Главная страница | Античность | Средние века | Новое время | Двадцатый век | Техника | Самолеты | Корабли | Вооруженные силы | США | Технологии и наука Индульгенции на интервенции

 

Индульгенции на интервенции

 

Это произошло в Филадельфии осенью 1775 года. II Континентальный конгресс, заседавший в этом городе в момент, когда только-только закладывались основы американского государства, принял поразительное решение. Представители тринадцати североамериканских колонии, отложившихся от британской короны, постановили начать военную экспедицию в Канаду, жители которой не захотели по доброй воле стать четырнадцатой восставшей колонией и имели смелость открыто игнорировать призывы своих южных соседей. На завоевание Канады был отправлен огромный по американским масштабам тех времен экспедиционный корпус — 9 тыс. человек. Две колонны американских войск под командованием генерала Шайлера и полковника Арнольда должны были захватить Монреаль и Квебек. Вторжение в Канаду стало первой необъявленной войной США.

Экспедиция на север не принесла захватчикам ни военных лавров, ни политических дивидендов. Тяжелые потери, нехватка боеприпасов и продовольствия, нескрываемая враждебность населения вынудили американские войска убраться восвояси. Летом 1776 года канадская кампания завершилась унизительным поражением.

Авантюристический поход в Канаду скоро заслонили другие, более важные события американской истории. По понятным причинам о нем старались не вспоминать. Но сегодня, в свете двухсотлетней ретроспективы, канадская экспедиция выглядит в высшей степени поучительным уроком.

Как могло государство, которое еще и государством-то не стало, отважиться на столь рискованную военную операцию? Как могло политическое руководство, громогласно провозглашавшее священные принципы свободы, равенства и братства народов, пойти на открытую попытку подавления своих соседей? Наконец, как мог конгресс, требовавший от английской метрополии и лично от короля Георга III соблюдения норм права в отношении североамериканских колоний, начать необъявленную войну против Канады?

Чтобы ответить на эти вопросы, обратимся к идеологическим основам американской государственности. Со времен Войны за независимость 1775—1783 годов государственные и политические деятели США неизменно утверждают, что Америка — это нечто большее, чем просто государство. Американскому опыту, американским ценностям и идеалам приписывается универсальное значение. Американский социолог Натан Глейзер и вовсе заявляет, что «Соединенные Штаты — это единственная в мире страна, которая, говоря о собственных национальных ценностях, не отделяет себя от других наций, рас и народов». Подобное убеждение в глобальной значимости социально-экономического, политического и культурно-духовного опыта США — явление, не утратившее своего значения на протяжении всей американской истории.

Есть немало свидетельств того, что «отцы-основатели», стоявшие у колыбели американского государства, мыслили наднациональными масштабами. Например, Джон Адамс, второй президент США, говорил, что американская революция должна распространять Свободу и Просвещение во всем мире. Автор знаменитого трактата «Здравый смысл» Томас Пени провозглашал, что американцы имеют возможность начать историю всего мира заново. А третий президент США Томас Джефферсон утверждал, что обязанности американцев не ограничиваются рамками их общества и сами они считают создание нового государства на Американском континенте делом, существенно важным для всего человечества.

А где есть обязанности, там должны быть и права. И Соединенные Штаты еще у колыбели своей истории провозглашают право Америки учить другие народы уму-разуму, совершать военные авантюры против своих соседей, разумеется, «для их же блага».

О том, к чему на деле привела подобная трансформация, наглядно свидетельствует хроника необъявленных войн США в XIX веке.

В 1801 году группа американских авантюристов под руководством Филиппа Нолона вторглась в северные районы вице-королевства Новая Испания (Мексика). Кондотьеры, конечно, провозгласили себя «освободителями».

В 1806 году американские войска под командованием капитана Пайка проникли в Мексику в районе истоков реки Рио-Гранде, вознамерясь присоединить новые территории к Соединенным Штатам, но получили отпор.

В 1812—1813 годах Соединенные Штаты захватили Западную Флориду. Естественно, под лозунгами «освобождения» этой территории.

В 1817—1819 годах под прикрытием аналогичных лозунгов была захвачена территория Восточной Флориды.

В 1831 году североамериканские корабли осуществили блокаду берегов Аргентины.

В 1833 году под предлогом «защиты интересов США» в Аргентине американские войска высадились в Буэнос-Айресе и пробыли там две недели.

В 1835 году под аналогичным предлогом «зашиты интересов США» в Перу американские морские пехотинцы заняли районы в провинциях Лима и Кальяо.

В 1845 году Соединенные Штаты аннексировали мексиканскую территорию — Техас.

В 1847 году морские пехотинцы США заняли в Никарагуа порт Сан-Хуан-дель-Норте.

В 1848 году американская агрессия против Мексики привела к подписанию правительством этой страны унизительного договора, по которому у Мексики отобрали более половины ее территории.

В 1852 году морские пехотинцы вновь высадились в Буэнос-Айресе, чтобы «защитить интересы США» в Аргентине.

В 1855 году корабль военно-морских сил США угрожал Парагваю, пытаясь заставить правительство этой страны открыть реки для «свободного судоходства».

В том же году американские войска высадились в Уругвае для «защиты американских интересов».

В 1856 году при поддержке американского посла Джона Уилера авантюрист Уильям Уокер объявил себя президентом Никарагуа; Вашингтон немедленно признал нового «президента» и предоставил ему заем. 22 сентября Уокер в качестве первых мер своего правительства восстановил рабство и объявил английский язык официальным языком Никарагуа.

В 1859 году военные корабли США блокировали Парагвай.

В 1865 году под лживым предлогом «защиты собственности и жизни американских граждан», проживавших в Колумбии, американские войска оккупировали часть территории этой страны.

В 1866 году американские войска вторглись в Мексику и спровоцировали пограничные столкновения с мексиканскими вооруженными силами. Соединенные Штаты незаконно захватили район Эль-Чамисаль.

В 1873 году на Панамском перешейке высадился морской десант американцев, чтобы — уже в который раз! — «отстоять американские интересы, оказавшиеся под угрозой».

В 1885 году американские войска вновь высадились в Панаме, чтобы «защитить интересы США» и восстановить беспошлинный провоз американских товаров по пролегавшей в этом районе железной дороге.

В 1891 году корабли США осуществили блокаду берегов Гаити, пытаясь вынудить правительство этой страны уступить залив Моль-Сен-Никола.

В этом же голу морские пехотинцы США вторглись в Чили.

В 1894 - 1896 годах США высаживали морские десанты в Чили.

В 1898 году под предлогом «содействия» кубинскому народу американские войска вмешались в испано-кубинскую войну, оккупировали Кубу и захватили Пуэрто-Рико.

В 1900 году американское правительство совершило одно из своих крупнейших преступлений, навязав народу Пуэрто-Рико «Акт Форакера», который официально превратил остров в американскую колонию.

Та относительная легкость, с которой Соединенные Штаты осуществляли свои территориальные захваты на Американском континенте в XIX веке, способствовала еще большему укоренению идеологических стереотипов американской «исключительности» и вытекающей из этой «исключительности» вседозволенности Америки. Американская «исключительность» все более четко трансформировалась в сознание американского «превосходства».

Поначалу под «предначертанной судьбой» США американские буржуазные идеологи подразумевали «континентальное предначертание», т. е. овладение североамериканскими землями и господство над странами западного полушария. Это нашло свое отражение в принятой еще в начале XIX века «доктрине Монро». Среди географических, историко-философских, религиозных и иных обоснований территориальной экспансии США преобладал тезис о распространении принципов демократии и свободы.

Во второй половине XIX века, с расширением масштабов геополитических притязаний, начали формироваться претензии на создание мировой империи под эгидой США. Объективной основой перехода от империализма континентального к империализму глобальному отчасти послужил тот факт, что к концу XIX века по национальному богатству, национальному доходу и уровню развития основных отраслей промышленности Соединенные Штаты Америки заняли первое место в мире. Вступление США в империалистическую стадию развития закономерно привело к эскалации интервенционизма, формированию курса на доминирование и навязывание американских порядков в мировом масштабе.

«Господи боже наш, наши юные патриоты, кумиры сердец наших, идут в бой — пребудь с ними! В мыслях мы виесте с ними покидаем покой и тепло дорогих нам очагов и идем громить недругов. Господи боже наш, помоги нам разнести их солдат снарядами в кровавые клочья; помоги нам усеять их цветущие поля бездыханными трупами их патриотов; помоги нам заглушить грохот орудий криками их раненых, корчащихся от боли; помоги нам ураганом огня сровнять с землей их скромные жилища; помоги нам истерзать безутешным горем сердца их невинных вдов; помоги нам лишить их друзей и крова, чтобы бродили они вместе с малыми детьми по бесплодным равнинам своей опустошенной страны, в лохмотьях, мучимые жаждой и голодом, летом — палимые солнцем, зимой — дрожащие от ледяного ветра, вконец отчаявшиеся, тщетно умоляющие тебя разверзнуть перед ними двери могилы, чтобы они могли обрести покой; ради нас, кто поклоняется тебе, о господи, развей в прах их надежды, сгуби их жизнь, продли их горестные скитания, утяжели их шаг, окропи их путь слезами, обагри белый снег кровью их израненных ног»
— эти слова взяты из памфлета «Военная молитва», принадлежащего перу Марка Твена. Великий сатирик вложил их и уста некоего американского проповедника.

Уже в середине прошлого века континентальные рамки стали слишком узкими для американского экспансионизма. Необъявленные воины, главным полигоном которых оставались страны Латинской Америки, стали основным среде гвом для утверждения американского флага на новых, еще более далеких от Соединенных Штатов берегах.

В 1853 году под дулами корабельных орудий военной эскадры коммодора Перри США навязали Японии неравноправный торговый договор.

В 1862 году американские офицеры участвовали в подавлении тайпинского восстания в Китае.

В 1882 году военная экспедиция адмирала Шуфельдта в Корею привела к насильственному «открытию» этой страны для США.

В 1893 году на Гавайских островах был организован вооруженный мятеж американских колонистов. Через пять лет США аннексировали Гаваи.

В 1898--1902 годах, жестоко подавив освободительное движение на Филиппинах, Соединенные Штаты аннексировали этот архипелаг.

В 1899 году США поделили с Германией архипелаг Самоа.

А теперь уже XX век. И снова США разбойничают в Латинской Америке!

В 1903 году американский десант высадился на Панамском перешейке, спровоцировал отделение Панамы от Колумбии. Соединенные Штаты получили полный контроль над зоной строящегося Панамского канала.

В 1912 году американские войска были введены на Кубу для подавления освободительного движения на острове.

В 1914 году американская морская пехота оккупировала Гаити.

В 1914—1916 годах США осуществили широкомасштабную интервенцию в Мексику.

Менялись масштабы необъявленных войн, менялась и риторика, призванная оправдывать их ведение. Все больше фальши, все больше ханжества появляется в рассуждениях о «явном предначертании» и «божественной миссии» Америки. В этом смысле весьма характерны лицемерно-пуританские рассуждения президента Мак-Кинли накануне аннексии Соединенными Штатами Филиппин.

«Истина заключается в том, — разглагольствовал президент, — что я не хотел Филиппин и не знал, что делать с ними, когда они свалились к нам в качестве дара божьего... Везде я искал совета... но получал мало помощи. Сначала я думал, что мы возьмем только Манилу... Я ходил ночами по комнатам Белого дома... и я не стыжусь рассказать вам, джентльмены, что я падал на колени и просил всевышнего ниспослать мне просветление и руководство. И вот однажды поздно ночью оно снизошло на меня. Я не знаю, как это случилось, но мне стало ясно: во-первых, мы не можем вернуть Филиппины Испании — это было бы трусливо и бесчестно; во-вторых, мы не можем отдать их Франции или Германии, нашим торговым соперникам на Востоке, — это было бы плохим бизнесом; в-третьих, - мы не можем предоставить их самим себе — они не созрели для самоуправления и там установится анархия и дурное правление, значительно худшее, чем было испанское; в-четвертых, нам не остается ничего другого, как только взять их целиком и воспитать филиппинцев, цивилизовать их и с помощью божьей сделать для них все наилучшее, как для собратьев, ради которых тоже умер Христос. И тогда я лег в постель и заснул, и заснул здоровым сном».

В конце XIX — начале XX века пропагандистский камуфляж необъявленных войн меняется: место туманных ссылок на «американскую исключительность» и «явное предначертание Америки» занимают различные социал-дарвинистские теории, провозглашавшие безграничные права «сильной нации». Отражая взгляды экспансионистов того времени, газета «Вашингтон пост» писала: «Очевидно, к нам пришло новое сознание — сознание нашей силы, а с ним вместе и новый аппетит — стремление показать эту силу. Его можно сравнить с действием, которое оказывает на животное вкус крови... Честолюбие, выгоды, земельный голод, гордость, радость борьбы, какова бы она ни была, — все это дает нам новые ощущения. Мы стоим перед лицом неизвестной судьбы. Наш народ ощущает жажду захватов, подобнуную той жажде крови, которая царит в джунглях». Те же идеи, хотя и облеченные в более наукообразную форму, выражали главные идеологи молодого американского империализма — Д. Барджесс, А. Мэхен, Ф. Тернер и др.

В более поздний период концепция «американской исключительности» как идеологическое оправдание необъявленных войн постепенно отошла на второй план, уступив место различным антисоветским и антикоммунистическим теориям. Тем не менее идея «исключительности» все еще остается в пропагандистском арсенале политиков США.

Пожалуй, нигде в мире Соединенные Штаты так часто не использовали военную силу, как в Латинской Америке. История этого континента насчитывает десятки малых и больших интервенций США, объявленных и необъявленных войн американского империализма. Впрочем, если посмотреть внимательнее, необъявленных намного больше. В 1846—1848 годах США вели объявленную войну против Мексики. Результатом ее было отторжение 2,3 млн. кв. км мексиканской территории. Последнюю объявленную войну Вашингтон вел в 1898—1899 годах с Испанией под лозунгом освобождения Кубы от колониального ига. Результатом ее было поражение Испании и превращение Кубы в... американскую полуколонию. Все остальные войны на континенте были необъявленными. Напомним основные интервенции США в Латинской Америке в XX веке.

1903 год — оккупация зоны Панамского канала, навязывание этой стране кабального соглашения.

1906 — 1909 годы — оккупация Кубы.

1911 — 1912 годы — интервенция против Никарагуа и Гондураса.

1913 — 1917 годы — почти непрерывные интервенции против Мексики.

1919 — 1921 годы — агрессии против Гондураса, Коста-Рики, Панамы.

1926 — 1933 годы — оккупация Никарагуа.

1954 год — интервенция в Гватемалу.

1961 год — организация агрессии против Кубы.

1964 год — расстрел демонстрации в зоне Панамского канала.

1965 год — агрессия против Доминиканской Республики.

1970 — 1973 годы — необъявленная война против Чили.

1960 — 1980 годы — непрерывные провокации против Кубы.

1980 год — начало необъявленной войны против Никарагуа, продолжающейся по сей день.

1983 год — агрессия против Гренады.

Иными словами, если бы перед каждым вторжением США объявляли войну тому латиноамериканскому государству, которое они собираются «наказать», то получилось бы, что Вашингтон находится в сущности в состоянии перманентной войны со своими южными соседями.

Источник - П. Хлебников "Необъявленные войны США", М., "Мысль" , 1984.

Последнее обновление 03.04.2003 год

Автор - Антропов Петр, 2001 - 2017.

petivantropov@gmail.com

  Рейтинг@Mail.ru