Главная страница | Античность | Средние века | Новое время | Двадцатый век | Техника | Самолеты | Корабли | Вооруженные силы | США | Технологии и наука Штат Висконсин

 

Штат Висконсин

 

Очерки об американских штатах wisconsin.shtml

Висконсин

Висконсин, занимающий угол между оз. Верхнее на севере и оз. Мичиган на востоке (145,5 тыс. кв. км), ограниченный на западе р. Миссисипи (см. карту на 3-й странице обложки), — один из самых своеобразных штатов, которому американцы приписывают свойства неповторимые, подчас противоречивые: буколическая «молочная страна», мекка для рыболовов и охотников, цитадель либерализма, родина республиканской партии и колыбель маккартизма, «пивная столица» Америки, крупнейший в стране сгусток североевропейской иммиграции... В таких случаях причудливо переплетаются культурные мифы и реальность, причем в расхожем мнении американцев о Висконсине миф, как правило, преобладает.

Взять хотя бы «молочные реки» Висконсина. Это действительно один из ведущих штатов страны по стоимости производимой сельскохозяйственной продукции (более 5 млрд. долл. в год), причем три четверти выручки обеспечивает именно животноводство. В Висконсине, бесспорном лидере в молочном хозяйстве США, сосредоточена почти пятая часть американского поголовья коров (около 2 млн.), которые ежегодно дают около 10 млн. т молока. На Висконсин приходится от 33 до 40% производства сыра в США (около 700 тыс. т в год), из которых 60% составляют сыры американских сортов, примерно 20% — итальянские сорта, а всего тут изготовляют две сотни сортов. Первенст-вует штат и в производстве сливочного масла (около 125 тыс. т в год). Полеводство подчинено нуждам молочного хозяйства, и Висконсину принадлежит первое место в производстве сенажа (более 10 млн. т в год), а также кукурузы на силос.

Одним словом, Висконсин по праву заслужил прозвище «молочной страны». Огромные красные амбары, коровники, силосные башни определяют характер типичных висконсинских ландшафтов, а сотни сырных лавок, сырные фестивали, соревнования дояров на переполненных стадионах стали неотъемлемой частью культурной атмосферы штата. Интересы могучих молочных кооперативов определяют многое в поведении местных политиков.

Однако Висконсин стал лидером в этой отрасли животноводства лишь полвека назад. Европейские колонисты заселяли этот край совсем с другими целями. Как правило, они поначалу создавали тут товарное зерновое хозяйство, и в прошлом веке штат был важным экспортером зерна за океан. Но природные условия Висконсина оказались слишком суровыми для эффективного зернового хозяйства.

Почти вся его поверхность (кроме юго-запада) была в свое время перепахана ледником, который оставил после себя скудные почвы и типичный волнистый ледниковый рельеф — множество длинных морен и округлых друмлинов из обломочного материала и более 8 тыс. озер. Зимы здесь длинные и холодные (в январе обычно от —7 до —13°), снег держится три-четыре месяца, лето хотя и жаркое (в среднем 25° в июле), но короткое, с обильными дождями. Поэтому после гражданской войны зерновое хозяйство пошло в Висконсине на убыль. Дело довершило нашествие вредителей, и к концу прошлого века большинство фермеров перешло на молочное хозяйство. Стоит прибавить, что его процветание в Висконсине во многом иллюзорно и сильно зависит от сложной системы государственного субсидирования. Созданная в свое время для страховки фермеров от капризов рынка, эта система под бдительным попечением висконсинского лобби в конгрессе США сильно разбухла, и ныне у федерального правительства скопились целые горы сыра и порошкового молока.

Однако экономика штата отнюдь не только молоко. Висконсин обладает развитым овощеводством, он занимает первое место в стране по выращиванию свеклы, бобов и горошка на переработку, второе — по сбору клюквы (в основном в долине р. Висконсин) и вишни, которой славится п-ов Дор. Образцовые звероводческие фермы ежегодно дают около 1 млн. шкурок норки (первое место в стране). Наконец, Висконсин располагает развитой промышленностью (11-е место).

Самый известный продукт висконсинской промышленности — это, конечно, пиво. Рецепты его приготовления завезли сюда немецкие колонисты, а после пожара в Чикаго в 1871 г., истребившего чикагские пивоварни, Милуоки надолго стал пивной столицей США. Три самые популярные пивные компании — «Миллер», «Пабст» и «Шлиц» — располагались именно здесь. Однако дни их расцвета позади, пивные фирмы штата скуплены конкурентами, их основные заводы закрылись, в пивоварении занято менее 1% рабочей силы Милуоки.

Сходная судьба постигла и знаменитые некогда лесоразработки. До прихода европейцев 85% поверхности Висконсина было покрыто лесами. Их активная эксплуатация началась в 70-х годах прошлого века, и к началу нынешнего века Висконсин уверенно занимал первое место в стране по лесозаготовкам (около 8 млн. куб, м в год). Ныне половина лесов уже сведена, заготовки сократились в несколько раз, и по этому показателю Висконсин откатился на место ближе к концу второго десятка. Впрочем, низкосортной древесины вполне хватает для множества целлюлозно-бумажных фабрик; в Висконсине было изобретено производство бумажных салфеток, пеленок и носовых платков разового пользования (фирма «Кимберли-Кларк»).

Сегодня лицо промышленности штата определяют не пиво и не салфетки, а прежде всего металлопродукция, особенно автомобили. Здесь много автозаводов, включая огромный завод «Америкен моторс» в Кеноше; головное предприятие по производству мотоциклов компании «Харлей-Давидсон», известный завод строительных машин «Бюсайрус-Эри» (оба в Милуоки), старинный завод сельскохозяйственной техники «Кейс» в Расине;, предприятия по выпуску различных двигателей — от турбинных («Аллис Чалмерс» в Милуоки) до лодочных. Расин — база популярной в Америка фирмы «Джонсонс Уэкс», выпускающей широкий спектр товаров бытовой химии. Крупная индустрия составляет сегодня основу хозяйства штата. На фермах трудятся менее 300 тыс. человек, на заводах — около 700 тыс., но продукция последних по стоимости в 10 раз больше продукции ферм.

Согласно другому расхожему мнению, в Висконсине родной язык большинства — немецкий, а не английский. В самом деле, многие его жители имеют немецкие, скандинавские, швейцарские корни. По данным переписи 1980 г., более половины жителей считают свое происхождение немецким (рекорд среди штатов), 10% — польским (тоже рекорд) и лишь 13% — английским. Но «германизм» его жителей явно преувеличен.

Этническая многоликость Висконсина была предопределена особенностями его заселения. В населении края долгое время очень слабо были представлены европейцы вообще. Индейцы меномини жили здесь ок. 10 тыс. лет назад, индейцы уиннебаго пришли сюда с юга и востока полторы тысячи лет назад, а другие племена — оджибуа, саук, фокс, потаватоми, кикапу — только в XVII в., одновременно с французами. В 1634 г. в заливе Грин-Бей высадился Жан Николе, участник экспедиции Шамплейна, а в 1654 г. северную часть Висконсина обследовали мехоторговцы М. де Гроселье и П. Радиссон. В 1673 г. иезуит Жан Маркетт и путешественник Луи Жольет пересекли будущий штат от оз. Мичиган по рекам Фокс и Висконсин до Миссисипи. Французские иезуиты строили миссии, мехоторговцы — фактории; они ладили с индейцами, но не оставались здесь надолго. В 1763 г. край отошел к Англии, а по Парижскому договору 1783 г.— к новорожденным США. Однако американцы осели здесь не сразу. Лишь в 1816 г. они построили форты Шьен-дю- Прейри на р. Миссисипи и Грин-Бей. Первая волна иммиграции была связана с открытием богатых залежей свинцовых руд в юго-западной части Висконсина, которую заселили в основном выходцы из Пограничного Юга (прежде всего из Кентукки); их потомки, и сегодня резко выделяются чертами южной культуры на фоне остального населения. Массовую иммиграцию долго сдерживало сопротивление индейцев. Оно было сломлено лишь в 1832 г., когда местная милиция буквально вырезала сауков и фоксов, изгнала другие племена, многих расселили по резервациям (ныне тут около 30 тыс. индейцев из шести племен, 11 резерваций). После этого развернулось быстрое «освоение» края, но янки успели захватить ключевые посты в хозяйстве и культуре до того, как сюда в 40-х и 50-х годах хлынули иммигранты из Германии, затем из Скандинавии (особенно из Норвегии). За 40-е годы прошлого века население выросло в 10 раз, за 50-е — более чем вдвое, в 60-е годы англоязычное население оказалось в Висконсине в меньшинстве.

В 1848 г. Висконсин был принят в союз в качестве 30-го штата.

Сегодня он отличается очень высокой долей местных уроженцев (77,2% в 1980 г.), причем потомков немецкой колонизации особенно много на востоке и в Милуоки, шведской — на северо-западе, норвежской — на западе и юге, финской — на севере, датской — в Расине, польской — в Милуоки и в центре. Культурное наследие переселенцев тщательно сохраняется. В Нью-Гларесе проводятся пышные «праздники Вильгельма Телля» с неизменной постановкой пьесы Шиллера, в Стоутоне в мае проходят норвежские фестивали, а в Блу-Маундс музей «Малая Норвегия» организует певческие праздники сангер- фесты. Отмечаются шведские, датские («крингле»), исландские («фюр фест»), польские, немецкие праздники.

Разноликость иммиграции заметно осложнила социально-культурное развитие Висконсина. Немалую роль сыграли религиозные распри, особенно между протестантами и католиками (к последним принадлежит примерно половина верующих, в основном это поляки, которые при-были в Висконсин позже других, но образовали самую крупную этническую группу). Федеральные власти не раз пытались насильственно форсировать ассимиляцию: во время первой мировой войны администрация ввела запрет на преподавание немецкого языка, закрывала газеты на этом языке, понуждала население переделывать на английский лад немецкие фамилии и даже обиходные слова.

И все-таки сложившаяся в Висконсине культурная среда сохранила и самобытность, и устойчивость. Североевропейские иммигрантские группы не слишком отличались одна от другой, многое роднило их и с первопоселенцами-янки. Основой такого сходства было стремление к тщательной отладке общественной жизни, построенной таким образом, чтобы общественное начало не ущемляло индивидуального, не посягало на права и независимость граждан. Иными словами, участие в общественной жизни, забота об «общем благе», считавшиеся непременными обязанностями гражданина, сочетались с установками воинствующего индивидуализма, примата личного над коллективным. Олицетворением этой специфической политической культуры стала так называемая «висконсинская идея», предполагавшая ответственность власти перед гражданами и предельную гласность в ее деятельности, широкое привлечение экспертов к управлению в роли советников и опору на просвещенный электорат.

Эти идеи активно проповедовал Висконсинский университет в Мадисоне — ровесник штата, основанный в 1848 г. и с самого начала взявший курс на внедрение научных достижений в практику для содействия развитию штата, на деятельное участие его преподавателей в местной общественной жизни, по принципу: «Границы университета — это границы штата». Ныне он состоит из 13 учебных заведений с четырехлетним курсом обучения (и с правом присуждения ученых степеней), где учатся более 150 тыс. студентов, и 14 университетских колледжей с двухлетним обучением. Висконсин вообще считается штатом с отличной постановкой высшего образования. Здесь есть еще 28 частных учебных заведений, в том числе такие известные, как университеты Маркетта (в Милуоки, основан в 1857 г.) и Лоренса (в Аплтоне, 1847 г.); последний славится отделением искусствоведения. Висконсин не случайно дал стране таких видных деятелей, как экономист Т. Веблен, архитектор ф. Л. Райт (в его доме в Спринг-Грине разместилась известная архитектурная школа), писатель Т. Уайлдер, кинорежиссер и актер О. Уэллее, киноактер С. Трейси, генерал Д. Макартур и др.

Не лишне напомнить, что в Рипоне на волне движения против рабства 28 февраля 1854 г. была организована первая в стране ячейка республиканской партии; недаром господствовала эта партия в Висконсине до 1932 г.

«Висконсинская идея» придала штату ореол «бастиона либерализма». Жители штата особенно активно противостояли алчным поползновениям крупного капитала, и здесь еще в конце прошлого века сложилось заметное антимонополистическое движение, вошедшее в историю как «прогрессизм». Его возглавил известный политик Роберт Лафоллет, по прозвищу Боевой Боб. В 1900 г. он был избран губернатором штата и начал проводить реформы, которые надолго сделали Висконсин пионером в области социального законодательства. С 1906 по 1924 г. Р. Лафоллет представлял Висконсин в сенате глашатаем борьбы с крупными корпорациями, инициатором многих прогрессивных начинаний. Опыт «прогрессизма» вобрал в себя «новый курс» Ф. Рузвельта; последний благодаря поддержке «про-грессистов» дважды побеждал в Висконсине, традиционной вотчине республиканцев. В 1922 г. Р. Лафоллет возглавил Конференцию прогрессивного политического действия, объединение демократических движений того времени, представлявших широкие слои рабочих, фермеров, мелкой буржуазии. В 1924 г. Р. Лафоллет выступил как независимый кандидат в президенты и, несмотря на неистовую травлю двумя главными партиями (включая обвинения в получении денег «из Москвы»), сумел получить 4,8 млн. голосов (16,5%), одержав победу над конкурентами в родном Висконсине.

После смерти Боевого Боба в 1925 г. его дело продолжали сыновья — Р. Лафоллет-младший (сенатор в 1925—1947 гг.) и Ф. Лафоллет (губернатор в 1935— 1939 гг.). Они попытались даже создать всеамериканскую Прогрессивную партию и разрушить этим двухпартийную систему. В их деятельности проявилась вся противоречивость политической культуры Висконсина. Радикальные реформаторы, они оставили след в политической жизни Америки, но не смогли выйти за узкие рамки того мелкобуржуазного политиканства, против которого пыались сами бороться. Да и их оппозиция крупному капиталу, военной машине, засиЛькэ партийных боссов была скорее следствием их традиционного недоверия к сильной власти, к давлению извне вообще, в чем они видели угрозу для индивидуальной свободы.

Двойственность «висконсинской идеи», поддерживаемой местным электоратом, дорого обошлась стране. Недаром именно из Висконсина вышел пресловутый «охотник за ведьмами» Джозеф Маккарти — одна из самых мрачных фигур в политической жизни Америки, который в 1946 г., будучи малоизвестным судьей из города Аплтон, вышиб Р. Лафоллета - младшего из сенаторского кресла. Он сумел победить, спекулируя на все том же индивидуализме избирателей, запугав их «красной опасностью» и «безбожием коммунизма». С помощью сходных лозунгов здесь трижды побеждал на президентских выборах Р. Никсон и дважды — Р. Рейган.

Другое «родимое пятно» Висконсина — ярко выраженный «изоляционизм». Население, как и политики, из этого «самого немецкого штата страны» в штыки воспринимали любые внешнеполитические акции, которые могли втянуть США в мировую войну, будь то первую или вторую, поскольку Соединенным Штатам требовалось в обоих случаях объявить войну Германии. Поэтому и отношение страны к традиционному пацифизму висконсинцев тоже складывалось двояко. Настроения штата и по сей день воспринимаются в политической жизни Америки как явление экзотическое, а «висконсинская идея» — как недостаточно патриотичная. Пожалуй, именно изоляционизм младших Лафоллетов подорвал их попытку вывести Прогрессивную партию на общенациональный уровень.

Еще один пример противоречивости висконсинской политической жизни дает социалистическое движение в этом штате. Оно достигло здесь, казалось бы, небывалых успехов: Висконсин дал единственного в предвоенной истории США конгрессмена социалиста В. Бергера (1911 — 1913 и 1923 — 1929 гг.), которого за оппозицию войне пытались в 1919 г. осудить на 20 лет тюрьмы. В период между 1910 и 1960 гг. социалисты были мэрами Милуоки в общей сложности около 40 лет. Ведя борьбу за «честную администрацию» и за образцовое коммунальное хозяйство, они действительно сумели поднять его уровень до одного из лучших и самых дёшевых в стране.

А вообще, по мнению американских политологов, репутация Висконсина как «бастиона либерализма» — очередное преувеличение, типичный миф. Действительно, за последние 20 лет тут трижды с большой помпой и с пользой для упрочения своей репутации побеждали на первичных выборах внутри демократической партии кандидаты «либеральной альтернативы» — Дж. Кеннеди в 1960 г., Г. Хэмфри в 1968 г. и Дж. Макговерн в 1972 г. Однако, как язвительно замечает Н. Пирс, и в этих случаях всякий раз в ноябре на президентских выборах те же висконсинцы отдавали предпочтение консервативному республиканцу Р. Никсону. Исследовавший в 40-х годах политическую культуру разных штатов Дж. Гантер счел обстановку в Висконсине на редкость буржуазной в отличие от куда более радикальных соседних Миннесоты и Северной Дакоты, во многом сходных с Висконсином по культуре. Не зря успех тут достается выходцам из «лучших семей» — Колеров, Сенсенбреннеров и др.

Политологи подвергают сомнению и миф о пресловутой терпимости висконсинцев (им, дескать, просто не доводится сталкиваться с такими крайностями массовой культуры, с которыми имеют дело жители нью-йоркского Манхэттена или лос-анджелесского бульвара Сансет) и аболиционистскую репутацию Висконсина, сложившуюся в прошлом веке, связанную с рождением тут в 1854 г. республиканской партии (ненависть к рабству была-де в этом штате умозрительной, поскольку здесь почти не было негров, но как только они появились, жестокие межрасовые столкновения не замедлили вспыхнуть)...

И все же справедливости ради надо заметить, что Висконсин, в годы Дж. Маккарти один из самых реакционных штатов страны, далеко ушел в последующие десятилетия в направлении политической умеренности. На руинах Прогрессивной партии сложилась обновленная демократическая партия вполне либеральной закваски. Основали ее молодые либералы лафоллетовских традиций, в том числе два будущих губернатора штата — Дж. Рейнолдс и П. Люси, в 1958 г. они сумели добиться тройной победы: их ставленник Г. Нелсон свалил губернатора - республиканца, У. Проксмайр захватил сенаторское кресло, оставленное Дж. Маккарти, а «пацифист» Р. Кастенмайер прошел от Мадисона в палату представителей. Впрочем, хотя Р. Кастенмайер выбирался в палату действительно на пацифистской платформе, будучи активистом антивоенных организаций еще с 60-х годов, в 80-е годы он заметно переориентировался и выступает сегодня скорее с центристских позиций.

Вековое господство республиканцев окончилось, Висконсин превратился в типичный двухпартийный штат. Сейчас демократы контролируют обе палаты легислатуры, занимают пять из девяти мест от Висконсина в палате представителей и одно из двух мест в сенате.

Политическая жизнь Висконсина все еще хранит отпечаток, оставленный Лафоллетами. Здесь в ходу так называемые открытые праймериз — старинное оружие Лафоллета-старшего против засилья партийных боссов. В них могут принимать участие все избиратели вне зависимости от партийных симпатий. Национальные руководители демократов не признают такую практику, и в 1980 г. конвент этой партии отказался признать полномочия делегатов от Висконсина, выбранных на открытых праймериз...

Отвращение висконсинцев к боссизму, к политической зарегулироаанности, размытость их партийных привязанностей ослабляют партийные ячейки, но зато открывают широкий простор для «сильных личностей», красноречивых ораторов и бойких политиков от обеих партий. Решающая роль принадлежит организациям, создаваемым самими претендентами помощью добровольцев. Борьба происходит в обстановке гласности, лоббизм находится под строгим контролем и вообще не в чести. Непоколебимо сохраняется традиция «розничной политики» — личного общения с избирателями, в супермаркетах, на дорогах и т. п.; телевидение и митинги здесь куда менее эффективны. Поэтому выборы обходятся недорого, иногда баснословно дешево. В 1976 г. сенатор У. Проксмайр потратил на свою кампанию 697 долл., а в 1982 г.— 62(!) долл. Даже если эти данные и были сильно занижены, случай все равно уникальный: во всех других штатах выборы в сенат обходятся в миллионы.

Если в социальных вопросах висконсинцы верны прогрессистским заветам, а в подходе к внешней политике остаются либералами, в экономике они явно склонны к консерватизму. Особенное недсзольство вызывают у них попытки повысить налоги. В Висконсине их уровень и так весьма высок: шестое место в стране.

Пропаганда в пользу новых налогов стоила губернаторского кресла Л. Дрейфусу в 1982 г., а в 1986 г.— сместившему его либеральному демократу Э. Эрлу. Имея репутацию честного и деятельного политика, он проиграл лидеру республиканского меньшинства в нижней палате местной легислатуры Т. Томпсону, который опирался на разветвленную сеть консервативных антиналоговых организаций.

От Висконсина в конгрессе всегда было немало ярких фигур. В сенате почти три десятка лет этот штат представляет самый популярный его политик демократ Уильям Проксмайр. Его отличает крайняя, подчас нарочитая независимость поведения, демонстративное пренебрежение к сильным мира сего, к чужому мнению. Об эксцентричности Проксмайра ходят легенды: он аскетичен в быту и бегает по утрам на заседания (6 — 8 км. в один конец), притом с необычайной аккуратностью. В 1982 г. было установлено, что с 1966 г. Проксмайр не пропустил ни одной из 7 тыс. перекличек в сенате. Много шума вызывает ежемесячное присуждение им издевательской «премии Золотого руна», которую он сам учредил. Это «приз» для официальных ведомств за самое нелепое расходозание ими государственных средств. Газета «Вашингтон пост» назвала эти премии «самым действенным инструментом возбуждения общественного мнения в современной американской политике».

У. Проксмайра обычно считают либералом, но скорее по привычке; ныне он ближе к умеренным. Хотя он часто нападает на Пентагон, цель его — защитить казну от поползновений алчных лоббистов военно-промышленного комплекса. Когда в 1975 г. он стал председателем комитета сената по банкам, это поначалу посеяло панику в финансозых кругах, однако Проксмайр проявил себя на этом посту отнюдь не радикалом и в 1980 г. даже провел крупное дерегулирование банковской системы. Сегодня У. Проксмайр несколько отошел на второй План. Он относится к старшему, уходящему поколению демократов.

Другой висконсинский сенатор, республиканец Р. Кэстен, еще молод, но в 1980 г. сумел отвоевать этот пост у маститого демократа Г. Нелсона, который занимал его два срока (а до этого был трижды губернатором штата, и весьма популярным).

На выборах 1986 г. Р. Кэстен с некоторым трудом одержал победу над Э. Гарви, который 13 лет возглавлял футбольную Лигу игроков и получил национальную известность во время забастовки футболистов в 1982 г.

Ключевые фигуры в висконсинской делегации в палате представителей — демократы Л. Эспин, Р. Кастенмайер и Д. Оби. Лес Эспин, с 1970 г. представляющий там юго-восток штата, считается ведущим специалистом по военным вопросам: в 1985 г. он был выбран главой важнейшего комитета по делам вооруженных сил, хотя по стажу занимал в нем лишь седьмое место. В 1987 г. Эспин сохранил за собой этот пост, хотя и с трудом, только после третьего голосования. Как политик, он типичен для Висконсина: слывет либералом и критикует Пентагон, однако в 1983 г. поддержал ассигнования на ракеты MX. С 80-х годов он по сути перестал противиться наращиванию военного бюджета, мотивируя свою позицию тем, что современное оружие дорогое, экономить на нем невозможно, следовательно, экономия на ассигнованиях Пентагону приведет лишь к сокращению довольствия военных... По существу Л. Эспин к настоящему времени перешел на консервативные позиции. Неоднократно он фак-тически смыкался с рейгановской адми-нистрацией в вопросах военной политики. В составе делегации конгресса США Л. «Эспин в начале 1987 г. был в Москве, встречался с М. С. Горбачевым. Центральные программы телевидения США уделяют Л. Эспину ежемесячно от 15 минут до 1,5 часов.

Куда последовательнее ведет себя Р. Кастенмайер, ветеран «голубиной» фракции демократов. Он одним из первых стал обличать военно-промышленный комплекс и неизменно выступал против войны во Вьетнаме, не раз стоял на грани поражения на перевыборах, однако не изменил своей позиции. Правда, он не особенно речист и не вошел в число ведущих фигур среди «голубей» не в пример своему коллеге от северного Висконсина Д. Оби, заметному среди либералов а конгрессе своей боевитостью.

Социально-экономическое будущее Висконсина предугадать нелегко. В хозяйстве штата нарастает стихийная перестройка.

Потребность в молочном хозяйстве ныне не столь велика, как прежде: американцы сегодня боятся холестерина, которым богаты молочные продукты, спрос на них падает, система федеральной помощи фермерам зашла в тупик. Быстрый рост удоев не вызывает радости, коров нужно все меньше, фермеров — тоже. Сельское хозяйство переориентируется на новые культуры, в том числе на сою; на юго-востоке штата дела с ней пошли настолько успешно, что японцы даже открыли тут фабрику по выпуску соуса «киккоман», завоевывающего Америку.

Традиционные отрасли висконсинской промышленности переживают кризис, безработица впервые за многие годы превысила средний уровень по стране, местные компании переходят в руки конкурентов. Если прежде судьба многих ключевых отраслей определялась в местных штаб-квартирах корпораций — в Белойте («Фербенкс-Морзе»), Джейнсвилле («Паркер пен»), Колере («Колер»), Расине («Джонсонс Уэкс»), в городках долины Фокс вроде Нины, Аплтона, Ошкоша, где много бумажных фирм, то сегодня «чужаки» захватили пивоварение и нефтяную фирму «Кларк ойл», французы контролируют «Америкен моторе», корпорация «Конголеум» откочевала в Нью-Гэмпшир.

Висконсину приходится искать новую специализацию. У него неплохие возможности, первоклассные университеты — решающий фактор для привлечения наукоемких отраслей. Но здесь принято, чтобы университеты выступали элементом общественной жизни, на их сотрудничество с частным сектором смотрят косо... Лишнее подтверждение тому, что культурнопсихологический фактор в США оказывает порой мощное воздействие не только на политику, но и на экономическое развитие регионов и штатов.

Под вопросом и сама судьба социально-политических традиций Висконсина. Экономические трудности в сельской местности, как правило, ведут к усилению консерватизма фермеров, что в Висконсине из-за давней приверженности глубинки к республиканцам чревато поправением штата. Позиции республиканцев усиливает и субурбанизация. И все-таки едва ли Висконсин перестанет быть и в последующие десятилетия одним из наиболее своеобразных в культурном отношении штатов страны, питомником ярких общественных деятелей национального масштаба.

Л. В. Смирнягин

Источник - "США - экономика, политика, идеология." №1 1988.

Последнее обновление 05.01.2016 год

Автор - Антропов Петр, 2001 - 2017.

petivantropov@gmail.com

  Рейтинг@Mail.ru