Главная страница | Античность | Средние века | Новое время | Двадцатый век | Техника | Самолеты | Корабли | Вооруженные силы | США | Технологии и наука Доходы и потребление. Богатые и сверхбогатые

 

Доходы и потребление. Богатые и сверхбогатые

 

По данным налоговой инспекции США, в стране в 1980 г. насчитывалось 400 тыс. миллионеров, в 1984 г. — 830 тыс., в 1986 г. — 1,3 млн. Иными словами, в среднем па каждые 186 американцев (включая детей) приходится одип миллионер. В целом за последние 20 лет их число выросло в 6 раз

По скорости и масштабам обогащения американской буржуазии 80-е годы напоминают 20-е или конец XIX в., время создания династий Рокфеллеров. Карнеги, Меллонои, Хаитов, Фордов. В эти периоды темны роста числа богачей заметно увеличивались. Личное обогащение буржуазии неизменно основывалось на резком усилении эксплуатации наемного труда — в начале века простого, в 80-е годы сложного, квалифицированного. И тогда, и теперь волпа создания повых и обогащения старых капиталов была во многом подготовлена .значительными изменениями в характере спроса п структуре отраслей, появлением новых сфер приложения капитала. Итак, кто же они, американские миллионеры?

В США таковыми считаются лица, личпое состояние которых, оцененное в текущих ценах, за вычетом долгов и обязательств равняется миллиону долларов и выше. Каждый средней величины бум в росте стоимости акций на фондовой бирже (вроде тех, что имели место в 1982 — 1987 гг.) ведет к появлеппю десятков тысяч новых имен, владеющих миллионами. Но все в мире относительно. Если учесть рост цеп, то окажется, что в середипе 80-х годов в стране было менее 400 тыс. владельцев состояний, соответствующих калибру миллионеров начала 50-х годов.

И еще одна закономерность. Между состоянием деловой конъюнктуры и появлением новых миллионеров просматривается четкая зависимость: чем выше темпы экономического роста, тем быстрее увеличивается их число. Так, в период наиболее быстрого развития американской экономики, в 50 — 60-е годы, круг таких лиц увеличивался в_ среднем па 6% в год, и наоборот, с 1972 по 1976 г. их число упало на 20 тыс., т. е. снижалось на 4,2% в год. Расширение сфер приложения капитала, структурная перестройка экономики на основе научно-технических преобразований. активная прокаппталистпческая направленность социально-экономической политики государства усиливали американский «генератор» новых миллионеров: если в 1972 — 1980 гг. численность лиц, состояние которых превысило 2 млп. долл. (в постоянных ценах), росла в среднем за год на 1,7%, то в 1980 — 1986 гг. — на 20%.

Пирамида личных богатств

Среди высокообеспечепных американцев весьма значительна степень имущественного неравенства — в доходах, потреблении и размерах личного состояния. Разбивка па среднюю и крупную буржуазию далеко не исчерпывает многообразия социальных и имущественных оттенков стратификации правящего класса США. По размеру денежных поступлений, в структуре их источников, объему накопленного личного богатства и, наконец, социальному положению условпо можно выделить пять групп:
1) «искатели»,
2) «собственники»,
3) «бароны»,
4) «магнаты»,
5) «сверхбогачи» (миллиардеры).

Указанная классификация принадлежит автору статьи, а термины («бароны», «магнаты») отчасти почерпнуты из американской литературы конца XIX—XX в.

«Искатели» — самая многочисленная категория высокообеспеченных американцев, куда входят около 2,7 млн. семей (свыше 3% населения страны). Их средний годовой доход — 100 тыс. долл. Конечно, не все они относятся к средней буржуазии, есть тут и высокооплачиваемые наемные работники (управляющие, ученые, инженеры), а также удачливые представители мелкой буржуазии, люди из мира спорта, массовых развлечений. В огромном большинстве случаев (87%) условием вхождения в эту группу служит наличие в семье второго доходополучателя (работающей жены). В целом можно сказать, что лишь около половины этой группы по размеру накопленного состояния, способу извлечения доходов от капитала и характеру налаженного ими производства может быть причислена к средней буржуазии.

Структура источников доходов «искателей» значительно отличается от той, что характерна для семей среднего достатка: доля заработной платы в общей сумме доходов почти на четверть ниже, чем в семьях трудящихся, зато доля доходов от капитала (дивидендов и процента) почти втрое выше (соответственно 11,0 и 3,2%).

Демографический портрет типичного представителя этой группы не слишком значительно отличается от обобщенного представителя средних слоев. Средний возраст главы семьи — 50,1 года, число лет обучения — 15,4 по сравнению с 12,3 в целом по стране. Среди «искателей» 95% — белые американцы.

Из общей суммы накопленного «искателем» состояния (около 1 млн. долл.) большая часть (от 60 до 100%) приходится на долю функционирующего капитала, выраженного в ценных бумагах, собственности на предприятия и недвижимости. Большинство этих людей — выходцы из средних слоев, и стаж их пребывания в первом, низшем слое богачей небольшой. Они могут в силу различных жизненных обстоятельств потерять свое богатство, а с ним и свой статус, поэтому главная их задача — закрепиться в своей группе, активно искать пути и способы дальнейшего обогащения (отсюда и название — «искатели»).

Этот отряд высокообеспеченных американцев представлен в основном двумя профессиональными категориями: предпринимателями и управляющими (75%) и специалистами высшей квалификации (15%). Среди управляющих много владельцев компаний. Однако разница тут состоит в том, что последние еще и получают оклад, работают как бы «у себя по найму». Есть в этой категории и просто наемные администраторы в крупных корпорациях — среднего и высшего звена. Что касается специалистов, то это, как правило, высококвалифицированные ученые, инженеры, врачп, гористы, выполняющие различные экспертные и консультативные услуги и предоставляющие их либо по найму, либо по контракту.

В отличие от прошлых лет современный владелец миллионной собственности утратил ореол недосягаемости, а вместе с ним и особый социальный статус, свойственный миллионерам 50 - 60-х годов. В 1984 г. личное богатство в 1 млн. долл. приблизительно соответствовало состоянию в 482 тыс. долл. в 1974 г., т. е. за 10 лет миллионеры «подешевели» более чем в 2 раза. В 1984 г. капитал в 1 млн. долл. прп норме прибыли 12% в год после вычета налогов давал конечный годовой доход всего а сумме 70 тыс. долл. Это зарплата крупного ученого или врача. Такой суммы недостаточно, скажем, для того, чтобы содержать личную яхту, пе говоря уже о том, чтобы приобрести ее в полную собственность. Не хватило бы ее и на содержание, к примеру, нескольких породистых рысаков. А ведь все это еще относительно недавно считалось неотъемлемыми атрибутами жизненного уклада типичного миллионера. В крупных городах — Лос-Анджелесе, Сан-Франциско, Нью-Йорке, Вашингтоне покупка дома или даже квартиры в условиях стремительного роста цен на жилье превращает со временем (лет за 10 — 15) многих владельцев такого жилья в миллионеров. Так, если в 1970 г. стоимость кооперативной квартиры на острове Манхэттен в Нью-Йорке равнялась 80 тыс. долл., то в 1984 г. — уже 750 тыс.

Разумеется, среди сотен тысяч новых миллионеров, появившихся в 70—80-е годы, много быстро разбогатевших собственников, владеющих не «бумажным», а действительным состоянием, приносящим реальный доход. Их богатство воплощено в новых заводах, конторах, зданиях и сооружениях, в ликвидных финансовых активах, дающих в свою очередь капитализированный доход. Такое богатство в основе своей создано эксплуатацией наемного труда, и его владельцев с полным основанием можно отнести к представителям буржуазии.

За шесть лет, с 1976 по 1982 г., структура личного богатства миллионеров претерпела значительные изменения. Рост спекуляции недвижимостью, кризис многих корпораций традиционных отраслей экономики, быстрый рост новых компаний некорпорированного сектора — все это отразилось в структуре личных состояний американских миллионеров.

Ныне проникновение в ряды средней буржуазии происходит самыми различными способами. В этом кругу присутствуют и лица, нажившие свой первый миллион на разовых или нерегулярных спекулятивных сделках, и удачливые маклеры, брокеры, посредники, и разбогатевшая корпоративная бюрократия, и преуспевающие фермеры, и собственники сравнительно небольших, но высокоприбыльных, быстро растущих предприятий.

Потребление семей этой группы отличается от большинства других категорий американцев более высокой долей расходов на отдых и на транспорт и относительно меньшей долей расходов на компоненты насущного потребления (питание, одежда, жилье).

Как правило, эти предметы потребления еще не несут на себе отпечаток роскоши и излишеств, но все они заметно качественней. Семейный дом (стоимостью свыше 200 тыс. долл.) позволяет каждому члену семьи пользоваться двумя - тремя комнатами; расположен он в приличном районе города или пригорода. Личный транспорт представлен двумя автомобилями. Типичный вариант: шведская автомашина «Вольво» (30 — 40 тыс. долл.) и отечественный «Олдсмобил» последнего выпуска (10 тыс.). Дети учатся в частных школах, а в студенческие годы — в престижных частных колледжах и университетах. Каждый год семья выезжает в заграничное путешествие.

Типичным представителем «искателей» может служить семья Джека Джоунса из Сан-Матео (Калифорния). Ей принадлежит собственное дело: две школы но подготовке медицинских сестер в этом штате. Около трех четвертей собственности семьи заключено в недвижимости. Дом Джоунсов в 1986 г. стоил 250 тыс. долл., а рыночная цена зданий двух школ — 475 тыс. Свой бизнес Джоунсы оценивают в 100 тыс. долл. Они имеют и капитал в цепных бумагах: 15 тыс. долл. в акциях и «взаимных фондах» s, 40 тыс. в государственных среднесрочных облигациях, 60 тыс. в индивидуальных пенсионных счетах, 25 тыс. в чековых счетах, дающих процентный доход. Главе семьи принадлежит страховой полис стоимостью 10 тыс. долл. Текущие доходы семьи — свыше 100 тыс. долл. в год, из них 53 тыс. приходится на зарплату (оба супруга служат в качестве управляющих в своих же школах и получают за это оклады, как наемные работники).

Таким образом, собственность Джоунсов составляет около 1 млн. долл.

По нынешним стандартам богатства это не так-то и много. Характер этой собственности (75% заключено в недвижимости, 10% — в ценных бумагах) и активная предпринимательская деятельность позволяют сделать вывод, что данная семья и по размеру богатства, и по способу его формирования принадлежит к категории средней буржуазии.

Что ждет такую семью? Какова ее «стратегия на будущее»? Если Джоунсы захотят продать свое дело, их текущие доходы могут снизиться на 40%. Они смогут тогда переместить свой капитал, заключенный в недвижимость (он дает относительно низкую норму прибыли — 3,5%), в более выгодные виды инвестиций, например в акции растущих компаний, которые давали в середине 80-х годов 8% прибыли и выше. Однако в случае покупки значительных пакетов акций любое крупное падение курсов на фондовой бирже (как это имело место в октябре 1987 г.) может сделать их банкротами, как то нередко и происходит на деле.

«Собственники». Семьи этой группы имеют состояпне в пределах 2 — 10 млн. долл., и их ежегодный доход колеблется от 0,5 млн. до 1,0 млн.

Их гораздо меньше,чем «искателей»: около 600 тыс. в конце 80-х годов. В структуре источников их доходов основное место занимает капитал, что ясно говорит о социально-классовой принадлежности членов этой группы. Наиболее типичная должность — президент или исполнительный директор крупной компании. Хотя значительное место в этой группе занимают разбогатевшие частнопрактикующие врачи, юристы, ученые (по масштабам и способам извлекаемой прибыли их можно тоже отнести к классу капиталистов), ядро этой группы составляют предприниматели, собственники «дела», недвижимости, пакета ценных бумаг и пр. Представителей этой группы мы предлагаем назвать (условно) «собственниками», поскольку их материальный достаток и социальный статус в отличие от «искателей» непосредственно обусловлены объемом принадлежащего им богатства.

В потреблении «собственников» гораздо заметнее выражено стремление к роскоши. По сравнению с «искателями» семьи этой группы расходуют в 2 — 3 раза больше средств на одежду и транспорт, в 5 раз больше на содержание детей, в 4 раза на образование, в 3 раза на путешествия, отдых, страхование жизни. Они регулярно проводят отпуск в Западной Европе или на пляжах стран Карибского бассейна. Импортный автомобиль представлен скорее всего западногерманским «мерседесом» или английским «роллс-ройсом»; 22% семей данной группы владеют персональными компьютерами — по сравнению с 9% для всего населения .

Среди «собственников» широко распространено «демонстративное потребление», призванное четко обозначить их экономический и социальный статус. Роскошная автомашина и дом, дорогое шампанское, драгоценности у жены и прочие атрибуты богатства не просто удовлетворяют потребности, но отвечают снобистским, чванливым запросам их владельцев, как правило, «новых богачей». Все эти символы успеха служат своеобразной рекламой, информируют окружающих о том, что данное лицо — преуспевающий предприниматель, с котором можно и нужно вести дела, слову и банковскому счету которого стоит довериться. Такая многофункциональность личного потребления широко распространена в кругу буржуазии.

«Бароны». Накопленное ими состояние оценивается в 10 — 100 млн. долл. По объему личного богатства, власти и финансовой самостоятельности их вполне можно уподобить капиталистам — «баронам» конца XIX в. Основным источником поступлений семей этой группы служит капиталистическая прибыль (дивиденды, проценты, предпринимательский доход и пр.), размер которой год от года испытывает значительные колебания, и потому указать сумму регулярных доходов таких лиц бывает затруднительно. Зато точно известно, что тратят они на свои нужды в среднем свыше 1 млн. долл. в год.

Во второй половине 80-х годов в стране насчитывалось около 70 тыс. домохозяйств таких «баронов», менее 0,1% числа всех домохозяйств в США.

Типичным представителем клана «баронов» может служить семья Т. Дэна, финансиста с Восточного побережья. На операциях с ценными бумагами он ежегодно зарабатывает 3 — 5 млн. Из этой суммы 40% отнимают налоги. Иными словами, семья реально располагает 1,8 — 2,4 млн. долл. в год. Содержание 18-комнатного дома стоимостью свыше 1 млн. обходится в 42 тыс. долл. Прислуга и шофер — в 50 тыс. долл. Есть еще няня, личпый парикмахер. По 10 недель в году семья отдыхает в Хэмптонсе, на Лонг-Айленде, где хозяин дома имеет 20-комнатпую виллу с гаражом, бассейном, тепписным кортом. Налоги за дом составляют 6 тыс. долл. Слуги (их двое) живут там круглый ход, ухаживают за домом и садом. Три года назад Т. Дэн купил в личное распоряжение реактивный самолет «Фэлкон» за 5 млн., содержание его обходится в 240 тыс. долл. Оп пользуется им для деловых поездок и путешествий по Америке. Семья предпочитает отдыхать в горах Швейцарии или на курортах Карибского моря, на это ежегодно тратится 200 тыс. долл., и 100 тыс. уходит на приобретение произведений искусства, главным образом картин. На юге Франции у Т. Дэна есть пятикомнатный особняк стоимостью 200 тыс., содержание его обходится в 20 тыс. долл. Его он посещает раз или два в году. Двое детей ходят в частную школу .

«Магнаты». Это немногочисленная (около 1000 человек) группа крупнейших капиталистов Америки, личное состояние каждого из которых оценивается суммой от 100 млп. до 1 млрд. долл. Они — «цвет» крупного капитала. Представители этой группы окружены ореолом недосягаемости (латинское «магнус» означает «великий»). О жизни и деятельности «магнатов», особенно членов «клуба 400 самых богатых», периодически рассказывает журнал «Форбс». В 1986 г. «проходным баллом» в этот клуб служило личное состояние (в текущих рыночных ценах) в 225 млн. долл., хотя средний размер собственности самих членов клуба гораздо выше — 700 млн. Отраслевая принадлежность капиталов этих собственников: 36% «магнатов» из списка 1986 г. (144 человека) сделали бизнес в сфере финансов и торговле недвижимостью, 21% — в обрабатывающей промышленности, 19% — в средствах массовой информации, 7% — в добыче и переработке нефти и газа, 5% — в торговле, 4% — в сельском хозяйстве.

Потребление этих семей трудно поддается учету. Многие виды приобретаемых ими товаров и услуг не просто недоступны остальным потребителям — их стоимость в 10 и более раз выше цены обычной покупки, уже не говоря о ювелирных изделиях, яхтах, виллах, личных самолетах, одежде от лучших портных и из особых магазинов. Если это шуба, то часто соболья, стоимостью в 135 — 150 тыс. долл., если костюм (скажем, от фирмы «Адольфо кутюр классик»), то за 1,5 тыс. долл. Обучение детей в закрытой частной школе (с пансионом) обходится в 12,6 тыс., а в Гарварде, например, — в 17,1 тыс. в год. За обед в ресторане (столик на семью заказан заранее) спет примерно составит 3,6 тыс., два билета в оперу (ложа) — 1,6 тыс. Двухкомнатный номер в гостинице экстракласса — 660 долл., флакон духов — 220 долл., визит в сауну — 7,7 тыс., адвокат (часовая консультация) — 160 долл. Белужья икра приобретается по 975 долл. за килограмм, бутылка шампанского «Дом Перриньона» — 635 долл. Цены на медицинские услуги: подтяжка лица — 5 тыс. долл.; один день пребывания в больничном боксе (две спальни, гостиная, туалет, ванная, консьержка, охрана, питание) — 644 долл., психиатр (визит на 45 минут) — 150 долл. Яхта моторная обходится в 570 тыс. долл., яхта морская (крейсерская) — 1,4 млн., плавательный бассейн — 481 тыс., теннисный корт — 45 тыс., 10-местный реактивный самолет для личных целей — 3,8 млн., личный вертолет (фирмы «Сикорский») — 3,7 млн., автомобиль «роллс-ройс» — 110 тыс., билет на самолет «Конкорд» рейсом Нью-Йорк — Лондон — 6 тыс. и т. д.

«Сверхбогачи». Сюда входят самые богатые капиталисты США, личное состояние которых оценивается выше 1 млрд. долл. Со времени появления в начале XX в. Дж. Рокфеллера, первого американского миллиардера (он, очевидно, был вообще первым капиталистом-миллиардером в истории), группа «сверхбогачей» постоянно окружена, с одной стороны, ореолом легенды и мифом о недосягаемом личном совершенстве этих предпринимателей, а с другой — в разговорах о них постоянно присутствует намек на аморальное и просто незаконное происхождение их богатств.

О реальных размерах их текущих доходов имеются лишь отрывочные сведения, однако известно наверняка, что почти 100% текущих доходов и богатств имеют своим источником капитал. С точки зрения размеров и качества личного потребления сверхбогачи не отличаются от «магнатов» и даже «баронов». Более того, им нет нужды особо демонстрировать свое богатство и значимость. Скорее наоборот, они избегают гласности, принимают нормы этикета аристократии и соблюдают чаще всего умеренность в быту, сдержанность в поведении, отличаются щедрой благотворительностью. Их список изменчив, в нем постоянно происходит движение, появляются новые имена. Кстати, именно для сверхбогачей — в гораздо большей степени, чем для клана миллионеров в целом,— характерна острая «чувствительность» к состоянию хозяйственной конъюнктуры. В периоды экономических подъемов ускоряется процесс появления новых миллиардеров: так, с 1982 по 1987 г., во время самого продолжительного за последние 60 лет периода циклического роста экономики, число сверхбогачей увеличилось в 3 раза, что превышало рост миллионеров за тот же период. В данной небольшой группе, как это ни парадоксально, доля лиц, самостоятельно достигших недосягаемых высот в накоплении капитала (около 90%), гораздо выше, чем на более низких ступенях в иерархии крупной буржуазии (60%).

Видные специалисты в области распределения доходов и богатств А. Аткинсон и Л. Туроу пришли к такому выводу: громадпые состояния пе создаются терпеливым накоплением капитала путем сбережений и их реинвестирования. Скорее наоборот, эти богатства, как свидетельствуют многочисленные факты прошлого и настоящего, возникают очень быстро. Так, газетные магнаты Джон Клюге и Руперт Мэрдок вошли в клан миллиардеров благодаря тому, что в 1985 г. их личное богатство возросло в 2.5 раза. Стоимость акций компании розничной торговли «Уол-Март» за 15 лет выросла в 33 раза (только за 1983 г. — в 3 раза), и их собственник Сэм Уолтоп (владелец свыше 1000 магазинов и состояния в 8,5 млрд. долл.) стал самым богатым человеком Америки.

Вообще же отбор претендентов в нувориши, как считают эти ученые, капризен, и шансы тут, по теории вероятности, ничтожно малы. Успех рискованной операции брокера на фондовой бирже, спекулянта-перекупщика, предпринимателя, решившего начать производство незнакомого потребителю товара, так же редок, как крупный выигрыш в лотерее; личные качества, организаторские способности и прочие объективные и субъективные факторы тут значат гораздо меньше, чем случай. Причем, как правило, для создания сверхкрупного состояния только одного выигрыша недостаточпо, нужно рровести с успехом последовательно два, три и более крупных дел, чтобы достичь заветной отметки в миллиард. Если вероятность первого выигрыша сама по себе чрезвычайно мала, то шансы на успех во втором и тем более в третьем предприятии подряд для одного игрока просто ничтожны. Только присутствие великого множества игроков превращает случаи вторичного и третичного выигрыша из теоретической возможности в практическую реальность. Причем многое здесь зависит от конъюнктуры: совпадение длительного подъема п быстрой структурной перестройки, продолжительного бума на фондовой бирже п пр.

Еще 10 лет назад американцы занимали господствующее положение в международном списке миллиардеров. Во-первых, их было большинство, во-вторых, они занимали в этом списке первые места. Но времена меняются: в 1986 г. из 140 миллиардеров всего 49 были американцами, из которых ни одного в иервой десятке. Японцы были представлены 24 «сверхбогачами», занимая в этом списке пять первых мест. Личное состояние самого богатого человека мира Йошиаки Цуцуми в 1986 г. оценивалось в 20 млрд. долл.

Стереотипы и мифы

Общественное мнение в США чаще всего благожелательно относится к владельцам крупных состояний, пусть даже и добытых сомнительным путем. И в то же время, как уже отмечалось выше, широкое хождение получили представления о преступности, аморальности, жадности крупных собственников, которые паразитируют на богатствах, ИМИ не заработанных.

На самом деле богатый американец — это человек с набором различных и противоречивых свойств и качеств, не вмещающихся в привычный стереотип. Если говорить о стереотипах, то во многих советских исследованиях миллиардер, вообще очень крупный собственник капитала, выступает обычно как представитель монополистической буржуазии. В действительности же богатейшие собственники Америки, владеющие состоянием в 100 млн. долл. и выше, часто не связаны напрямую с монополистическим капиталом и действуют сами по себе. Характерной особенностью монополистов служит отпюдь не их безмерно крупное личное богатство, а прежде всего власть, проистекающая из участия в семейных униях и договорных союзах, из членства в правлениях ведущих промышленных и финансовых корпораций. Такая власть позволяет монополисту в отличие от рискующих «бизнесмепов-антрепренеров» гарантировать сохранение своего социального и имущественного статуса, а при случае и увеличивать богатство. С точки зрения динамики развития производительных сил и производственных отношений такой монополист выступает как носитель реакционного, тормозящего начала в экономической и об-щественной жизни. В своей массе такие лица скорее представлены в группе «баропов», управляющих высшего звена крупнейших корпораций.

До сих пор у нас на уровне обыденного сознания бытует представление о личном богатстве крупного собственника как о громадном наборе ценностей потребительского назначения. На самом деле потребительские товары (включая ювелирные изделия и произведения искусства, прочие предметы роскоши) составляют весьма малую часть этих богатств (от 1 до 10%), и чем выше объем накопленного имущества, тем меньше в нем доля потребительских ценностей. Основное же богатство представлено капитализированной собственностью, львиная часть которой — акционерный капитал. Поскольку стоимость ценных бумаг непрерывно меняется на нестабильном рынке капиталов, такое богатство переменчиво: благо-приятная конъюнктура его увеличивает, неблагоприятная сокращает. Активы крупных собственников могут почти мгновенно мепяться в несколько раз.

Так, в 1982 г., всего через несколько месяцев после начала продажи на бирже акций наукоемкой компании «Эппл» по производству персональных ЭВМ, ее совладелец и учредитель Стив Джобс стал обладателем состояния в 400 млн. долл. Спустя два года оно упало до 60 млн., затем забралось выше отметки 200 млн. В 1979 г. У. Миллард, владелец другой компании, производящей персональные компьютеры, стал банкротом, но уже в 1983 г. его состояние, заключенное в акциях его личной фирмы «Компыотерлэнд», достигло 1 млрд. Еще через два года спад в сбыте продукции фирмы привел к снижению его состояния в несколько раз...

Уже говорилось, что миллиардеры и миллионеры зачастую вовсе не наследственные богачи, обязанные своим богатством и статусом родителям. Конкретно: 60% крупных собственников «сделали» свои капиталы самостоятельно . В условиях структурной перестройки экономики, при переходе на более совершенную техническую основу производства новое богатство накапливается, как правило, в результате более высокой, чем в среднем но отрасли, нормы прибыли. Рыночный успех изобретения, от-крытия, нового товара или услуги, способа организации производства или финансовых операций приводит нового капиталиста к быстрому обо-гащению, превращает на некоторое время очередное достижение научно- технического прогресса в средство получения монопольной прибыли. Затем в создание нового товара или услуги устремляется дополнительный капитал — и аккумулируются иовые состояния на распространении нововведения. Высокие прибыли и богатства создаются и тогда, когда нововведение обрастает коммерческой и финансовой инфраструктурой. Ио постепенно норма прибыли, связанной с созданием и распространением нововведения, снижается до среднего для данного производства (отрасли, сферы) уровня. Накопленные при этом капиталы остаются, теперь их владельцы предпочитают не рисковать, лишь концентрировать, наращивать капитал. Они «сторожат чужой успех», вкладывают капитал в новые перспективные компании в своей отрасли. Наследственные же богачи вообще часто ищут сферы выгодного помещения накопленных средств путем покупки уже функционирующих компаний разнообразных отраслей, минимизируя риск и возможные убытки. Такая специфика накопления определяется относительным консерватизмом наследственных богачей, их стремлением скорее сохранить полученные состояпия, чем подвергать их угрозе в результате предпринимательской деятельности. «Я могу оставить детям столько денег, чтобы опи попытались сделать все что угодно, но не настолько много, чтобы они ничего не делали». Это заявление мультимиллионера Уоррена Баффета типично для психологии американцев. Ни в одной капиталистической стране мира общественное мнение не превозносит так высоко людей, самостоятельно создавших личное богатство, но вместе с тем ни одна культура не относится с большим подозрением к «серебряной ложке во рту», к наследуемому богатству и гарантированному социальному статусу.

По данным нотариальной конторы «Уайт энд Кэйс» (Нью-Йорк), из 20 завещаний, сделанных новыми богачами, состояние которых превысило 20 млн. долл., по 16 не менее половины имущества передавалось благотворительным организациям, в то время как из 12 завещателей, получивших свои богатства по наследству, только один столь щедро передал своп деньги обществу. Крупное наследуемое богатство становится в следующем поколении, как правило, фондом, управляемым попечительским советом, а детям передается только часть наследства. Создатель нового состояпия стремится тем самым предотвратить паразитическое «проедание» накопленного богатства и стимулировать новый рывок в предпринимательской деятельности своих наследников. «Наследство смертельно для успеха»,— сказал Уильям Вапдербильт, сам наследник громадного по тем временам личного состояния; его наследники, «проевшие» и распылившие капитал, подтвердили правильность этих слов.

Между тем бытует миф, согласно которому однажды накопленное громадное личное богатство гарантировано от уменьшения или исчезновения. Заблуждение подобного рода зиждется на многочисленных публикациях об «империях» Рокфеллеров, Морганов, Дюпонов и т. д. На деле же, чем больше состояние, тем трудпее его владельцу сохранить не только свое место в иерархии представителей крупной буржуазии, но и сберечь само это богатство. Так, в начале 80-х годов в группах миллиардеров не было никого (за исключением Дэвида Рокфеллера), чье богатство было бы создано в самом начале XX в., и почти 90% сверхбогачей довели свои состояния до отметки в миллиард за последние 10 — 15 лет. Сам же представитель клана Рокфеллеров переместился с неизменно первого места в третью десятку (в 1986 г.). Бесследно исчезли империи Вандербильтов, Карнеги, Фриков, Асторов и др., на смену им пришли Ханты, Гетти, Перо, Уанг, которых в свою очередь потеснили С. Уолтон, Дж. Клюге, Р. Мэрдок и другие представители новейшей волны сверхбогачей.

Особенно быстро обновляется список богатейших капиталистов США в 80-е годы. Так, персональный состав «клуба 400» в 1985 г. обновился па 14%, в 1986 г.—на 20%; иными словами, в пем появилось 80 новых имей. В то же время только за одни 1986 г. число членов семьи Дюпонов в этой группе сократилось на семь человек, Меллонов — на шесть, Рокфеллеров — на пять. Если в 1984 г. представители клана Дюпонов в «клубе 400» имели 33 места, то в 1985 — 16, в 1986 — семь. Сейчас в клубе осталось шесть членов семьи Меллонов и три — Рокфеллеров.

Еще быстрее меняется состав американских миллиардеров. Колеблется даже их число: в 1982 г.— 13, в 1983— 11, в 1984— 13, в 1985 — 26, в 1986 — 49 человек. Большинство из них обладает состоянием, лишь ненамного превышающим 1 млрд. долл., и незначительные колебания в курсах цепных бумаг чувствительно воздействуют на численность группы миллиардеров. В результате падения цен на нефть сократилось представительство в ней нефтяных сверхбогачей: почти нолпостью были вытеснены Хапты, некогда составлявшие 40% этой группы, Гетти и др. В то же время продолжало расти число новых сверхбогатств, выросших в отраслях средств массовой информации, финансов, технических нововведений, торговле недвижимостью. Ежегодно список 1000 крупнейших компаний США (самая мелкая из которых имела в 1984 г. объем продаж почти в полмиллиарда долл.) обновляется па 5—10% .

Очень распространено мнение о «паразитизме» крупной буржуазии, особенно верхних ее эшелонов. По эксплуататор вовсе не обязательно «паразит», бессмысленно наслаждающийся своим богатством, лишь стригущий купоны. В большинстве своем эти люди занимаются весьма активной деятельностью по умножению богатств, выполняют управленческие, предпринимательские функции: ведь, как говорилось выше, сохранить богатство подчас не легче, чем его добыть. Очень небольшая часть крупных собственников трудоспособного возраста — чистые рантье (в основном это женщины).

Любопытно, что среди лиц, обладающих накопленным состоянием в миллион и выше, большинство женщины. Объяснение тут лежит в демографической области: в США, как и в других развитых странах мира, средняя продолжительность жизни мужчин на несколько лет ниже, чем женщин, поэтому в каждом поколении последним держателем семейного состояния, как правило, оказывается вдова. Одпако для очень больших состояний, требующих постоянных и высокопрофессиональных усилий но созданию, поддержанию и увеличению капитала, этот фактор утрачивает действие: в 1986 г. в «клубе 400» женщины составляли около 14%.

Но как бы ни модифицировались наши представления о сверхбогачах, главная закономерность остается тут неизменной: образование новых крупных состояний усиливает социальную и имущественную поляризацию американского общества, тенденцию, которую мы пытались проследить в статьях данного цикла.

* * *

Итак, США были и остаются страной с одним из самых высоких уровней социально-имущественного неравенства, т. е. неравенства в доходах, личном потреблении, накопленной собственности семей. Измеренное простыми и интегральными, количественными и качественными показателями, оно всегда отражало особенности американской модели капитализма, его родовую приверженность к свободе рыночных сил, традиционно слабое вмешательство государства в процессы выравнивания конечных доходов, устойчивую ориентацию массового сознания лишь на «равенство возможностей». В процессе распределения прибавочного продукта на заработную плату и прибыль в США формируется очень высокая для развитых стран дифференциация доходов. Так, оклады и премии управленческой верхушки корпораций США намного выше, чем в Западной Европе и Японии. В то же время малообеспеченные американцы. живущие ниже «черты бедности», отделены более глубокой пропастью от остальной части общества, чем в других развитых странах мира. По международным стандартам государственная система перераспределения США слабо влияет на выравнивание конечных доходов. Прогрессивность американских налогов (нарастание ставок налогообложения по мере роста доходов) одна из самых низких в мире.

Зайченко Алексапдр Сергеевич, кандидат экономических наук, старшин научный сотрудник ИСКАН. Данная статья — третья из серии, посвященной уровпю жизни в США (см. № 12 за 1987 г. и № 3 за 1988 г.).

А. С. Зайченко

Источник - "США - экономика, политика, идеология." №8 1985.

Последнее обновление 23.12.2015 год

Автор - Антропов Петр, 2001 - 2017.

petivantropov@gmail.com

  Рейтинг@Mail.ru