Главная страница Античность Средние века Новое время Двадцатый век Техника Самолеты Корабли Вооруженные силы США Разное «Семидневная война» в Южном Ливане

 

«Семидневная война» в Южном Ливане
1993

 

«Семидневная война» в Южном Ливане

(июль 1993 года)

Военная операция Израиля в Южном Ливане «Дин вехешбон» («Плата по счету»), ставшая крупнейшей за последние десять лет из числа проведенных Тель-Авивом, началась утром 25 июля 1993 года. Ей предшествовал ряд событий, сделавших войну на границе Израиля и Ливана неизбежной. Обстановка в этом районе обострялась на протяжении нескольких месяцев и не раз была чревата взрывом. Начиная с октября 1992 года в руководящих кругах Израиля неоднократно обсуждался вопрос о целесообразности подобной операции, что было связано с пусками реактивных снарядов по северным районам Израиля (Галилее), повлекшими за собой жертвы среди жителей. Обстрелы израильской территории осуществляли формирования базирующейся в Ливане исламской фундаменталистской организации «Хезболлах» («Партия Аллаха»), составляющей основу сил национального антиизраильского сопротивления, которой покровительствует Иран.

До осени прошлого года между Израилем и «Хезболлах» существовало своего рода «джентльменское» соглашение. В соответствии с ним Тель-Авив имел возможность атаковать опорные пункты партизан на ливанской территории. В свою очередь, боевики «Хезболлах» могли совершать вылазки в так называемую «зону безопасности», созданную Израилем на оккупируемой им части территории на юге Ливана, которую Тель-Авив контролирует совместно с произраильской «Армией Южного Ливана» (АЮЛ). Но затем «Хезболлах» расширила зону проведения операций на территорию собственно Израиля. Одновременно активизировались атаки партизан на посты израильских войск и АЮЛ в «зоне безопасности». Подобными действиями руководство «Хезболлах» стремилось максимально затруднить или даже сорвать мирные переговоры по Ближнему Востоку.

В обычных условиях численность израильского контингента в «зоне безопасности» составляет около 1 тыс. человёк (АЮЛ - 3 тыс.). Эти войска охраняют полосу шириной от 5 до 25 км и площадью 1100 км .

Шиитское движение «Хезболлах» - в настоящее время единственная в Ливане вооруженная группировка, которой правительство страны позволило не сдавать тяжелое вооружение после разоружения и роспуска в 1991 - 1992 годах вооруженных формирований политических партий и группировок. Численность вооруженных формирований «Хезболлах» достигает 4 - 5 тыс. человек. Кроме стрелкового оружия, у них имеются переносные пусковые установки типа «Град», ПЗРК, артиллерийские орудия и минометы. С 1985 года эта организация провела наибольшее количество антиизраильских операций из всех, осуществленных в оккупированной зоне Южного Ливана. За последнее время она приобрела определенные черты политической партии и внедрилась в некоторые ливанские государственные структуры, например в парламент. Рост числа вооруженных акций «Хезболлах» отвечал политическим интересам Ирана и Сирии, хотя они преследовали при этом разные цели. Тегеран выступал категорически против мирного процесса на Ближнем Востоке. Дамаск, сам участвующий в переговорах с Израилем, с помощью «Хезболлах» пытался оказать давление на Тель-Авив и заставить его сделать уступки в ходе переговоров, в частности по территориальному вопросу.

За неделю до начала операции партизаны «Хезболлах» активизировали свои действия в «зоне безопасности», в результате чего погибло несколько израильских солдат. Израиль получил предлог для проведения вооруженной акции, а в самой стране сложилась благоприятная психологическая атмосфера для нанесения удара по Ливану.

Планируя операцию на юге Ливана, Израиль преследовал несколько политических и военных целей. В военном отношении - это обеспечение безопасности Галилеи. Для Тель-Авива стала нетерпимой ситуация, когда регулярным обстрелам подвергалась территория страны, а армия была вынуждена воздерживаться от активных действий, чтобы не дать повода обвинить Израиль в подрыве переговорного процесса. Кроме того, подобная сдержанность, по взглядам израильского военно-политического руководства, могла создать у арабов впечатление о «слабости» Тель-Авива. Успешная военная акция была нужна и по внутриполитическим соображениям. Кабинет премьер-министра И. Рабина располагает незначительным большинством в кнессете (парламенте) и подвергается нападкам со стороны правой оппозиции, ставящей ему в вину «национальное пред-ательство» из-за якобы имеющейся у него готовности отказаться от Голанских высот. В этих условиях успешная военная акция в Южном Ливане могла заставить оппозицию хотя бы на время ослабить давление на правительство.

Учитывая механизмы влияния на «Хезболлах» и обстановку в Ливане, Израиль стремился в ходе операции вызвать массовый уход населения из Южного Ливана и тем самьш поставить Бейрут перед необходимостью нейтрализовать эту организацию. Израильский замысел сводился к следующему: беженцы оказывают нажим на ливанское правительство, последнее - на Сирию, а она - на «Хезболлах».

Сирия является основным оппонентом Израиля на переговорах. Главная проблема, существующая в отношениях между ними, заключается в том, какой частью Голанских высот должен поступиться Тель-Авив, чтобы добиться от Дамаска согласия на подписание мирного договора. При этом Сирия требует возвращения всей своей территории, потерянной в результате войны 1967 года. Поэтому одной из целей мини-войны в Южном Ливане со стороны Израиля было заставить Дамаск сделать решительный выбор, с кем идти дальше: с США и Израилем или с Ираном. Необходимо отметить, что Сирия располагает в Ливане 30-тысячным воинским контингентом, части и подразделения которого дислоцируются главным образом на севере и востоке страны.

На период проведения операции Израиль усилил группировку своих войск, находящихся в «зоне безопасности». Туда были переброшены три танковых и три мотопехотных батальона, до 12 артиллерийских дивизионов.

Операция в Южном Ливане была тщательно подготовлена в политическом и пропагандистском отношениях. Израильские средства массовой информации и политические деятели уделяли максимальное внимание вылазкам со стороны «Хезболлах», готовя тем самым общественное мнение к «силовому» решению вопроса . Военно-политическое руководство Израиля выступило с серией предупреждений, из которых следовало, что если «Хезболлах» не ограничит военную активность пределами «зоны безопасности», то будут приняты решительные меры для защиты северных районов страны. Эти предостережения сопровождались демонстративной переброской артиллерии и другой техники в «зону безопасности». Данные действия широко освещались в печати и по телевидению с разрешения военной цензуры.

Операция «Плата по счету» проводилась в четыре этапа. На первом, продолжавшемся один день, были нанесены ракетно-бомбовые удары с воздуха по девяти объектам «Хезболлах» и одному объекту Народного фронта освобождения Палестины - Главного командования (НФОП - ГК), руководимого Ахмедом Джибрилом. Налеты авиации сопровождались мощным огнем артиллерии.

В ответ на действия израильской армии партизаны «Хезболлах» выпустили несколько реактивных снарядов по израильскому городу Кирьят-Шемона. Погибли два человека, несколько получили ранения. Один солдат погиб в «зоне безопасности». Это были первые и последние потери Израиля за неделю операции. На том же этапе погибли пять сирийских солдат. Удары с воздуха и артиллерийские обстрелы по целям в Южном Ливане продолжались и ночью. С началом второго этапа (с 26 июля) ИзраиЛь нанес удары по 39 целям, в том числе по шиитским деревням, где, по данным израильтян, базировались боевики «Хезболлах». Обстрелу подверглась, в частности, одна из баз фундаменталистов, расположенная в центре контролируемой сирийскими войсками долины Бекаа, а также (со стороны моря) база НФОП - ГК в палестинском лагере Беддауи близ ливанского города Триполи. «Хезболлах» продолжала отвечать ракетными обстрелами Северного Израиля. Дальнейших жертв среди гражданского населения Тель-Авиву удалось избежать благодаря тому, что почти все жители покинули опасную зону.

Израильские самолеты и вертолеты совершали в среднем до 150 вылетов вдень, атакуя цели на территории Ливана группами из двух-четырех машин. При этом, кроме ракет «воздух-земля», использовались тяжелые бомбы, предназначенные для поражения подземных катакомб и укрытий, в которых находились боевики «Хезболлах» и НФОП - ГК. Ударам с воздуха подверглись штабы, тренировочные лагеря, бункеры и даже дома военных руководителей «Хезболлах». Наличие последних среди целей израильской авиации свидетельствует о высокой эффективности деятельности израильской разведки. Если на первом этапе операции израильская артиллерия вела огонь главным образом по местности, прилегающей к населенным пунктам, то на втором этапе ее целями стали жилые постройки, поэтому люди вынуждены были покинуть приграничные деревни. В это же время формирования «Хезболлах» продолжали обстреливать населенные пункты Северного Израиля, хотя и с меньшей интенсивностью.

Третий этап (с 27 июля) характеризовался прежней активностью со стороны Израиля и началом массового бегства населения Южного Ливана к северу - в долину Бекаа и окрестности Бейрута. Усилились израильские бомбардировки с воздуха и артобстрелы. Пытаясь спастись от них, свыше 500 тыс. жителей Южного Ливана покинули родные места.

Непрекращавшиеся обстрелы Галилеи со стороны «Хезболлах» вынудили Израиль перейти к четвертому этапу операции. Через находящуюся под контролем АЮЛ радиостанцию «Саут аль-Джануб» («Голос Юга») жителям приграничных районов было предложено срочно эвакуироваться. Для облегчения выезда по радио объявлялись паузы в обстрелах продол-жительностью несколько часов. Военные катера израильских ВМС блокировали порты Тир и Сайда. Четвертый этап завершился 31 июля прекращением огня в 18 ч.

Израильская армия была готова и к последующим действиям - наземной операции с использованием десантных и мотопехотных подразделений. Однако ее проведение было признано нецелесообразным, так как создавшиеся условия в Ливане значительно отличались от обстановки, в которой проходило израильское вторжение в Ливан в 1982 году. Тогда израильтянам противостояли формирования Палестинского движения сопротивления, по отношению к которому многие ливанцы были настроены отрицательно. Ныне их противником была чисто ливанская военно-политическая организация, имеющая немало сторонников на юге страны, где в случае начала прямых военных действий каждый дом мог превратиться в опорный пункт. Поэтому израильское руководство приняло решение добиться желаемых результатов «малой кровью» и ограничилось действиями, по своему характеру напомнившими первую фазу операции войск антииракской коалиции «Буря -в пустыне».

Для Бейрута война стала большой неожиданностью. Увлекшись реформой экономики, правительство не вняло предупреждению, поступившему от ливанского посла в Вашингтоне о подготовке крупномасштабной вооруженной акции со стороны Израиля. На Ливан легло основное бремя войны. Ее последствия были более тяжелыми, чем в войне 1982 года. Было убито около 150 человек и до 500 ранено. Для восстановления разрушенных объектов инфраструктуры и жилья потребуется примерно 1 млрд. долларов, что неминуемо скажется на темпах реконструкции государства, еще не оправившегося от многолетней гражданской войны.

Всего в ходе «семидневной войны» ударам израильской авиации подверглась 291 цель. Артиллерия выпустила 21 тыс. снарядов. В свою очередь, партизанам «Хезболлах» удалось выпустить 142 реактивных снаряда по израильской территории и 132 по «зоне безопасности» на фронте в 45 км (от побережья Средиземного моря до города Кирьят-Шемона). Июльская акция в Южном Ливане значительно усилила позиции израильского кабинета министров. Правая оппозиция поддержала действия правительства. Согласно опросам, в поддержку операции высказались 93 проц. израильтян. Столь широкого одобрения не получала ни одна акция нынешнего кабинета.

В военном плане Израиль смог обеспечить безопасность Галилеи, добившись от «Хезболлах» при посреднической роли Сирии, Ирана, Ливана и США неофициальных гарантий того, что действия партизан отныне будут ограничиваться «зоной безопасности». Израилю удалось за счет разрушения 120 приграничных населенных пунктов фактически расширить «зону безопасности», создав перед ней «мертвую зону». На проведение операции Тель-Авив затратил 120 млн. долларов.

Значительные политические дивиденды получила Сирия. Приняв активное участие в выработке послевоенного статус-кво в Южном Ливане, Дамаск доказал, что его присутствие в стране является ключом к стабильности. Иран, ныне превратившийся в одну из основных сил, противостоящих переговорному процессу в регионе, в ходе конфликта впервые открыто выступил в качестве стороны, стремящейся влиять на решения, принимаемые в арабском мире. Это проявилось не только в поддержке партизан «Хезболлах», но и в визите, который совершил в Дамаск министр иностранных дел Ирана Али Акбар Велаяти. По времени он совпал с экстренным созывом совета Лиги арабских государств в сирийской столице. Именно после прошедших там сирийско-иранских и сирийско-ливано-иранских консультаций стало известно о согласии «Хезболлах» прекратить ракетные обстрелы израильской территории.

Июльский кризис еще раз продемонстрировал отсутствие единства в арабском мире, подорванного в результате войны в Персидском заливе. Арабские страны не смогли занять единой решительной позиции для сдерживания израильского нападения. Южная граница Ливана продолжает оставаться местом, которое легко могут использовать в своих интересах те, кто противостоит процессу политического урегулирования на Ближнем Востоке и выступает против подписанного 13 сентября 1993 года в Вашингтоне соглашения между Израилем и Организацией освобождения Палестины о предоставлении палестинцам автономии на территории, ограниченной сектором Газа и г. Иерихон (западный берег р. Иордан).

Подполковник М.Степанов

Источник - "Зарубежное военное обозрение" №10 1993.

Последнее обновление 05.12.2015 год

        Антропов Петр, 2001 - 2016.   Обратная связь:   petivantropov@gmail.com