международный город и пытается привлечь иностранный бизнес в рамках «муниципальной международной политики». Из 150 крупных ярмарок-выставок, состоявшихся в 1979 г. в США, 28 прошли в Чикаго, 14 — в Нью-Йорке, в Атланте — 20 и более 800 конференций. Глазное здание для проведения конференций — принадлежащий штату «Уорлд конгресс сентр» с огромными выставочными помещениями и залом на 2 тыс. мест.

Иногда говорят, что Атланту построили скорее для приезжих, чем для ее постоянных жителей. В центре города расположены гостиницы на 5,5 тыс. мест, в остальной части большой Атланты гостиницы имеют еще 23 тыс. мест, но нехватка все разно ощущается. На один только съезд «Консьюмер электронике шоу» ожидалось около 20 тыс. гостей. Архитектура города прочно связана с именем Джона Портмена, создавшего комплекс зданий в центре Атланты на улице Пичтри, так называемый «Мерчен- дайз март», который считается одним из главных центров оптовой торговли всего Юго-Востока. Вершина его творчества, бесспорно,— 22-этажный отель «Риджен- си-Хзйетт» с открытым внутренним пространством, украшенным стеклянными галереями и выведенными наружу лифтовыми шахтами.

Нельзя обойти вниманием еще одну особенность города. Атланту называют столицей «негритянского капитализма», а улицу Оберн, где концентрируется негритянский бизнес,— «самой богатой негритянской улицей мира». Хотя «черное предпринимательство» в последние годы стало развиваться по всей стране, особенно в Детройте, Филадельфии и Лос-Анджелесе, тем не менее именно Атланте принадлежит репутация пионера в этой области. Дело в том, что в конце 50-х — начале 60-х годов Атланта избежала тех расовых столкновений, которые потрясли весь Юг в ходе борьбы за гражданские права. Тут даже сложился лозунг, гласивший, что «Атланта — город, который слишком занят, чтобы предаваться ненависти». В результате она стала домом для негритянской экономической и интеллектуальной элиты. Большинство ее представителей вышло из «Атланта юниверсити сентр» — крупнейшего учебного заведения для черных с четырьмя колледжами — Кларк, Морхаус, Моррис-Браун, Спеллман, теологической семинарией и Университетом Атланты, который славится такими выпускниками, как У. Дюбуа и Мартин Лютер Кинг.

Немало известности принес Атланте и ее романтический образ, созданный в романе «Унесенные ветром» американской писательницей Маргарет Митчелл. Именно с Атлантой связывались надежды на возрождение Юга после гражданской войны. Здесь была впервые сформулирована концепция «нового Юга», автор которой, издатель старейшей и весьма респектабельной газеты «Атланта конститьюшн» Генри Вудфин Грейди, предлагал взамен больной монокультурной экономики Юга диверсификацию всего хозяйства.

Репутацию Джорджии как «имперского штата» определяла и определяет, конечно, не только одна Атланта. К концу второй мировой войны Джорджия считалась одним из лучших штатов Юга, и послевоенные изменения были просто феноменальны. Сработал призыв губернатора Джорджии Э. Арнолла: «Давайте свернем с табачной дороги», которому Джорджия не преминула последовать. Если к концу войны в штате было около 1 млн. занятых, причем каждый третий из них работал на фермах, то уже в 1950 г. число занятых в промышленности было больше, чем в сельском хозяйстве, а в настоящее время Джорджия — крупный индустриальный штат.

Хорошо развита добывающая промышленность благодаря богатым природным ресурсам штата. Джорджия лидирует в США по добыче каолина. Крупнейший в стране «каолиновый пояс» пролегает между Огастой и Колумбусом. По добыче многих полезных ископаемых штат занимает первое место в США: гранита — в окрестностях г. Элбертона, барита — в графстве Бартоу, бокситов в графстве Самтер, талька — в окрестностях горы Кохутта. Большой известностью в стране пользуется джорджийский мрамор.

Нельзя не вспомнить, что в первой половине XIX в. Джорджия была главным поставщиком золота для США, основное месторождение которого находилось в районе горы Далонега. Добыча, правда, была свернута вскоре после открытия калифорнийских месторождений, но слава первой в стране «золотой лихорадки» осталась за Джорджией.

В обрабатывающей промышленности лидируют текстильные и швейные производства, разбросанные по небольшим городкам. Один из них, г. Долтон, недавно стал крупнейшим центром ковроткачества. Его заводы принадлежат хорошо известным компаниям «Шоу индастриал», «Коронет индастриал», «Гэлакси карпет», «Уорлд карпетс». Один из представителей штата в конгрессе, Эд Дженкинс, считается главным сторонником протекционистских мер, защищающих местное текстильное производство и текстильную промышленность США в целом от растущей конкуренции со стороны Тайваня, Южной Кореи, Гонконга и других стран.

Не отстает от промышленности и сельское хозяйство. Хлопок и персики уступили место птицеводству, по которому штат лидирует в стране. Развитию птицеводства способствуют прекрасные условия: теплый климат позволяет содержать птицу без капитальных сооружений; доставка кормов о Среднего Запада обходится дешево, так как используется водный путь. Небольшой город Гейнсвилл именует себя «бройлерной столицей мира», и его центральную площадь украшает скульптура цыпленка.

Основную посевную площадь занимает арахис — его выращивают в половине из 159 округов штата, преимущественно в плодородном «черном поясе» (названном так по цвету преобладающих здесь почв), ранее славившемся посевами хлопчатника. Здесь производится две пятых всего количества арахиса в США. По доходам в сельском хозяйстве штата арахис уступает лишь птицеводству и обгоняет даже сою, которая вместе с кукурузой вытеснила хлопок с Глубокого Юга. Город Долтон стал крупнейшим центром производства арахисового масла.

Значительные доходы приносят Джорджии и добыча креветок (3,5 млн, кг в год), по которой она занимает первое место в стране, а также лесное хозяйство и развитые на его основе деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность.

Все охотнее размещают в Джорджии свои предприятия иностранные компании. Размер иностранных инвестиций в начале 80-х годов составил 3,2 млрд. долл., а на предприятиях, принадлежащих иностранным владельцам, работало около 50 тыс. человек. Основные потоки иностранного капитала идут из Великобритании, Канады, Японии, ФРГ и Нидерландов. Размещение иностранных инвестиций тяготеет к сельской местности. Привлекает прежде всего обилие дешевой рабочей силы с окрестных ферм, лесоразработок или умирающих текстильных фабрик. По данным министерства сельского хозяйства, Джорджия уступает только Мэну по площади земли, занятой иностранной собственностью или принадлежащей иностранным предпринимателям. Для инвесторов, особенно японских, при-вносящих сюда совсем иную индустриальную культуру, традиции аграрной Джорджии показались более привлекательными, чем городской, а культура труда ближе к японской. Например, головной в США завод японской компании ТДК по производству видеокассет разместился в местечке Пичтри-Сити, а крупное предприятие фирмы «Йошида когио», выпускающее замки-молнии, — в Мейконе. Относительно благоприятное положение Джорджии отразилось на душевом доходе ее жителей, который в 1929 г. составлял около 50% среднего по стране, в 1950 г.— 68%, а в 80-х годах почти приблизился к среднему по США уровню.

Роль Джорджии на Юге и в стране определяет и ее политическая культура. Штат нередко выступал в роли политического новатора. В 1912 г. Дж. Гордон-Лоу основала здесь первое в стране движение герл-скаутов. В 1922 г. в Джорджии была избрана первая в США женщина-сенатор — Р. Фелтон, а в 1943 г. штат первым в стране узаконил право голосования с 18 лет.

Отсюда вышли многие выдающиеся политические деятели. Среди них сенатор У. Джордж, принимавший участие вместе с президентом Ф. Рузвельтом в «чистке консерваторов» и выступавший за двухпартийную внешнюю политику в период правления Д. Эйзенхауэра. Не менее существенна и фигура сенатора Р. Рассела. Г. Трумэн говорил про него, что если бы Рассел не был из Джорджии, «где расовая проблема столь горяча, он мог бы с большой вероятностью стать президентом». Принято считать, что со смертью Рассела в 1971 г. начался упадок доминирования южан в конгрессе. Реальный вес в сенате США Джорджия получила в 1972 г. после избрания консервативного демократа С. Нанна (ему тогда исполнилось 34 года). Он стал членом сенатского комитета по делам вооруженных сил и быстро завоевал уважение коллег. Возможно, на формировании его интереса к военным проблемам сказался авторитет родственника — конгрессмена К. Винсона, который считался едва ли не самым выдающимся представителем в конгрессе от Джорджии. Он пробыл там с 1915 по 1965 г., почти 50 лет, значительное время возглавлял комитет палаты представителей по делам вооруженных сил и завоевал себе на этом посту репутацию «отца современного военно-морского флота США». Пользуясь своим влиянием, С. Нанн смог убедить президента Дж. Картера увеличить военные расходы, мотивируя это «советской военной угрозой». При президенте Рейгане С. Нанн выдвинулся в общепризнанные лидеры сената в вопросах обороны, хотя во многих вопросах их позиции расходились. Он выступал против широкой интерпретации Договора по ПРО, предлагал пересмотреть программу «звездных войн» с упором на оборону наземного базирования ядерных сил сдерживания, стоял у истоков выработки Договора по РСМД. Сегодня без его участия не может быть принято ни одно важное военно-полити- ческое решение. Его роль была решающей в провале кандидатуры Дж. Тауэра и выдвижении Р. Чейни на пост министра обороны в администрации Буша.

Видным представителем Джорджии в конгрессе был Э. Янг — первый негр, избранный в конгресс от Юга со времен Реконструкции. В 1977 г. он стал постоянным представителем США при ООН, а затем сменил М. Джексона, первого черного мэра Атланты, на его посту.

Одной из самых интересных и неожиданных фигур, представлявших Джорджию на национальной политической сцене, был, несомненно, 39-й президент США Дж. Картер. Его карьера началась с избрания губернатором в 1970 г. Он не был популистом, но постоянно разъезжал по штату и выслушивал жалобы граждан. Картер боролся за жесткие законы в защиту потребителей и регулирование банковской деятельности, настаивал на представительстве черных и женщин в правительстве штата и пользовался их поддержкой; разработал программы здравоохранения и образования в штате. Избрание Картера президентом воспринималось в США как символ реинтеграции Глубокого Юга в национальную политику и экономику.

Год избрания Картера губернатором стал своего рода водоразделом в политике штата, да и Юга в целом. До Картера политическую картину Джорджии определяла проблема отношений черных и белых, особенно отчетливо проявлявшаяся в противостоянии Атланты и сельской Джорджии. Белые жители Атланты хотя и не ратовали за расовую интеграцию, ощущали в отношении черных моральный долг и поддерживали развитие их гражданских прав. В сельской глубинке вплоть до выхода на политическую арену черных в 60-е годы преобладали взгляды того со-циального слоя, который иногда называют «белый мусор» или «белая зола»,— небогатых белых фермеров-расистов и религиозных фундаменталистов.

Неприятие прав черных совместилось здесь с «деревенским» протестом, характерным для конца 30-х — начала 40-х годов и направленным против финансистов Севера и их сподвижников в городах Джорджии, которые якобы хотели построить индустриализованный «новый Юг», игнорируя при этом «грязного фермера». Первым «деревенским лидером» был член легислатуры штата, один из лидеров ку- клукс-клана, Т. Уатсон. Главным итогом его политической деятельности стала система номинации кандидатов в штатные органы власти, построенная на основе сетки графств, а не округов с равной людностью, что гарантировало «сельское большинство». Надо учитывать, что в сельской местности Джорджии проживала всего пятая часть избирателей, зато графств там было значительно больше, чем в метрополитенской Атланте. Так, в 1960 г. в графстве Фултон, где расположена Атланта, проживало 556,3 тыс. человек, но оно имело столько же представителей, сколько и три маленьких сельских графства с населением около 7 тыс. человек. По словам известного политолога Дж. Бернда, такая система «стала карикатурой на демократическое представительство».

Продуктом этой системы стал правый популист и демагог Ю. Талмадж, несколько десятилетий заправлявший в политике Джорджии вплоть до своей смерти в 1946 г. Он призывал «забытых» белых избирателей из сельского захолустья защищать сегрегацию и бить корпорации. Поддерживая сельский имидж, он любил хвастаться, что устроил выпас на лугу перед губернаторским домом для своей коровы, потому что его жена была недовольна молоком, поставляемым в Атланту. Однако, воспользовавшись голосами «забытых» людей, Талмадж не оправдал их надежд, стал выступать против «нового курса» президента Рузвельта, охотно принимал помощь крупных банкиров Атланты. Кстати, его сын Герман запомнился жителям тем, что в 1964 г. произносил тосты в честь одного из лидеров ку-клукс- клана, а спустя некоторое время с благодарностью принял ученую степень от негритянского колледжа Морхаус — типичный пример расовой демагогии и лицемерия.

Порождением правого популизма был Л. Мэддокс, который, будучи губернатором штата Джорджия, исповедовал «сельские идеалы». В начале 60-х годов он, потрясая топором и пистолетом в дверях принадлежащего ему ресторана в Атланте, отгонял от входа черных. Даже умеренные белые не одобряли его выходки, не говоря уже о Мартине Лютере Кинге, который заявил, что ему стыдно считать себя жителем Джорджии, потому что таковым является Мэддокс. Расовая неприязнь, уходящая корнями в правый популизм, открыто проявлялась по отношению к негритянским политическим лидерам. В 1962 г. Верховный суд США потребовал от властей Джорджии перейти к прямому избранию кандидатов по правилу «один человек — один голос», и в легислатуру штата был избран первый негритянский сенатор — атлантец Л. Джонсон. Однако белые законодатели отказывались пожимать ему руку. Еще более возмутительно белое большинство повело себя в отношении черного представителя в легислатуре Дж. Бонда, которого в 1966 г. просто отстранили от должности за поддержку пацифизма, мотивируя это тем, что позиция Бонда «подрывала» закон о воинской повинности и была на руку врагам США. И все-таки ситуация менялась: федеральный закон о правах голосования 1965 г. открыл шлюз для черных голосов. Если в 1940 г. их доля составляла 2%, то в 1964 г.— 44%.

К 1966 г. в легислатуре было уже 10 черных, а в 1982 г.— 25. В начале 70-х годов Дж. Картер констатировал, что «время расовой сегрегации прошло». Избрание Картера прези- двнтом подтвердило, что кандидат, поддерживаемый черными на Глубоком Юге, может выиграть голоса и значительной части белых избирателей. Демократические кандидаты в президенты У. Мондейл (1984 г.) и М. Дукакис (1988 г.) не победили в Джорджии, но оба набрали здесь по 40% голосов, значительно больше, чем их предшественники в 1968 г. (27%) и в 1972 г. (25%).

Представители демократов сильны теперь в Джорджии в основном на местных выборах, где борьба развертывается между группировками внутри партии. Республиканцы же получают все большую поддержку на выборах в центральные органы. Джорджия избрала своего первого со времен Реконструкции республиканского представителя в конгресс лишь в 1964 г. В том же году Б. Голдуотер, будучи республиканским кандидатом в пре-зиденты, впервые набрал большинство голосов в Джорджии. На выборах 1968 и 1972 гг. здесь выиграл республиканец Р. Никсон, в 1984 г.— Р. Рейган, а в 1988 г.— Дж. Буш. Причем последний набрал примерно одинаковое количество голосов и в районе большой Атланты, и в остальной части штата (по 60%), что сви-детельствует о некотором выравнивании позиций городского и сельского watfSlte'-''' ния. Города в значительной степени благодаря неграм остаются демократическими, а пригороды, куда переезжают белые, становятся республиканскими. На метрополитенскую Атланту теперь приходится 40% голосов всей Джорджии (против 23% в 1968 г.), и по мере ее роста все очевиднее обнаруживается сходство с другими консервативными городскими агломерациями Юга.

Однако, несмотря на революцию в гражданских правах, вопрос об экономической дискриминации черных остается нерешенным: их уровень душевого дохода в 2 раза ниже, чем у белых.

Если посмотреть на карту Джорджии (см. 3-ю стр. обложки), видно, что штат делится двумя почти параллельными линиями—цепочкой Аппалачей и линией водопадов — на три района с ярко выраженными природными и экономическими особенностями.

Северная часть занята преимущественно горными хребтами Аппалачей и узкими долинами с песчаными почвами. Здесь преобладает лесоповал, гидроэнергетика и текстильная промышленность. Предприятия текстильной и деревообрабатывающей промышленности располагаются коридорами вдоль междуштатных магистралей и рек. Именно здесь и находится известный своими коврами Долтон. В отдельных широких долинах плодородные почвы позволяют выращивать хлопок, фрукты, зерно и овощи, разводить скот мясного направления. Эта часть Джорджии никогда не знала плантационной системы хозяйства, и основную массу ее населения составляют белые, преимущественно демократической ориентации, приверженцы расовой сегрегации. Экономические импульсы в этот район поступают от Атланты и Чаттануги (штат Теннесси), явно ощущается влияние их пригородов. Нынешний губернатор Джорджии Дж. Харрис родом из этих мест.

Южнее простирается холмистый район Пидмонта, находящийся под преимущественным влиянием Атланты. К востоку от Атланты раскинулся живописный город Атенс, где расположен Университет Джорджии, к югу находится поселение Уорм-Спрингс, известное благодаря так называемому «маленькому Белому дому» — месту кончины президента Ф. Д. Рузвельта. Говорят, низкий уровень жизни в Джорджии, который Рузвельт испытал на себе, и навел его на мысль о политике «нового курса». Неподалеку от Атланты возвышается известная на всем Юге гора Стоун, где высечены барельефы лидеров южной Конфедерации.

На границе между Пидмонтом и «черным поясом» вдоль линии водопадов расположено несколько городов. Самый западный из них, Колумбус, представлял бы собой обычный текстильный центр со всеми его проблемами, если бы не наличие рядом крупного военного учебного центра США Форт-Беннинг. Колумбус называют «армейским университетом» США, так как там находятся школы по подготовке пехоты, воздушно-десантных войск, рейнджеров и офицерское училище. В последнее время город стал привлекать предприятия отраслей высокой технологии.

В середине 80-х годов компания «Пратт энд Уитни» построила здесь завод реактивных двигателей.

Посередине линии водопадов раскинулся живописный Мейкон, печально знаменитый своим расистски настроенным бывшим мэром Р. Томпсоном, предлагавшим использовать автоматы для разгона негритянских митингов. Главный работодатель в городе — база ВВС США Робинс. Все чаще Мейкон привлекает внимание иностранных инвесторов, прежде всего из Японии. На восточном краю линии водопадов, на реке Саванна расположен город Огаста, пользующийся национальной популярностью в связи с проходящим здесь каждую весну турниром мастеров игры в гольф. За многочисленные зеленые насаждения его иногда называют «городом-садом Юга». Промышленные и военные предприятия размещаются в основном в пригородах. В 80-х годах компания «Сирл» начала строить здесь огромный фармацевтический завод. В период борьбы за гражданские права негров на Юге город был ареной жестоких расовых столкновений.

К югу от линии водопадов протянулся «черный пояс» — типичная сельская глубинка с небольшими поселениями, окруженными посевами арахиса и сои. Со времен гражданской войны это был самый бедный район штата, и только бурные 60-е продвинули его в экономическом развитии. На побережье находятся небогатые сельские районы. Вместе с «черным поясом» они служат оплотом демократической партии в штате.

На фоне этого сельского захолустья южных районов Джорджии выгодно выделяются два города — Саванна и Олбани. Саванна расположена на том месте Атлантического побережья, с которого началось освоение территории штата в 1733 г., когда генерал Дж. Оглторп прибыл сюда со 125 англичанами. Англия рассматривала Саванну в качестве столицы своей последней колонии в Новом Свете и военного буфера между Каролинами и испанской Флоридой. Город был спланирован по оригинальному плану, предусматривавшему закладку большого количества небольших живописных площадей. В XIX в. Саванна процветала благодаря хлопку. Промышленность появилась в 30-х годах нашего века, когда в городе разместился завод компании «Юнион кэмп» — крупнейший в мире производитель картонных ящиков. Вскоре он и завод компании «Америкен сайнемайд», производящий химические продукты на основе цианистой кислоты, резко обострили экологическую обстановку в городе, которая до сих пор остается напряженной. Один из главных работодателей Саванны — порт (грузооборот 12 млн. т в 1988 г.), который занимает первое место среди южноатлантических портов США по внешней торговле (на него приходится три четвер-ти грузооборота).

Олбани, расположенный на юго-западе штата, до середины 80-х годов считался одним из самых быстрорастущих городов. Если в 1940 г. его население едва достигало 19 тыс., то в 1980 г. (вместе с пригородами)— 112,7 тыс. человек. Город проделал эволюцию от арахисового центра до промышленного. Сейчас там размещаются предприятия таких фирм, как «Миллер брюинг» и «Мерк» (фармацевтика), «Проктер энд Гэмбл» (целлюлозно- бумажные изделия), «Файрстоун» (производство шин).

На равном расстоянии от Саванны и Олбани в юго-восточном углу штата находится национальный заповедник Окефеноки-Свомп, привлекающий в штат многочисленных туристов и охотников. По живописности и экзотичности эта территория может сравниться со знаменитым ландшафтным заказником «Каллауэй-Гардене», расположенным к северу от Колумбуса. В целом туризм ежегодно дает штату около 6 млрд. долл. П

ерспективы развития Джорджии, согласно американским прогнозам на 2000 г., представляются весьма оптимистическими. Ожидается удвоение населения относительно нынешних 6 млн. Будет продолжаться приток капитала и связанный с ним процесс диверсификации хозяйства штата. Таким образом, богатый социально-экономический опыт Джорджии, накопленный в процессе преодоления болезненных проблем Юга, мог бы послужить ориентиром развития отсталым районам США.

А. В. Новиков.

Источник - "США - экономика, политика, идеология."" №7 1989.

Последнее обновление 09.11.2015 год

Автор - Антропов Петр, 2001 - 2017.

petivantropov@gmail.com

  Рейтинг@Mail.ru