Главная страница | Античность | Средние века | Новое время | Двадцатый век | Техника | Самолеты | Корабли | Вооруженные силы | США | Технологии и наука Улитка ломает панцирь

 

Улитка ломает панцирь

 

М. Максимов.
Вообразим себе человека в виде существа, окруженного твердым панцирем, в виде улитки например. Улитка растет, и в некоторый момент вдруг оказывается, что в своем панцире она уже не помещается. Она взламывает панцирь, некоторое время живет без твердой оболочки, затем обрастает новой. Так вот процесс, происходящий в человеке от момента взламываний оболочки до появления новой, и называется кризисом.

Отсюда видно, что кризис -- вещь очень хорошая, важная и совершенно необходимая в жизни каждого человека. Потому что, если у тебя нет кризисов, значит, ты не растешь. К сожалению, само слово «кризис» несет на себе груз неприятных ассоциаций. Поэтому и автор книжки, о которой я хочу рассказать, не решилась вынести это слово в заглавие, а назвала ее "PASSAGES", то есть «Переходы», с подзаголовком: «Предсказуемые кризисы в жизни взрослого человека» (на русский язык книга не переведена). Мне не нравится пресное слово «переход», и я проделал небольшое домашнее этимологическое исследование. Кризис происходит от греческого глагола со множеством значении, среди которых: разделять, отделять, различать, выделять и т. д. Вот еще однокоренные слова, давно освоенные нашим языком и сознанием: критика, критерий. Критиковать - это значит разделять, критерий -- это то, что помогает нам отделить одно от другого. Суммируя, получаем, что кризис -— это нечто разделяющее, в нашем случае событие в жизни человека. отграничивающее один период его развития от другого.

Написала про кризисы американская журналистка Гейл Шиихи в 1976 году. В этом же году книжка перепечатывалась семнадцать раз. Автор всерьез занималась социальной психологией, участвовала в различных научных семинарах по психологии личности, проводила самостоятельные опросы и анкетирование больших групп людей. И вот на основании всего этого — и главным образом на основании замечательного чувства здравого смысла — она написала свою книгу простым, доступным каждому языком, дав возможность всем людям посмотреть на себя со стороны, вспомнить кое-что, посмеяться над собой и, может быть, сделать какие-нибудь «оргвыводы». Книжка большая, поэтому я расскажу лишь о самых главных впечатлениях.

Я часто буду говорить что-нибудь вроде: «Такой-то кризис происходит в шестнадцать лет». Как это надо понимать? Как художественный образ. Так же, как высказывание «В каждой семье имеется 2,9 ребенка». Поэтому, когда я говорю, что первый кризис происходит в шестнадцать лет, никто не имеет права мне возразить, что с ним это было в пятнадцать или двадцать лет или вовсе не было. У него, может, и не было, а вот у того, среднестатистического, было, и ровно в шестнадцать. И потом книга, о которой я рассказываю, опирается в основном на интуицию автора, вскормленную на американской почве. И даже еще точнее, на жизнь верхних слоев американского среднего класса. Так что впрямую переносить на себя все, рассказанное в ней, не стоит.

Теперь — «галопом по кризисам».

1. Возраст — 16 лет. Задача — ПЕРЕСАЖИВАНИЕ КОРНЕЙ.

Необходимо пересадить корни, которые пустили в твое сознание родители, па «свою» почву. Очень тяжелый кризис, особенно потому, что происходит в столь нежном возрасте. Но и совершенно необходимый. Только человек, правильно прошедший этот кризис, сможет в дальнейшем вступать в близкие отюшения с другими людьми, по настоящему любить, жить счастливой семейной жизнью.

2. Возраст — 23 года. Задача — ПЛАН НА ВСЮ ЖИЗНЬ.

В этом возрасте план рисуется широкими мазками, в сильно максималистском духе. Стать президентом США (варианты: лауреатом Нобелевской премии, лучшим теннисистом мира...), жениться на дальше следует перечисление формальных параметров невесты: рост, вес, цвет глаз и т. д.), иметь пятерых детей, отдельный домик, машину, жить на Западном побережье. На первый взгляд кажется, что не такой уж страшный этот кризис. Но бывают и трудные случаи, мы увидим их чуть позже.

3. Возраст — 30 лет. Задача — КОРРЕКЦИЯ.

Тот молодой человек, который семь лет назад решил, что станет президентом США (лауреатом Нобелевской премии, чемпионом мира и т. д.), теперь понимает, что президентом (лауреатом и т. д.) он уже не станет никогда. И блондинка с голубыми глазами, на которой он женился,— это, оказывается, совсем не та женщина, с которой он хотел бы прожить всю жизнь. Все это он понимает лишь теперь, потому что знает уже, что такое политическая борьба, работа ученого, и у него уже есть опыт семи-восьми лет супружеской жизни. Необходимо откорректировать план семилетней давности с высоты накопленного опыта. Тяжелый, трудный кризис, но самое тяжелое еще впереди.

4. Возраст — 37 лет. Задача — ОСОЗНАНИЕ СЕРЕДИНЫ ЖИЗНИ.

Человек впервые осознает, чем все это для него кончится. Такое осознание приводит к глубокой перестройке всей его внешней, а главное, внутренней, духовной жизни. В основном это выражается в том, что человек меньше значения начинает придавать внешним ценностям, то есть достатку, карьере, регалиям и т. д., а больше начинает думать о духовной жизни, о том, чтобы передавать накопленный опыт, об охране окружающей среды и т. д. Теперь он высоко ценит настоящее человеческое общение, хочет стать по-настоящему близкнм своим родным и знакомым, хочет быть понятым и любимым.

Такой поворот происходит к тому же в условиях сильных изменений в организме человека. Все это делает кризис середины жизни самым тяжелым из всех четырех.

Зато после этого безоблачная жизнь до самого конца, до того самого конца, который человек и увидел впервые с этой вершины. Я предвижу вопрос читателя: «А сколько лет было автору в момент создания книги?»

Да, читатель, как всегда, прав. Ей было слегка за сорок. В 1984 году она написала следующую книгу. в которой появляются еще четыре кризиса — в пятьдесят, шестьдесят, семьдесят и восемьдесят лет.

Теперь - кризисология. то есть общий взгляд на кризисы вообще. Сломать старый панцирь - это процесс болезненный. Кроме того, какое-то время остаешься как бы голышом — без твердой оболочки, поэтому все внешние раздражения воспринимаются с удесятеренной силой. Человеку больно, и, естественно, он болеет. Болеет радикулитом или бронхитом, или еще чем- нибудь. Лечится, принимает лекарства и все равно болеет, потому что причина его болезни — серьезное внутреннее переустройство. Может быть, некоторые, особенно сильные мужчины, могут пройти кризис не заболев, но женщины — никогда. Как говорит Гейл Шиихи, если у женщины ничего не болит, то у нее болит голова.

Человек не понимает, что у него кризис. Его первая, нормальная реакция на боль отделаться от нее, убежать, обвинить в этом кого-нибудь другого. Все происходит внутри него, а он пытается свалить все "с больной головы на здоровую." Сначала на жену, детей. Затем на свою работу, на начальника. Затем на район, в котором живет, затем на город и т. д. Надо постараться подавить в себе это первое движение и запяться своим кризисом всерьез, посвятить какое-то время себе, приведению в порядок своей внутренней жизни.

С кризисами рекомендуется справляться в порядке их поступления. Нельзя кризис пропускать, заталкивать его «под ковер», и т. д.

Иначе он может назреть, как нарыв, а через несколько лет лопнуть, как бомба.

В семейной жизни многие трудности возникают из-за несинхронного развития супругов. Скажем. у тебя сейчас кризис, а у нее — нет. Или у обоих кризис одновременно, но у тебя № 3, а у нее — № 2. Во всех случаях лучший рецепт — не мешать близкому человеку разрешать свои кризисы. Никто не может это сделать за него. Просто не надо в это время к нему приставать, а с пониманием оставить в покое. Все, что ему нужно — это, не замечая ничего вокруг, углубиться в себя, всю свою внутреннюю энергию направить вовнутрь.

Ну вот, пожалуй, и все, что касается кризисов вообще. Теперь мы переходим к основному делу — подробному разбору каждого кризиса в отдельности.

1. 16 лет. ПЕРЕСАЖИВАНИЕ КОРНЕЙ.

Мама гуляет с ребенком. Ребенок играет, бегает вокруг неё и случайно оказывается у края тротуара, собираясь ступить на мостовую. Тут же раздается окрик: «Стой, нельзя!» Услышав тревогу в голосе матери, ребенок возвращается к ней. Так повторяется много раз, и вот в один прекрасный день, когда ребенок уже подрос, он гуляет один. Он вновь оказывается у края тротуара, собирается сделать шаг и вдруг слышит: «Стой, нельзя!» с родными материнскими интонациями. Откуда же несется это «Стой, нельзя!»? Вот это и есть тот самый корень, что пущен в сознание ребенка родителями.

Конечно, корни, которые пустили там родители, не обязательно имеют вид таких окриков. Это все, что явно или неявно, они нам внушают: свои идеалы, моральные ценности, «что такое хорошо и что такое плохо». Отец, чаще всего, просто своей жизнью, своей личностью как бы дает сыну сигнал: «Делай, как я, будь таким, как я». У матери с дочерью может быть похожая ситуация, но бывает и иначе:

"Не делай, как я. Ты же видишь, какую ужасную жизнь мне приходится вести!"

Вернемся к тому ребенку,которого мы оставили у края тротуара Он еще подрос, ему уже лет семь-восемь, и ему первый раз разрешено перейти улицу самостоятельно. Он делает шаг и останавливается. В его душе борются две силы Первая — это «Стой, нельзя!» — и есть «корни», которые высокой стеной окружают ребенка, защищая от внешнего мира. За этой стеной ему тепло, спокойно, удобно. Он знает, что здесь с ним ничего не случится. Но улицу-то хочется перейти. Это вторая сила — извечное стремление человека к новому, неизвестному, неиспробованному. Испробовать себя, испробовать этот мир. Но это страшно — выйти за пределы теплого родительского круга, броситься во взрослый мир, тем более, что нет уверенности даже в том, что удастся перейти сейчас улицу. Вот в этих мучениях нашего ребенка, как в миниатюре видно содержание кризиса пересаживание корней. Пока этого не сделаешь, не сможешь сам перейти улицу.

Гейл Шиихи представляет себе душу человека в виде некоего двуликого существа, вроде того бога Януса, изображения которого вешаются на входах — воротах, дверях, окнах. У этого бога два лица - одно смотрит внутрь жилища, а другое — наружу, в мир. Так и у нашей души - два лица: одно хочет тепла, уюта, близости с другим человеком. Другое лицо отвечает за наши творческие порывы, за тягу к неизведанному, оно хочет вырвать нас из привычного круга. В равновесии этих двух частей души — залог психического здоровья. И закладывается оно во время этого кризиса, самого главного, определяющего в нашей жизни.

Пересаживание корней может происходить по-разному. Например, так. Молодой человек с силой достает из своего сознания очередной родительский корень, смотрит на него и надолго задумывастся. «Ну конечно, - говорит он, я и сам всегда так думал». И кладет этот корень обратно. Но теперь уже как свое, только ему принадлежащее убеждение. Потом он в свою очередь передаст его в виде корня своему сыну.

Вот такой работой человек занимается во время кризиса. Естественно, что по соображениям техники безопасности ее лучше делать в отсутствие родителей. С этим, по-видимому, связаны первые длительные отлучки детей из дому. На три дня в другой город, на недельку в поход с ребятами и т. д.

2. 23 года. ПЛАН НА ВСЮ ЖИЗНЬ.

Речь идет о том молодом человеке, который решил стать президентом США, жениться на блондинке с голубыми глазами, иметь пятерых детей и т. д. Вроде здесь все просто, не видно, зачем кризисовать. У меня самого в этот момент уже был готов план стать лучшим математиком в мире, и принял я его без всяких колебаний. Но я могу представить себе человека, для которого принятие такого плана - серьезная проблема. Гейл Шиихи придумала для него название «транзит».

Вот он. Блестяще поступает на физический факультет. Через полтора года вдруг бросает универсиет, уезжает на Тихий океан, нанимается матросом на сейнер. Через два года возвращается и снова поступает на исторический или на искусствоведения, или куда-то в этом роде. Проучившись два года, бросает все и уезжает снова на «дикий Запад» собирать ковбойские песни. Потом снова приезжает, и так болтается, как лист на ветру, до 30—35 лет, когда вдруг, никуда уже не поступая, пишет роман (снимает кино, сочиняет песню) и становится писателем (режиссером, композитором) или никем.

Потом о нем будут писать, что вот-де будущий Художник решил сначала «узнать жизнь», долго путешествовал и наконец, набравшись впечатлений, написал об этом роман. А на самом деле будущий Художник составил план «Стать Львом Толстым», на меньшее нечего и замахиваться. Каждый дурак в двадцать три года понимает, что каждый дурак может стать президентом США.

А вот Львом Толстым? Президентов много, а Лев Толстой - один. Страшно, ведь в двадцать три года речь идет о всей твоей жизни, все поставлено на карту, а Лев Толстой может и не получиться. И вот молодой человек старается отодвинуть, отложить решение в надежде, что потом все как-нибудь решится само собой. И когда откладывать дальше уже некуда и с годами накоплено мужества, чтобы принять решение, тогда он садится и пишет роман.

Но все это происходит у молодого человека не на сознательном, а на более глубоком уровне, где выступают расплывчатые картины, неясные образы, часто не облекаемые в слова. Уже приняв решение, он объяснит его каким-либо рациональным способом, чтобы заглушить сомнения, которые, как чертики из бутылки, выскакивают из глубины подсознания. Как раз основная трудность для человека, попавшего в кризис, и заключается в том, что все проблемы внутреннего переустройства, поставленные жизнью, решаются где-то на полпути между сознанием и подсознанием.

Вот девушка безуспешно пытается уже который год «вырвать корни».

Живет вместе с родителями в хорошей, милой, теплой семье. В такой ситуации, конечно, много корней не вырвешь. Вдруг подворачивается симпатичный парень. влюбляется в нее по уши, предлагает руку и сердце и зовет уехать с ним вместе далеко на Запад (или Восток). И наша девушка использует замужество как средство передвижения, как средство для решения своих внутренних проблем. Но когда этих проблем не стало, не стало и фундамента, на котором был построен ее брак. И брак развалился. Недаром в народе говозят, что ранние браки непрочны. дело не в том, что они ранние, а в том, что заключаются часто по причинам, имеющим мало отношения к семейной жизнн.

А вот молодой человек, только что недавно вырвавший корни, бросился, зажмурив глаза, в этот рокочущий взрослый мир, побарахтался в нем какое-то время, и его так потянуло назад, в свою семью, в которой ему было так тепло, привычно, которая, как коконом, защищала его от всех превратностей настоящей жизни. И вот он пытается с помощью женитьбы воссоздать то теплое гнездышко своего детства. И часто в этом случае его невеста будет очень похожа на его мать.

№.3 30 лет. КОРРЕКЦИЯ.

План, так блестяще выглядевший в двадцать три года, требует корректировки. Ведь можно еще успеть стать президентом «Дженерал моторе» или чемпионом института. С женой тоже еще можно как-нибудь разобраться. Но все эти соображения придут к нам потом, когда мы серьезно займемся разрешением кризиса. А сейчас, когда он так неожиданно, так вдруг нагрянул, первое движение — бежать. Лейтмотив этого кризиса — побег . Человек уходит с работы, бежит из семьи (семь-восемь лет супружеской жизни — общемировой пик разводив), меняет профессию, меняет квартиру, уезжает куда-нибудь подальше. Он бежит от кризиса, то есть от самого себя.

К этому времени, к тридцати годам, складывается у человека "стиль проживания жизни". Гейл Шиихи перечисляет с десяток таких стилей у мужчин и женщин. Все они имеют некоторое отношение к тому, как человек справляется со своими кризисами. Я расскажу о нескольких из них. Выбором хорошего перевода для названия стилей я специально не занимался, это скорее клички для временного употребления только на этот раз.

Вечный ребенок. Милый, интересный эрудированный человек. Холост. Женился было, но через полгода развелся и больше не собирается. Живет с родителями. Или в соседнем доме, но ходит к ним обедать. Мама стирает его белье и покупает ему сорочки. Есть приятели, но настоящей дружбы, равно как и настоящей любви, нет. А все потому, что четырнадцать лет назад этот человек не смог «пересадить корни» и несет в сердце своих родителей, которые заняли в нем слишком много места. Они то и мешают ему близко подойти к какому-нибудь другому человеку.

Прячущийся. Молодой человек занят составлением плана на всю жизнь. Что выбрать? Но ведь можно не мучиться, и взять что-нибудь готовенькое, например своего отца, если это яркая фигура, и попробовать скопировать его жизнь. Лучше даже не отца, поскольку, живя рядом с ним, узнаешь много разных мелких его слабостей и промахов, что мешает видеть в нем «идеал». Лучше взять дядю, известного физика, лауреата разных премий. У него красавица жена, в доме бывает много интересных людей, он часто ездит за границу и т. д. Вот возьмем этого дядю и наденем на себя. К тридцати годам ты уже вполне приличный физик, не лауреат, конечно, но имеешь твердое положение в этом мире (фамилия у тебя с дядей одинаковая, это тоже помогает). Правда, в глубине души скребут кошки: ты живешь чужой, не своей жизнью, ты надел на себя чужой панцирь и прячешься в нем от настоящей жизни. Прячущийся — типичный бюрократ, человек, который яростно сопротивляется всяким жизненным толчкам, изменениям, поворотам, поскольку они могут выбить из панциря и он увидит то. чего больше всего боится, — увидит, что его жизнь не состоялась. У него будет страшной силы кризис середины жизни, последний шанс сбросить чужую оболочку. И если достанет сил, он бросит свою кафедру и в тридцать девять лет поступит на первый курс медицинского института, потому что его призвание — лечить детей (в тридцать девять лет в институт уже не берут, но дядя и на этот раз помог).

Транзит. Парень, который в двадцать три года не мог решиться стать кем-нибудь, и сейчас слоняется, ни на чем не желая остановиться. .

Интегратор. Об этом типе людей Гейл Шиихи отзывается с большой симпатией. Это новый, ранее не встречавшийся в природе тип, но за ним, как она считает, будущее. Вот босс вынуждает его совершить какую-нибудь подлость, обещая за это повышение по службе. Как поступает интегратор? Он подает в отставку! Другой пример. Жена интегратора собирается защищать диссертацию. Тогда он переходит на полставки, сидит дома с детьми, стараясь по возможности освободить ее от домашних хлопот. Другими словами, интегратор старается соединить вроде бы несоедиимое: делание карьеры и моральные принципы. Сбалансировать свое участие в общественной и семейной сфере, и т. д. За это его назвали Интгератором.

Наседка. Окончив колледж и проработав год-два, ровно столько, сколько нужно, чтобы найти мужа, она на пятнадцать лет заключает себя в стены своего дома. Она ухаживает за мужем, ухаживает за детьми, за домом, за газоном. Она становится директором небольшого предприятия: ведет бюджет семьи, берет ссуды в банке, ремонтирует дом, всю домашнюю технику. Конечно, можно снисходительно относиться к такой «непроизводительной деятельности», но американские экономисты уже предлагают учитывать труд домохозяек при расчете трудовых затрат всей страны.

Наседка будет сидеть дома, пока ее младший ребенок не пойдет в школу. Ей будет в это время тридцать семь лет, и у нее начнется кризис. И она скажет себе: «Все, баста! Сколько можно тянуть лямку? За окнами течет настоящая жизнь, я хочу ее попробовать, я хочу узнать, кто я такая, чего я стою». И она скажет мужу: «Ты работаешь, ездить в командировки, встречаешься с людьми, живешь интересной жизнью, а я сижу здесь как... как приговоренная в четырех стенах. Вы все здесь уже взрослые. можете сами за собой ухаживать. А я ухожу, ухожу на работу!»

Безмужняя. Имеется в виду незамужняя по убеждению, то есть женщина, решившая сознательно не выходить замуж, а жить самостоятельной жизнью. Нет, не старая дева, совсем наоборот. У нее есть семья, дети, но нет мужа. Она работает и содержит семью самостоятельно. Она все любит делать самостоятельно. Таких женщин много — почти каждая десятая. Это стало возможным еще и потому, что отношение к ним со стороны «хорошего общества» переменилось. Кого раньше считали неудачником? Мужчину, не сделавшего карьеру, и женщину, не вышедшую замуж. Теперь безмужняя женщина воспринимается как нормальное явление. А если сравнивать ее с убежденным холостяком, то по всем статьям она даст ему сто очков вперед. В результате проведенных сравнительных исследований оказалось, что безмужние женщины по состоянию здоровья (меньше сердечно-сосудистых заболеваний, нервных срывов н т. п.), по активности участия в культурной и общественной жизни и даже по заработку опережают холостяков.

Карьеристка с отложенной семейной жизнью. Были обследованы двадцать пять из ста женщин, занимавших посты президентов или вице-президентов крупных компаний... Их биографии, психологический тип, детство оказались настолько похожими, что можно говорить об особом «стиле проживания жизни», хотя представителей такого стиля не очень много. Наша героиня - первый ребенок в семье, где отец сильная, яркая личность, а мать типичная наседка. С детства отец и дочка, как два приятеля, вместе играют в теннис, ходят в походы, обсуждают папины дела. Мать где-то далеко на заднем плане. При этом женские черты в девочке не скрываются, не подавляются, что иногда бывает, когда отец стремится одевать дочку в мальчиковую одежду, называет ее мужским именем, и т. д. После института «карьеристка» поступает на работу и меняет отца на шефа. Теперь вся ее жизнь проходит вокруг и под руководством шефа, она вместе с ним продвигается по службе. Она поннмает, что для того, чтобы добиться успеха в конкуренции с мужчинами, она должна работать в три раза лучше, чем они. И она работает в три раза лучше. Она исключительно лояльна по отношению к шефу и к месту работы и никогда не изменит ни тому, ни другому. Проработав таким образом пятнадцать лет, "карьеристка" достигает высокого положения, н тут, как всегда неожиданно, на нее обрушивается кризис: ей сейчас тридцать семь лет. В ней просыпается наседка, она хочет вить гнездышко. Но вот беда она совершенно не знает, как это делается. Во-первых. надо найти мужа, а как это сделать, если последние пятнадцать лет она занималась совсем другим? В ее жизни были мужчины, но она подсознательно выбирала «безопасных» — женатых или убежденных холостяков. Ей хочется иметь детей, а возраст для этого считается уже неподходнщим. К счастью, теперешняя медицина всегда поспевает за модой. Со свойственной ей энергией и предприимчивостью наша «карьеристка» принимается за дело. Притормаживает свои служебные дела. Накупает шикарных нарядов, начинает бывать в обществе, заводить новые знакомства и т. д. Успешно выходит замуж, рожает ребенка или ухаживает за детьми мужа, налаживает семейную жизнь и в новом качестве возрашается на работу.

4. 37 лет. КРИЗИС СЕРЕДИНЫ ЖИЗНИ

Ты сидишь за рулем машины, мимо проносятся города, моря и горы, и вдруг (как всегда, вдруг) — резкий поворот, и ты видишь: далеко внизу дорога уходит в Большую Черную Дыру. Ты уже можешь измерить расстояние до нее и рассчитать время. Да, это производит сильное впечатление. Можно сделать вид, что ты ничего не заметил, и не останавливаясь, ехать дальше, стараясь не смотреть вперед, а можно еще прибавить газу, закрыть глаза и врезаться во встречный грузовик.

Но лучше поступить иначе. Остановиться, отойти подальше от дороги и сесть на травку. Затем разобрать себя по косточкам и разложить перед собой. Почистить, кое-что выбросить, затем снова собрать и вернуться к машине. Теперь можно ехать дальше.

Посмотрим на наших героев в этот тяжелый для них час. Вот парень, который метил в президенты США, затем стал президентом «Дженерал моторс». Он уйдет из фирмы и станет главой государственной инспекции по охране окружающей среды. Он вдруг поймет, что всю жизнь помогал отравлять воздух, которым дышат люди. И теперь зашита окружающей среды — это то, что он делает не для себя, а для всех. Физик, который всю жизнь делал бомбу, начнет бороться за мир, за то, что-бы на Земле не было насилия. Профессор университета бросит свою кафедру и уйдет в школу учить первоклашек математике, потому что, как он считает теперь, воспитание детей - самое главное дело на свете. Для прячущегося сейчас последний шанс сбросить чужую шкуру, насиженное место и выпустить на волю свое призвание. И для вечного ребенка сейчас самое время мирно «развестись» с родителями и зажить своей, самостоятельной жизнью. А транзит, вернувшись из очередного бегства от самого себя, сядет за стол и напишет роман. Или не напишет, и тогда уж останется транзитом навсегда.

Я закончил изложение книжки и теперь хочу, отделившись от Гейл Шиихи, высказать собственные соображения на ее счет. Правда. я и раньше не всегда буквально следовал автору. Но теперь все, что я скажу дальше, на моей совести.

Книжка очень увлекательная, если не относиться к ней чересчур серьезно. Можно ее пробовать на себе, на своих близких. Она иногда дает новую точку зрения на знакомые и привычные веши. Она обладает и объяснительной силой — поступки знакомого человека, казавшиеся тебе вздорными, вдруг обретают смысл.

Интересно пересматривать известные фильмы, например «Мимино» и «Полеты во сне и наяву» с точки зрения «кризисологии». На мой взгляд, оба актера, В. Кикабидзе и О. Янковский, скорее всего, не читавшие этой книги, очень точно передают состояние человека, переживающего кризис.

Книжка имеет и несомненный терапевтический эффект. Когда тебе плохо, поддерживает сознание, что ты не одинок, что такое бывает со всеми. Ссорящиеся супруги, прочитав эту книжку, может быть, остановятся, посмотрят друг другу в глаза и расхохочутся. А окончив смеяться, продолжат ссору.

Но я не хотел бы, чтобы кто-нибудь стал относиться к этой книжке как к инструкции по уходу за пылесосом. Мне кажется, что люди постепенно отучаются делать что-нибудь самостоятельно. Теперь принято по всякому поводу обращаться к специалисту. Заболела голова - к терапевту, не ладятся отношения с женой — к психиатру, сын отбился от рук — в детскую комнату милиции, не знаешь, куда поехать и отпуск, — в туристическое агентство и т. д. Мы часто пытаемся найти готовые ответы в телевизионных передачах, в книгах. Смотришь в указатель, где перечислены все симптомы, открываешь на нужной странице — а там подробная инструкция, как поступить.

Я предлагаю смотреть на эту книгу лишь как на предлог взглянуть на себя со стороны, полумать о своих кризисах. Не надо забывать и о том, что речь в книжке идет всего лишь о здоровье. О психическом. правда, но все же о здоровье. Автор, по-моему, склонна чисто по-американски переоценивать роль здоровья в жизни человека. Конечно, это очень важная сторона жизни, но далеко не наиважнейшая. Видеть весь смысл жизни в поддержании здоровья, физического и психического, прожить ее так, чтобы умереть здоровым.

Стоит ли?

Комментарии к статье - Всякому овощу - свое время

Источник - "Знание - сила", май 1986 год

Последнее обновление 12.03.2003 год

Автор - Антропов Петр, 2001 - 2017.

petivantropov@gmail.com

  Рейтинг@Mail.ru