Главная страница | Античность | Средние века | Новое время | Двадцатый век | Техника | Самолеты | Корабли | Вооруженные силы | США | Технологии и наука Нобелевские премии: американцы впереди

 

Нобелевские премии: американцы впереди

 

Почти 180 премий в разных отраслях науки, за миротворческую деятельность и по литературе за более чем 85-летнюю историю самых престижных наград современного мира, более 200 лауреатов, среди которых такие почитаемые во всем мире имена, как Хемингуэй и Морган, Майкельсон и Дж. Уотсон... США в этом отношении далеко обогнали своего ближайшего «конкурента» Великобританию с ее 50 премиями и даже всю Западную Европу с Японией впридачу, у которых насчитывается не более 100 премий. Развороты самых популярных журналов, таких, как «Тайм», отдаются ныне освещению премий, научных достижений и имей лауреатов года. Политики и государственные деятели прислушиваются к мнению нобелевских лауреатов н выносят на оспове их оценок стратегические решепия. Американские университеты и исследовательские учреждения перемапивают к себе лауреатов и потенциальных получателей премии, которой пет равной по престижу в. научном мире. Некоторые наиболее именитые учреждения научного истэблишмента, например Национальный институт здоровья (Бетесда, Мэриленд), во время юбилейных торжеств подсчитывают и всенародно объявляют, сколько нобелевских лауреатов работает по их грантам.

Что же сегодня представляет собой феномен Нобелевских премий для США и американцев? Что такое сами Нобелевские премии в современном мире? Отражает ли их хронология поступательное развитие науки и техиики? На эти вопросы мы попытаемся дать ответ.

«В этом году премии гериатрические», — сказал корреспондентам, имея в виду свой пожилой возраст, Л. Ледерман. Он вместе с двумя своими соотечественниками — М. Шварцем и Дж. Стайнбергером — был удостоен в 1988 г. Нобелевской премии по физике за открытие, которое они вместе сделали еше в 1962 г., когда сумели поймать до того неуловимые нейтрино, мельчайшие из известных сегодня частиц материи, образующихся при мощных ядерных процессах. Ледерман. которому 66 лет, последние десять лет директор знаменитого Национального ускорителя им. Э. Ферми, расноложеииого в городке Батейвия, что неподалеку от Чикаго. Из-за разницы во времени сообщение из Стокгольма разбудило его на рассвете. Его первой реакцией, по свидетельству жены, был веселый смех. Потом он объяснил ей, что «они просто не могли так долго решить, потому что не знали, за какое открытие награждать меня».

В семь часов утра в лаборатории уже хлопали пробки от шампанского, а через некоторое время в офисе Ледермана состоялась пресс-конференция, на которой он сказал: «Жизнь, проведенная в науке, сама по себе есть награда, так что премии в действительности не так уж и нужны. Но это совершенно не относится к Нобелевской премии, потому что она обладает собственной аурой. Возможно, благодаря именам прежних лауреатов, таких, как Эйнштейн и Ферми, к которым мы все относимся с благоговением». Именно Ферми дал в свое время название нейтрино. что в переводе с итальянского означает «нейтрончик» (подобно нейтрону эти частицы не имеют заряда). Как писал потом международный научный журнал «Нейчер», «удивление вызвала не сама награда, а ее явная запоздалость». Ледерман по этому поводу вполне мог бы повторить слова П. Л. Капицы, сказанные им в Стокгольме в его нобелевской лекции: «Я сделал эту работу сорок лет назад и уже успел забыть о ней».

Успел забыть о физике высоких энергий и М. Шварц, основавший в Кремниевой долине неподалеку от Станфорда собственную электронную компанию «Диджитал патвэйс», которая производит оборудование для предупреждения проникновения в информационные банки данных и компьютерные сети. Он так и не смог преодолеть сопротивление различных комитетов и бюрократические препоны, воздвигнутые, как он считает, в последнее время на пути фундаментальных исследований. «В начале 60-х мы проводили свои эксперименты всемером, работая в течение двух лет на площади размером с почтовый конверт. Мы обращались в Брукхейвенскую лабораторию, прося выделить нам время для работы на ускорителе, и они говорили нам: будьте нашими гостями!» А теперь в Европейском центре ядерных исследований (ЕЦЯИ) эксперименты проводят 350 человек из 35 разных институтов, добавил он. Национальный научный фонд три раза отказывал ему в выделении средств на проведение исследований, в которых он надеялся обнаружить фундаментальную Z-часттщу еще в 70-х годах (частица была зафиксирована в 1983 г. в ЕЦЯИ итальянцем К. Руббиа. который довольно долго работал в Батейвни (штат Иллинойс), за что ему на следующий год и была вручена Нобелевская премия по физике). В конце концов Шварц перебрался в район Сан-Франциско, где раскинулась Кремниевая долина, целый мир микроэлектроники.

Третий участник нейтринового эксперимента, Дж. Стайнбергер, теперь работает в ЕЦЯИ, отчаявшись дождаться награды за свое давнее открытке. Все трое уже неоднократно были кандидатами на награждение, однако каждый раз что-то мешало им достичь заветной цели. На их глазах наградили множество более молодых исследователей за гораздо более «молодые» открытия.

«Гериатрической» получилась премия 1988 г. и в области медицины. Ее вместе с англичанином Дж. Блэком разделили 83-летний Дж. Хитчингс и 70-летняя Г. Элион. Сегодня мы пожинаем плоды пх открытий, которые они совершили почти 40 лет назад», — сказал об американских лауреатах официальный представитель в Стокгольме. Одним из тех плодов является знаменитый АЗТ, применяющийся ныне для лечения больных СПИДом Хитчингс начал свои исследования в начале 40-х годов. В 1945 г. к нему присоединилась Г. Элион, «счастливое дитя великой депрессии» — как называла она себя. Столкнувшись с невозможностью найти работу, она поняла, что ее спасение в получении образования. После окончания вечернего университета она попала в лабораторию Хитчингса. Оба вот уже долгие годы работают в американском филиале транснациональной фармацевтической фирмы «Бэрроуз Уэлкам» в штате Северная Каролина. Дж. Хитчингса в то утро тоже подняли очень рано. Ему в шесть утра позвонил его друг, услышавший новость из Стокгольма по радио.

Далее из соображений экономии введем обозначения: Ф — физика, X - химия, М - медицина, Э - экономика, Л - литература, Мир - премия мира.

И тут же начались телефонные звопки с поздравлениями буквально со всего мира. Тем не менее официальное сообщение Нобелевского комитета Хитчингс получил, только придя па работу. Он не очень был удивлен наградой, поскольку давно ждал ее, особенно на фоне ажиотажа вокруг СПИДа. Тем не менее он сказал корреспондентам: «Я рад, что дожил до всего этого и смог увидеть собственными глазами». Г. Элион призналась репортерам, что и не мечтала о такой высокой награде.

Американцы могут быть довольны: из четырех научных премий две принадлежат им. половина всех лауреатов 1988 г.— граждане США. Конечно, это не 1976 год, когда в Стокгольм были приглашены только американцы — физики Б. Рихтер и С. Тинг, химик У. Липскомб, медики Л. Гайдузек и Б. Бламберг, экономист М. Фридмэн и писатель Сол Бел лоу (только две молодые ирландки М. Корриган и Б. Уильямс сумели «перехватить» у них премию мира, но они, как и все лауреаты этой премии, получали ее в Осло). Но и не «ужасный» 1984, когда всего лишь одпп американец — 63-летний Б. Меррифилд из Рокфеллеровского института в Нью-Йорке получил премию по химии да и то за работу 25-летней давности. В тот год американцы заявляли, что их наука потерпела фиаско, поскольку в США давно уже отвыкли от подобного.

В чем же тайна престижа Нобелевской премии? Обозреватели и эксперты полагают, что он покоится на трех китах: во-первых, имена гениев человечества, таких, как А. Эйнштейн, Н. Бор, Л. Ландау, удостоенных премии. Во-вторых, деньги, поскольку сегодня она является самой высокой в денежном выражении. В декабре прошлого года лауреаты получили по чеку около 400 тыс. долл. И в Стокгольме внимательно следят за тем, чтобы цифры, проставляемые каждый год в чеке, постоянно росли.

Когда же касаются третьего, то обычно ссылаются на некую таинственную смесь двух начал в психологии человека: революционности и консервативности. С одной стороны, Нобелевская премпя пришла в то время, когда зашатались троны и стали терять свое былое значение дворянские и аристократические титулы. Но в то же время в человеке всегда сильно стремление чем-то выделиться, прославиться, быть отмеченным знаком признания его заслуг перед соотечественниками и современниками. И премия поэтому появилась как раз вовремя, став во многом ответом на чаяния ученых, литераторов и общественных деятелей.

Кем же был человек, чье имя носят эти премии?

Альфред Бернхард Нобель
(21 октября 1833 — 10 декабря 1896)

Он долгие годы прожил в России, где прошли его детство и юность, затем отец отправил его путешествовать по Европе и Америке. За океаном он встретил соотечественника — инженера Эриксона, построившего для Линкольна знаменитый боевой корабль «Монитор», который прославился 9 марта 1862 г., появившись внезапно на Хэмптонском рейде, в результате чего была спасена эскадра янки. Эриксон проводил также эксперименты с паровыми машинами и в области использования солнечной энергии, заразив Альфреда страстью к изобретательству.

По возвращении в Стокгольм, куда его отец перебрался после разорения в России, Альфред вместе с нпм начинает опыты с нитроглицерином (внимание к которому могло быть привлечено еще в Петербурге известным русским химиком Н. Н. Зининым). Во время одного из опытов гибнут от взрыва брат Альфреда и друг семьи талантливый химик Хетцман. В 1862 г. А. Нобель патентует свое первое изобретение — так называемый «запал», которым использовался при строительстве Тамбовско-Курской железной дороги.

Не Нобели изобрели нитроглицерин, но они наладили его промышленное производство, которое постоянно росло.

Затем Нобель придумал пропитывать нитроглицерином инфузорную землю (по-немецки «кизельгур»), в результате чего он получил динамит, что означает в переводе с греческого «сильный». Динамит действительно придал Нобелю такие силы, о которых он не мог и мечтать. В год его смерти почти сотня заводов в 20 странах мира произвела 66,5 т взрывчатки, о которой он писал Берте фон Зутнер, известной своей страстной борьбой за мир: «Вещи, которыми я занимаюсь, действительно чудовищны». В другом письме он добавляет: «Мои динамитные заводы быстрее положат конец войне, чем все ваши мирные конгрессы. Когда две армии смогут уничтожить друг друга за несколько секунд, все цивилизованные нации, охваченные ужасом, тут же распустят свои армии...»

В 1895 г. Нобель обнародовал в Париже свое знаменитое завещание, согласно которому весь его капитал обращался в специальный фонд, проценты с которого должны были выплачиваться в виде премий за достижения в науке. Затем, возможно под влиянием Зутнер и переписки с нею, он добавляет также и литературу, премия по которой должна была присуждаться «за создание произведеиия, наиболее полно отражающего стремление к идеалу».

Начальный список премий по науке включал математику, физику, химию и медицину с физиологией. Последними Нобель очень увлекался сам, проводил многочисленные анализы биологических жидкостей, знал и ценил нашего выдающегося исследователя И. П. Павлова, которому пожертвовал 10 тыс. рублей на лабораторию (Павлов получил премию в 1904 г.). Однако математика — «царица наук» осталась без премии.

Молва гласит, что Нобель не согласился с кандидатурой математика — профессора Стокгольмского университета М. Миттаг-Лефлера, заявив, что тот «мою премию не получит никогда». Шведские академики, однако, заупрямились, и тогда Нобель вообще вычеркнул математику из своего списка. Только в 1968 г. Шведский банк в ознаменование своего 300-летия учредил мемориальную Нобелевскую премию по экономике, включая эконометрику, частично исправив положение. Одну из первых премий по экономике получил советский ученый Л. В. Канторович.

Часть денег было решено передать норвежцам, которые стали вручать премию мира. Решение о награждении премией мира выносит специальный комитет, избираемый членами норвежского парламента. Вручает ее не король, а председатель комитета, в настоящее время 3. Аарвик. Через год после Зутнер (1905 г.) премию мира вручили американскому президенту Т. Рузвельту за проведение мирных переговоров между Россией и Японией.

В 1901 г. состоялось вручение первых премий. Их получили немцы В. Рентгеп н 3. Беринг, создавший противодифтерийную сыворотку, которая спасла десятки тысяч жизней, голландский химик Я. Вант-Гофф и французский поэт Ф. Сюлли-Прюдом. В Осло премию мира вручили швейцарцу А. Дюнану, основателю Международного Красного Креста, и французскому пацифисту Ф. Пасси. В Стокгольме первые премии вручал король Оскар II, прославившийся в 1904 г. словами, сказанными им в адрес Павлова: «Я его боюсь, он, наверно, социалист, потому что не носит орденов!»

С 1923 г. торжественная церемония награждения проводится в стокгольмском Концертном зале, серая громада которого сейчас подавлена пятью белыми небоскребами, стоящими рядом с ним. Зал вмещает до 2 тыс. гостей. На торжественной церемонии присутствуют король и его двор, члепы Нобелевских комитетов и лауреаты прошлых лет. Король встает при приближении нобелевского лауреата, вручая ему памятный диплом и золотую медаль. Считается, что это единственный случай, когда король встает в присутствии смертного. За всю историю Нобелевских премий их вручали четыре короля: упоминавшийся уже Оскар II, его сын и внук Густавы V п VI, и правнук Карл XVI Густав, родившийся в 1946 г. и коронованный 15 сентября 1973 г. Он внес существенные изменения в проведение торжеств.

Теперь лауреаты не спускаются со сцены в партер, а встречаются с королем в центре сцены в круге с вытканной буквой «N» на темно-синем ковре. Король и королева Сильвия, дочь западногерманского бизнесмена Соммерлата, сидят на сцене в позолоченных креслах справа по отношению к залу, а лауреаты — слева. Лауреаты прошлых лет занимают места амфитеатром, обращенным к залу. После торжественной церемонии в городской ратуше устраивается банкет в честь лауреатов.

На следующий день король принимает лауреатов в своем дворце на северной оконечности острова Гамла Стан. Дворец обращен окнами на Гранд-отель, где в течение недели живут в лучших номерах лауреаты и их близкие. Во дворце вручаются чеки.

Деньги

Как уже говорилось. Нобелевская премия сегодня по своему номинальному выражению является самой большой, вплотную приблизившись в 1988 г. к 400 тыс. долл. Первые же лауреаты получали по чекам около 40 тыс. долл. При поверхностном сравнении может показаться, что премия возросла в 10 раз. Однако это далеко не так. Как раз наоборот: нынешняя премия примерно в 1,5 раза «легче», чем первые. Это объясняется инфляцией. Экслерты шутят, что премия по экономике действительно «мемориальная», поскольку вызывает в памяти те далекие полновесные деньги, которые труды современных экономистов не сумели удержать от инфляции.

Но престиж дороже любого капитала. Когда лос-анджслесскому врачу Р. Гэйлу, участвовавшему в спасении жертв Чернобыля, сказали, что он достоин премии мира, то он ответил, что предпочел бы Нобелевскую но медицине. А японец С. Тонегава, работающий в Массачусетском технологическом институте, которого за открытие в области иммунологии наградили премией по медицине в 1987 г., тоже сказал, что для него в награждении главное — престиж. А 300 тыс. долл. он смог бы заработать за год в госпитале.

Ныне многие премии так или иначе соотносят с Нобелевскими. Шведы учредили премию имени супругов Крафоорд. Ез тоже вручает король (правда, в гражданском платье, а не в смокинге), и награждают ею за достижения «вне сферы Нобелевских премий».

Есть «альтернативная Нобелевская премия», недавно «Тайм» объявил, что хорошо бы учредить Нобелевскую премию по экологии.

Японцы учредили премию Киото (в честь древпей столицы страны), церемония которой в точности копирует торжества в Концертном зале. Даже император по отношепию к зрителям сидит так же. как король Швеции. В США вдова А. Ласкера, погибшего от рака, учредила премию но медицине, которая вручается с 1944 г. Официальные представители Ласкеровского комитета подчеркивают, что их премия обычно предвосхищает награждение Нобелевской премией. Ею были награждены за две недели до сообщения из Стокгольма С. Тонегава, а также две исследовательницы Б. Маклинток (М, 1983) и Р. Леви-Монтальчини, удостоенная Нобелевской премии по медицине за год до Тонегавы.

Сегодня в США хорошо понимают значение Нобелевской премии. Реклама компании ATT подчеркивает, что изобретатели транзистора, удостоенные за это премии по физике в 1956 г., работали в ее лаборатории. Среди них был Дж. Бардин, первый американец, удостоенный двух премий в одной области (второй — Л. Полинг — получил премии по химии и за мир).

Журнал «Тайм» сообщал, что Техасский университет в Остине потратил несколько лет на переговоры с лауреатом премии по физике С. Уайнбергом, переманивая его к себе. В конце концов тот согласился за годовую зарплату в 100 тыс. долл.

С. Уайнберг выступал перед конгрессом в защиту гигантского проекта строительства «сверхускорителя» на сталкивающихся пучках элементарных частиц (суперколлайдера). Проект из-за своей громадной стоимости в несколько миллиардов долларов встретил непредвиденные политические осложнения. Возможно, что присуждение Нобелевской премии Ледермапу, который также является горячим сторонником суперколлайдера, перевесило чашу весов в умах законодателей. Недавно в «Тайме» мелькнуло сообщение о том, что его решено построить в Техасе.

Более 70 американских нобелевских лауреатов поставили по призыву М. Гелл-Манна (Ф, 1969 г.) свои подписи под петицией в Верховный суд страны, требуя дать отпор креационистам, заявлявшим о том. что человек создан богом. Американская печать отмечала, что это самая большая совместная акция лауреатов страны. Несколько американских лауреатов участвовали также в работе конференции, проводившейся в марте 1988 г. в Париже по инициативе Э. Визела (Мир, 1986 г.). Среди них были Розалин Ялоу (М, 1977 г.), Д. Гайдузек (М, 1976 г.) и Г. Киссинджер, получивший премию мира 1973 г. Лауреаты, собравшиеся в Елисейском дворце по приглашению президента Миттерана, обсуждали самые животрепещущие проблемы современности.

Другой американский лауреат, Дж. Уолд (М., 1967 г.), посетил в ноябре 1985 г. Советский Союз в составе делегации конгресса лауреатов Нобелевской премии. Делегация была принята в Кремле М. С. Горбачевым. который, в частности, сказал: «Наша страна высоко ценит гуманистическую традицию истинных ученых, у истоков которой стояли Нильс Бор, Альберт Эйнштейн, Фредерик Жолио-Кюри».

Американские университеты ведут подсчет количества лауреатов, которые работают или учились в них. Так, в Корнеллском университете насчитывается десять лауреатов, столько же их в Рокфеллеровском институте Ныо-Йорка, а в Гарварде лауреатов более 40! Все это повышает престиж университета и его возможности в деле прнвлечеиия фондов.

Журнал «Нейчер» недавно писал, что непринятие статьи потенциального нобелевского лауреата является «ночным кошмаром» редактора.

Внимательно следят за статусом премии и в Стокгольме. Так, педав- ко директор фонда Стиг Рамел сказал корреспонденту журнала «Сайенс», что удвоение выплат по чекам в последние четыре года связано с успешной деятельностью на бирже, в частности их фирмы по торговле недвижимостью. В настоящее время активы фонда приближаются к 1 млрд. долл., что позволяет надеяться довести к 2001 г.— году 100-летнего юбилея премий — выплаты по чекам до 1 млн.! Вот тогда-то размер премии сравняется с теми первыми. Можно также добавить, что ныне процедура отбора кандидатов обходится фонду примерно в 1 млн. долл. ежегодно.

Критика

Практически сразу же после объявления имен новых лауреатов в прессе раздаются критические голоса. Причем наиболее резко высказываются американцы, которым вроде бы грех жаловаться. Никто не имеет премий больше в абсолютном исчислении (лишь англичане могут с ними сравниться в количестве премий «на душу населения»). В основном критика касается тех или иных упущений, недосмотров и т. д. Авторы статей спрашивают, почему дали тому, а не дали этому. Так было с присуждением премии С. Тонегаве, а также К. Мюллеру и Дж. Беднорцу (Ф. 1987 г.), вместе с которыми должны были разделить премии американцы Ф. Ледер и П. Чу, сделавшие важные открытия в области иммунологии и высокотемпературной сверхпроводимости.

Чаще всего в Стокгольме хранят олимпийское спокойствие, но иногда не могут устоять перед настойчивостью американских корреспондентов. Так было в 1974 г., когда премию по физике присудили английскому радиоастроному Э. Хьюишу, «пропустив» его аспирантку Дж. Белл, истинную «виновницу» открытия, за которое и была присуждена премпя. «Тайм» назвал эту историю «Нобелевским скандалом». На пресс-конференции в Монреале известный астроном Ф. Хойл охарактеризовал действия Хьюпша «научно недобросовестными». Шведский физик Г. Вильгельмсон, представитель Нобелевского комитета, пытался оправдываться: «Мы были бы рады дать премию и Белл, но она всего лишь внештатный корреспондент, написавший о пожаре в доме». Однако с этим не согласился Т. Голд, астроном из Корнеллскего университета, который сказал, что «Белл достойна награды, поскольку первая распознала природу удалеппого космического радионсточника».

Нелицеприятной критике со стороны американских средств массовой информации подвергается и Шведская академии, присуждающая премии по литературе. Так, журнал «Ньюсуик» выступил с большим материалом, озаглавленным «Политика и Нобелевские премии». В материале отмечалось, что, например, известный американский писатель Н. Мейлер давно стоит на очереди (о том же писал и «Тайм»), Одпако литературные достижения сами по себе еще не делают лауреата.

«Отягчающим обстоятельством» может явиться и всемирная слава писателя, и высокий уровень продаж его книг. «Ньюсуик» полагает, что самый влиятельный член Академии. 80- летний А. Лундквист, «играет не по правилам», открыто выступая против английских и американских писателей. В 1980 г. он был против Г. Грина, заявив, что ему не нравится «писанина» этого писателя, а в 1983 г. он выступал против У. Голдинга.

Однако многие «грехи» нобелевцев можно простить, если вспомнить историю награждения Карла фон Осецкого. Страдая туберкулезом, он принимал премию мира за 1935 г. в тюремном лазарете, лежа в постели. Нобелевский комитет в Осло не посчитался с мнением фюрера. Ярости Гитлера не было предела. 27 января 1937 г. был издан специальный указ, запрещавший гражданам фашистской Германии получать Нобелевские премии. Среди жертв этого указа были немецкие химики Р. Кун и А. Бутепандт, а также врач Г. Домагк, создавший первый сульфаниламидный препарат пронтозил. Его кандидатуру выдвинул Ф. Рузвельт, одного из родственников которого успешно вылечили пронтозилом. В 1940 г. после вступления фашистов в Осло весь состав комитета был арестован гестапо.

Американское доминирование

В последнее десятилетне американцам давали премии практически каждый год. Для примера можпо привести лабораторию компании ИБМ в Швейцарии, сотрудникам которой премии по физике были вручены в 1986 и 1987 гг. Что является залогом такого успеха? Прежде всего огромные возможности для проведения исследований. Во-вторых, деньги. По свидетельству «Тайм», США тратят на науку до 3% национального продукта. В 1989 г. конгресс выделил 1,3 млрд. долл. только на работы, связанные со СПИДом.

Третьим немаловажным фактором является академическая свобода, просто немыслимая в других странах. При наличии правительственной и научной бюрократии в этой стране практически нет научной иерархии. С. Тонегава во время недавнего посещения Японии заявил, что эта иерархия на его родине губит молодые таланты. А присуждение в 1988 г. премии по химии западногерманским химикам было расценено как «вызов немецкой научной иерархии».

Хорошо сказал о научной свободе Дж. Ледерберг (М, 1958 г.) являющийся ныне директором Рокфеллеровского института: «Исследования таят в себе массу неожиданностей, что позволяет открыть совсем не то, что планировалось. Поэтому мы стараемся подыскивать талантливых исследователей и предоставляем им свободу творчества, полагаясь на их способности».

Америка всегда с удовольствием привечала чужих лауреатов, в том числе и потенциальных. В 1921 г. она на самом высоком уровне принимала М. Кюри (Ф. 1903 г.; X, 1911 г.) п ее дочь Ирэн (X, 1935 г.). Тогдашний президент У. Гардинг принял их в Белом доме и передал исследовательницам грамм чистого радия для их экспериментов. Это был очень дорогой подарок, поскольку грамм этот стоил столько же, сколько и тогдашняя Нобелевская премия — 35 тыс. долл.! США приняли многих ученых, бежавших от фашистского террора: А. Эйнштейна и Э. Ферми, Г. Бете и А. Пензиас, супругов Герту и Карла Кори и Г. фон Бекеши, С. Луриа и Р. Левп-Монтальчини (все лауреаты разных лет). Институт медицинских исследований им. Г. Хьюза в Далласе пригласил в 1987 г. западногерманского химика-кристаллографа И. Дейзенхофера, который был удостоен премии по химии в 1988 г. В 1972 г. Америка приняла И. Бродского, а в 1974 г.— А. Солженицына.

Лауреаты в борьбе за мир

Дважды лауреат Л. Полинг лишился международного паспорта за активные выступления против ядерной угрозы. Однако он не был первым. кто выступил с протестом против атомной опасности. Еще в 1944 г. Эйнштейн. Бор и Фермн пытались доказать президенту Рузвельту всю пагубность расчетов, связанных с атомной бомбой. Затем уже к Трумэну обратился Г. Юри (X. 1934 г.).

Невозможно пройти мимо имени еще одного лауреата — Мартина Лютера Кинга (Мир. 1964 г.), который так и пе дожил до окончания войны во Вьетнаме, против которой активно выступал. Сегодня против СОИ выступает Г. Бете, нашедший в США вторую родину. В 1985 г. премия мира была присуждена организации «Врачи мира за предотвращение ядерной войны». От имени организации премию в Осло получили ее сопредседатели профессор Гарвардского университета Б. Лаун и академик АН и АМН СССР Е. И. Чазов, который недавно рассказал о тех днях: «Надеялись, что советский представитель откажется, как это бывало раньше, принимать Нобелевскую премию. И некоторые были явно разочарованы, услышав твердый ответ «Да». Канцлер ФРГ Г. Коль обратился к Нобелевскому комитету с настоятельным требованием не вручать премию академику Чазову. Комитет очень резко ответил на этот демарш заявлением, что в его истории был уже подобный прецедент, когда с такой же просьбой обратился Адольф Гитлер, но ни тогда, ни сейчас комитет не пойдет ни у кого на поводу...»
Сопредседатели организации, объединившей представителей самой гуманной профессии на земле, вполне могли бы повторить слова, сказанные в 1955 г. А. Эйнштейном и Б. Расселом (Л, 1950 г.): «Мы должны научиться мыслить поновому. Мы должны научиться спрашивать себя не о том. какие шаги надо предпринять для достижения военной победы, ибо таких шагов больше не существует; мы должны себе задать другой вопрос: какие шаги можио предпринять для предупреждения вооруженной борьбы, исход которой будет катастрофическим для всех ее участников».

По просьбе читателей приводим список русских и советскиx лауреатов Нобелевской премии:
1904 — И. Павлов (М) 1908 — И. Мечников (М)
1933 — И. Бунин (Л) 1956 — Н. Семенов (X)
1958 — П. Черенков (Ф) И. Франк (Ф) И. Тамм (Ф)
1958 — Б. Пастернак (Л) 1962 — Л. Ландау (Ф) 1904 — Н. Басов (Ф) А. Прохоров (Ф)
1965 — М. Шолохов (Л) 1970 — А. Солженицын (Л) 1975 — Л. Канторович (Э) А. Сахаров (Мир)
1978 — П. Капица (Ф) 1985 — Е. Чазов (Мир) 1987 — И. Бродский (Л)

Лалаянц Игорь Эруандович, кандидат биологических наук, научный сотрудник HИИ нейрохирургии им. академика Н. Н. Бурденко АМН СССР.

И. Э. Лалаянц

Источник - "США - экономика, политика, идеология." №7 1989.

Последнее обновление 27.12.2015 год

Автор - Антропов Петр, 2001 - 2017.

petivantropov@gmail.com

  Рейтинг@Mail.ru