Главная страница | Античность | Средние века | Новое время | Двадцатый век | Техника | Самолеты | Корабли | Вооруженные силы | США | Технологии и наука Некоторые аспекты национальной безопасности Монголии

 

Некоторые аспекты национальной безопасности Монголии

 

Положение о национальной безопасности Монголии сформулировано в конституции, принятой в январе 1992 года, а затем на его основе была разработана концепция национальной безопасности, утвержденная Великим государственным хуралом (парламентом) весной 1994 года. В этих документах вопросы безопасности и оборонной политики Монголии рассматриваются применительно к новой геополитической обстановке, с учетом проблем внутренней и внешней экономической безопасности страны. Их дополняют концепция внешней политики, раскрывающая механизм защиты Монголии от внешних угроз дипломатическими методами, и фундаментальные основы военной доктрины (оба документа приняты парламентом в 1994 году).
Национальная безопасность Монголии определена в выше упомянутой концепции как состояние, при котором внешние и внутренние условия обеспечивают защиту жизненно важных интересов страны, а "идеологическую основу политики национальной безопасности составляет национальный патриотизм".

К числу коренных национальных интересов в документе отнесены:
- существование монгольского народа и его цивилизации,
- независимость,
- суверенитет и территориальная целостность страны,
- неприкосновенность ее государственных границ,
- национальное единство,
- относительная экономическая самостоятельность
- и сбалансированное состояние экологии.

В рассматриваемом документе указаны также угрозы национальной безопасности Монголии: проведение политики, направленной на изменение государственного строя насильственным путем; потерю МНР независимости и суверенитета; воспрепятствование свободному общению с другими государствами в соответствии с нормами международного права; попытки той или иной страны навязать Монголии свои интересы и решать спорные вопросы с применением силы; подчинение Монголии в политическом, военном, экономическом и идейном отношении.

Обеспечивать национальную безопасность Монголии от внешнеполитических угроз призвана также новая внешняя политика страны. Для решения этой задачи планируется использовать политические и дипломатические средства в таких областях, как политика, экономика, наука и технологии, культура и гуманитарные связи. Так, в документе указывается, что Монголия не будет вмешиваться в споры между государствами, пока они не затронут ее национальные интересы, она воздержится от присоединения к какомулибо военному блоку или группировке и не допустит использования своей территории либо воздушного пространства против другой страны, размещения на своей территории иностранных войск или вооружений, включая ядерные либо другие средства массового поражения. Данный документ предусматривает "установление дружественных отношений с Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой", что является приоритетным направлением внешней политики Монголии. Однако она не намерена приспосабливаться к политике, проводимой этими двумя странами, а будет устанавливать с ними взаимовыгодное сотрудничество, "в ходе которого будут учитываться как традиционные отношения, так и специфические по своему характеру экономические связи".

Другими важными направлениями внешней политики Монголии признаются: развитие дружественных отношений с высокоразвитыми странами Запада и Востока (США, Япония, Германия), а также с Индией, Республикой Корея, Таиландом, Сингапуром, Турцией, Данией, Нидерландами, Финляндией, Австрией, Швецией и Швейцарией, стремление привлечь их внимание к проблемам развития Монголии; укрепление позиций страны в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), ее активное участие в политической и экономической интеграции, диалогах и переговорах по вопросам региональной безопасности и создания механизма коллективной безопасности; поддержка сотрудничества с ООН и международными финансовоэкономическими организациями Международным валютным фондом, Всемирным банком, Азиатским банком развития; развитие дружественных отношений с новыми независимыми государствами, в первую очередь с Польшей, Венгрией и Чехией в Восточной Европе, равно как и с Казахстаном, Украиной, Белоруссией, Киргизией и Узбекистаном; налаживание дружественных отношений с развивающимися странами и как можно более широкое сотрудничество с ними по общим вопросам, особенно в рамках международных организаций и движений, таких, как ООН и Движение неприсоединения.

Важную роль в обеспечении национальной безопасности играет создание новой правовой базы международных отношений Монголии. Так, 20 января 1993 года был заключен договор о дружественных отношениях и сотрудничестве с Российской Федерацией, полностью утративший союзнический характер, присущий всем предшествовавшим ему договорам и соглашениям. Новым моментом в этом договорном акте явилось принятие обеими сторонами обязательств всемерно содействовать укреплению стабильности, атмосферы доверия и духа взаимопонимания между странами АТР и сотрудничать на двух и многосторонней основе в интересах развития связей в экономической, культурной, гуманитарной и других областях между государствами региона.

Другим важным правовым актом стал договор Монголии с Китайской Народной Республикой о дружественных отношениях и сотрудничестве, подписанный сторонами в Улан-Баторе 29 апреля 1994 года. Он предусматривает развитие двусторонних отношений на основе соблюдения принципов взаимного уважения, независимости и суверенитета.

Ряд монгольских политиков и ученых, высоко оценивших значение этих договоров для обеспечения национальной безопасности страны, сбалансирования ее связей с Россией, вместе с тем обращают внимание на те обстоятельства, которые не могут не вызывать озабоченности. По их мнению, к числу таковых относятся: геостратегическое положение Монголии; увеличение военного бюджета КНР; быстрый рост численности населения в Китае, требующий расширения жизненного пространства; увеличивающийся разрыв между темпами экономического развития двух стран; истощение многих видов природных ресурсов в КНР и другие. Очевидно, что угрозы такого рода могут быть частично нейтрализованы в ходе укрепления российско китайских отношений, развития многогранных связей Монголии с КНР. Следует также учитывать, что в своей внешней политике Пекин твердо придерживается курса, нацеленного, как зафиксировано в материалах XV съезда КПК (сентябрь 1997 года), на "противостояние гегемонизму и защиту мира во всем мире".

Очевидно также стремление США включить Монголию в сферу своего влияния, что соответствует общей направленности внешней политики Белого дома. При этом Соединенные Штаты интересует прежде всего важное геостратегическое положение страны, находящейся между Россией и Китаем.

Процесс американской экспансии в Монголию начат с установления зависимости ее экономики от внешних заимствований. В начале 90х годов через контролируемые США и Японией финансовые центры (Всемирный банк и Азиатский банк развития) Монголии были предоставлены льготные кредиты на сумму свыше 1,2 млрд долларов. В середине 90х годов наступил следующий этап в развитии двусторонних отношений, характеризовавшийся распространением влияния Соединенных Штатов и на внутриполитическую обстановку в стране, что нашло свое практическое выражение в победе на парламентских выборах 1996 года оппозиционного "Демократического союза", поддержанного Вашингтоном.

В настоящее время американцы, продолжая укреплять свои позиции в экономической и политической сферах жизни в Монголии, вплотную занялись проблемами обеспечения ее национальной безопасности. Если раньше Вашингтон ограничивался консультациями по военным вопросам и оказанием гуманитарной помощи в форме поставок для армейских нужд компьютерной техники, средств связи и медицинского оборудования, а также подготовкой монгольских офицеров в своих учебных заведениях, то сейчас все большее внимание уделяется вопросам, связанным с прямым пребыванием американских военнослужащих на территории республики. Первые шаги в этом направлении были предприняты несколько лет назад, когда в некоторых частях монгольской армии появились военные инструкторы из США. В феврале-марте 1999 года на территории МНР прошли первые полномасштабные совместные учения "Бэланс мэджик99/1", в которых приняли участие свыше 500 военнослужащих из подразделений сил специальных операций ВС США, дислоцированных в Японии.

Тенденция к усилению военного присутствия Соединенных Штатов в Монголии дала некоторым военным экспертам основания предположить, что в будущем на территории республики может появиться американская военная база. Косвенно этот вывод подтверждает факт принятия Великим государственным хуралом в 1998 году закона "О перемещении и размещении иностранных войск на территории Монголии", суть которого сводится к аннулированию конституционного запрета на таковое. Спектр причин, по которым УланБатор теперь может дать согласие на ввод в страну подразделений зарубежных армий, довольно широк: от "выполнения Монголией обязательств, накладываемых международными договорами" и "наличия реальной угрозы вооруженного вторжения на ее территорию" до "размещения войск по просьбе правительств других государств".

В последнее время Китай также всячески стремится к закреплению своих позиций в стране. По всей видимости, на начальной стадии КНР намерена усилить влияние на Монголию с помощью комплекса мер, направленных на развитие двусторонних хозяйственных связей с тем, чтобы в будущем создать единое экономическое пространство. Для этого Пекин постоянно наращивает объем финансовой помощи, оказываемой УланБатору, и активно участвует в ряде проектов по созданию совместных китайскомонгольских предприятий. В более отдаленной перспективе Китай предполагает включить Монголию в сферу своего политического влияния.

Этому в немалой степени способствует также процесс миграции китайских граждан в Монголию, происходящий как легальным, так и нелегальным путем. Основную массу мигрантов из перенаселенной КНР составляют так называемые "челноки" и сезонные рабочие, стремящиеся осесть в сопредельной стране и получить вид на постоянное жительство. По мнению ряда аналитиков, неизбежным следствием этого процесса станет образование в республике многочисленных китайских общин и быстрая ассимиляция коренного населения. Сейчас китайцы (ханьцы) составляют всего 2 проц. от общего количества жителей Монголии (около 50 тыс. человек), однако, по прогнозам специалистов, в первой половине XXI века их число возрастет до 200 - 500 тыс. человек, и они станут крупнейшим национальным меньшинством страны. Аргументами в пользу такого вывода являются тысячелетний опыт пограничной политики Китая, его чрезмерная перенаселенность в сочетании с дефицитом природных и энергетических ресурсов, а также традиционное стремление Пекина использовать китайские диаспоры в качестве инструмента воздействия на соседей.

При таком развитии событий не исключено, что в недалеком будущем ханьцы, осевшие в Монголии, потребуют от Улан-Батора политических и социальных прав, а также автономии для зоны их проживания. Это, в свою очередь, неизбежно поставит под угрозу национальную безопасность и территориальную целостность монгольского государства.

Таким образом, в настоящее время между США и КНР развернулась негласная борьба за включение Монголии в сферы своего влияния. Сегодня решающее воздействие на политическую и экономическую жизнь в республике оказывают американцы. Однако весьма вероятно, что по мере увеличения численности китайской диаспоры и захвата ею ключевых позиций в экономике страны ситуация изменится.

Тем не менее, геополитическое положение Монголии в СевероВосточной Азии затрагивает стратегически важные интересы не только двух соседних стран России и Китая, но и других, расположенных в АТР. Кроме того, МНР лежит на рубеже распространения трех мировых религий православия, буддизма и ислама. Она подвергается одновременно влиянию западноевропейской и нескольких разновидностей восточных культур китайскоконфуцианской, индийской, тибетской. В совокупности все это делает страну чрезвычайно уязвимой с точки зрения внешней безопасности и вынуждает ее искать помощи как в своем регионе, так и в других.

При разработке основ военной политики республики учитываются имеющиеся геополитические факторы. В документе "Фундаментальные основы военной доктрины Монголии" (утвержден парламентом в 1994 году) определено, что "оборонная политика и деятельность государства является частью мероприятий по обеспечению национальной безопасности". Основополагающий принцип военной доктрины самооборона.

Оборонная политика Монголии носит миролюбивый характер и ориентирована на поддержание боевой готовности национальных вооруженных сил к локальным конфликтам, а при возникновении более крупномасштабных конфликтов Монголия оставляет за собой право обращаться за помощью к другим странам и международным организациям (например, к ООН), уважающим ее независимость, государственный и общественный строй. По мнению военнополитического руководства страны, только присоединившись к мировому сообществу, Монголия сможет обрести реальную безопасность.

Особенностью военной доктрины Монголии является признание необходимости проведения антиядерной политики. Зарождение ее относится к тому периоду, когда были сброшены первые атомные бомбы на японские города Хиросиму и Нагасаки. С тех пор республика регулярно присоединяется к антиядерным протестам мировой общественности. Монголия была одним из первых государств, подписавших в 1968 году международный договор о нераспространении ядерного оружия, а летом 1972го заключила соглашение о безопасности с Международным агентством по атомной энергии. В 1992 году президент Монголии Пунсалмаагийн Очирбат провозгласил территорию страны безъядерной зоной.

В своей военной политике республика руководствуется государственными законами. В 1993 году был принят закон об обороне, в 1998м о мобилизации. В стране действует также закон о военном положении, уточняющий полномочия местных органов власти в вопросах обороны, практикуется денежная компенсация за отказ от службы в армии и т. д.

Недостаток средств и малочисленность народонаселения не позволяют Монголии содержать крупные вооруженные силы, достаточные для отражения крупномасштабной агрессии. На состоянии ВС, кроме того, отражаются последствия реформаторского периода. Постоянные сокращения бюджетных ассигнований на оборону и многочисленные реорганизации серьезно подорвали боеготовность и боеспособность монгольских вооруженных сил.

На состоянии вооруженных сил пагубно сказываются такие явления, как коррупция, казнокрадство и кумовство, которые распространены в первую очередь среди высшего офицерского состава. Так, в 1998 году был снят со своего поста министр обороны Д. Дорлигжав, уличенный вместе с 20 другими высокопоставленными работниками военного ведомства в нецелевом использовании и без того скудных бюджетных средств, выделяемых ВС.

Голод среди рядового состава монгольской армии также приобретает хронический характер. Данный факт признает и министерство обороны Монголии, сообщая о том, что дефицит веса у отдельных военнослужащих составляет от 10 до 30 кг. В таких условиях престиж военной службы падает, происходит отток из армии квалифицированных кадров. Сейчас на военную службу призывается молодежь в основном из сельской местности, которая в большинстве своем неграмотна.

Военнополитическое руководство страны, обеспокоенное неудовлетворительным состоянием национальных вооруженных сил, в последнее время форсирует процесс их реформирования. При этом оно исходит из того, что в настоящее время вероятность агрессии извне или втягивания Монголии в крупномасштабный вооруженный конфликт минимальна.

В связи с этим военная реформа осуществляется по трем основным направлениями:
- изменение системы комплектования;
- оптимизация организационноштатной структуры ВС в соответствии с требованиями обеспечения национальной безопасности;
- техническое переоснащение армии.

С 1999 года в республике действует закон, согласно которому призывник, не желающий проходить службу в вооруженных силах, должен выплатить в государственную казну компенсацию в размере 500 тыс. тугриков (600 долларов), которая может быть внесена как в денежном, так и натуральном (продукция животноводства, скот) эквиваленте. Кроме того, данным законом была введена альтернативная служба. С конца 1998 года в монгольской армии начался набор контрактников. По условиям заключаемого с министерством обороны контракта, минимальный срок которого составляет два года, они обеспечиваются обмундированием, питанием, получают медицинскую и социальную страховку, а также денежное довольствие в размере 26 - 38 долларов в месяц в зависимости от занимаемой должности и военной специальности.

В системе комплектования ВС в первую очередь планируется создать материальную и кадровую основу для формирования немногочисленной, мобильной и боеспособной армии. При проведении реформы военнополитическое руководство Монголии стремится перенять опыт США и их европейских союзников по НАТО. Так, в течение 90х годов в американских военных академиях прошли обучение 197 монгольских офицеров. Кроме того, достигнута договоренность об обучении и стажировке командного состава ВС Монголии в учебных заведениях Германии, Турции и КНР.

Что касается реорганизации национальных ВС и их структуры принято решение переформировать единственную монгольскую мотострелковую дивизию и перевести войска общего назначения на бригадную основу. В ходе технического переоснащения армии первостепенное внимание будет уделяться замене устаревших вооружения и военной техники (В и ВТ) (см. рис. 1 и 2). В настоящее время более 50 проц. военной техники сухопутных войск находится на длительном хранении, около 40 проц. имеющихся в боевых частях танков, БМП и БТР требуют капитального ремонта, проведение которого затруднено из © за отсутствия запасных частей. Практически все самолеты монгольских ВВС и системы ПВО давно выработали свой ресурс. Вследствие этого оперативная и боевая подготовка войск сведена к командноштабным тренировкам и тактическим учениям с привлечением минимального количества техники.

Программа модернизации национальных ВС предполагает замену к 2005 году 10 15 проц. парка В и ВТ. С этой целью изучается вопрос о закупке в России истребителей МиГ-29 и ЗРК С300, в США истребителей штурмовиков F/A18, ЗРК "Пэтриот", в западноевропейских странах автоматизированных систем управления войсками. Однако ограниченность военного бюджета страны, составляющего всего 24 млн долларов, заставляет оборонное ведомство одновременно прорабатывать возможные варианты получения вооружений изза рубежа на условиях арендного использования или в качестве безвозмездной помощи. В июле 2001 года США впервые оказали Монголии военную помощь в размере около 2 млн долларов для перевооружения пограничных войск.

Оснащение национальных ВС предполагается проводить также за счет внебюджетных средств. В частности, планируется создать специальный правительственный фонд, который будет аккумулировать средства от конверсионных работ и коммерческих заказов, выполняемых оборонными предприятиями, а также инженерными и строительными войсками. Кроме того, на рассмотрение парламента передан законопроект, предполагающий разделение территории страны на пять военных округов. При этом решение вопросов тылового обеспечения воинских формирований планируется возложить на местные органы исполнительной власти. ®

Некоторые аспекты национальной безопасности Монголии

Источник - "Зарубежное военное обозрение" №8 2001.

Последнее обновление 23.05.2016 год

        Антропов Петр, 2001 - 2016.   Обратная связь:   petivantropov@gmail.com