Главная страница | Античность | Средние века | Новое время | Двадцатый век | Техника | Самолеты | Корабли | Вооруженные силы | США | Технологии и наука Здоровье американцев на чаше весов

 

Здоровье американцев на чаше весов
Часть 2

 

Переводы и рефераты

Ховард Хайет

Здоровье американцев на чаше весов

Выбор или случай?

CHOICE OR CHANCE?

(реферативное изложение)

Продолжение. Начало см. здесь.

Новейшая технология не выбрасывает на свалку испытанные методы и инструменты прошедших десятилетий. Доктор, вооруженный стетоскопом, ставит отличные диагнозы. Многие достижения прошлого еще далеко не превзойдены. Сотни тысяч людей лечатся и здравствуют, пользуясь хорошо и давно известными средствами. Но ни в чем медицина не достигла таких результатов, как в борьбе с инфекционными болезнями. Хотя автор многочисленными примерами доказывает это, все же основной упор он делает на предупреждении, что и в этой области нельзя терять бдительность. Разумеется, речь идет о СПИДе (синдром приобретенного иммунного дефицита) — болезни, поразившей Америку и расползающейся по всему миру. Ее вирусы, распространяются через кровь и сперму, они парализуют иммунную систему организма, делая его беззащитным перед инфекционными болезнями. Они обладают чрезвычайно быстрой способностью преображаться, и сказать заранее, в каком направлении пойдет развитие, нельзя. Все же были найдены средства защиты: прекращение случайных половых связей, запрещение пользоваться многоразовыми шприцами и донорской кровью из непроверенных источников. Начались широкие исследования во многих странах. Есть данные, что вирус переносится не только описанными выше способами. Это требует удаления из школ детей, пораженных таким вирусом. Еще очень важно, пишет автор, не поддаваться панике.

Новейшая медицина способна не только дать шанс выжить, но и значительно улучшить качество нашей жизни. Например, человеку приживили его собственную руку, отрезанную при косьбе. В связи с этим автор напоминает о некоторых выдающихся достижениях современной медицины:
- вслед за удалением катаракты пришли искусственные линзы, которые восстановили зрение большому количеству людей;
- замена тазобедренных костей искусственными позволила многим вновь самостоятельно двигаться без постоянной боли;
-лисиум и другие лекарства дали людям с психическими заболеваниями возможность полностью или частично вернуться к нормальной жизни;
-контрацептивные средства позволили контролировать деторождение и планировать семью. Это благоприятно отразилось на здоровье поколения;
-новые препараты позволяют исцелять язвы желудка без неприятных диет, которые оказались вредными;
-дома для престарелых, где можно получить хороший уход и умереть с достоинством.

Наконец, автор подходит к вопросу, который его очень волнует: во что обходится или, как он пишет, какова цена технического прогресса? Здесь он обращается к госпитальным счетам тех пациентов, которых он описывал, призодя примеры выдающихся достижений современной медицинской науки. За десять дней госпитализации, включая сложную операцию на сердце, было уплачено 40 тыс, долл., в другом случае — 54 тыс., в третьем — 133 тыс. Разумеется, пишет автор, это не средний счет за среднюю госпитализацию, но в любом случае он отражает стоимость самых выдающихся технологий. Причем эти суммы покрывают лишь затраты самих больниц, они не касаются дополнительных затрат родственников больного. Автор далее пишет, что 95% стоимости лечения оплачивается за счет частного или государственного страхования либо благотворительными организациями. Но не надо забывать также, что каждая семья, попав в беду, тратит примерно 38% своего ежегодного дохода дополнительно на оплату лечения помимо госпитальных: на транспорт, специальные диеты, консультации и недостающее оборудование. Но потери от нетрудоспособности здесь не учитываются. Только непосредственно медицинская помощь за пятилетний период болезни раком у ребенка обходится в 120 тыс. долл.

Количество и качество различных процедур, которые стоят больших денег, постоянно возрастают, особенно дороги самые современные операции. Пересадки сердца и печени лимитируются просто наличием или отсутствием донорских органов. Но уже не за горами такие операции, которые не имеют каких-либо естественных границ. По оценкам, от 35 тыс. до 50 тыс. американцев ждут, когда появится в широкой практике возможность использовать искусственное сердце. Такая национальная программа будет стоить не меньше 5 млрд. долл. Правда, с накоплением опыта операции становятся совершеннее и дешевле, но надо заранее принять во внимание тот простой факт, что сложная технология всегда будет намного дороже простой.

Использование диализаторов и трансплантация почек, продлившие жизнь 70 тыс. американцев, обошлись в 2,5 млрд. долл, Первоначально, когда оценивали возможные финансовые последствия этой программы, называлась цифра в 10 раз меньшая.

Но проблема, заключает автор, не только в деньгах. Так называемая «половинная технология» требует больших дополнительных затрат времени со стороны многих врачей. Нельзя без присмотра оставить людей с диализатором или пересаженными органами; бывшие раковые больные, уже выздоровевшие, требуют постоянного квалифицированного наблюдения. Читатель, конечно, понимает, почему все это называют «половинной технологией»: она оставляет больного как бы на середине пути, и дальше он может жить только в контакте с врачами. Такие «счастливчики» требуют массу рабочего времени всего врачебного персонала. Большие требования ко времени врачей будут предъявлены и стареющими людьми, количество которых быстро растет.

«От этой проблемы никуда не деться, и люди хотят, чтобы она была решена. Растущий спрос на медицинскую помощь частично является результатом наших успехов, технических и социально-экономических. Значительная часть нашего населения знает о новых медицинских технологиях и достаточно зажиточна, чтобы ими пользоваться. Но миллионы американцев не имеют доступа к ним. В условиях, когда в нашу систему здравоохранения не вносится никаких изменений, чтобы обеспечить всех нуждающихся в новейшей технологии, количество таких американцев в ближайшие десятилетия быстро возрастет»,— заканчивает Хайет.

Затем автор переходит к анализу самой системы здравоохранения. «Система» — это совершенно не подходящий термин в данном случае. Американская медицинская помощь представляет собой некий конгломерат различных институтов, построенных на скорую руку, кое-как. Некоторые из них частично дублируют друг друга, есть и вовсе лишние, третьи разделены между собой разительным несоответствием своих уровней, большинство их постоянно меняется, но без всякого всеобъемлющего плана. К системе здравоохранения в том виде, в котором она функционирует сейчас, автор относит: «школы по подготовке врачей, сестер, фармакологов, социальных работников, управляющих, персонала по общественной помощи и т. д.; больницы 3-й ступени, предназначенные для постановки диагнозов и лечения сложных болезней, требующих, например, операций на мозге и сердце, они же должны оказывать первую помощь амбулаторным больным через свои кабинеты неотложной помощи и клиники; больницы 2-й ступени, когда-то предназначенные для лечения более простых заболеваний (аппендицит, роды или пневмония), теперь выполняют и задачи госпиталей высшего ранга; больницы для хроников, обычно душевнобольных; специализированные госпитали; дома сестринского ухода за больными; клиники; местные центры здравоохранения; программы домашнего ухода; прибыльные медицинские корпорации, включая больницы для застрахованных; больницы фирм, амбулаторные центры; фармацевтическую промышленность и производство медицинского оборудования; компании, предоставляющие своим сотрудникам медицинский уход; скорую помощь (Голубой крест и Голубой щит); профсоюзы медицинских работников и различные церковные группы; научно-исследовательский истэблишмент, включающий университеты, институты, бесприбыльные фонды; коммерческие организации и правительственные агентства, федеральные, штатные и местные социальные программы; быстро увеличивающееся лобби и специальные группы интересов, например Американская ассоциация отставников».

Американская система здравоохранения состоит как бы на трех основных звеньев:
- первичная помощь (местные и муниципальные госпитали, клиники, больницы неотложной помощи, амбулатории, личные врачи и т д.),
- госпитали второй и третьей ступени. В английской терминологии два последних звена называются вторичными и третичными больницами. Деление это достаточно условное, поскольку нет четкой грани между различными медицинскими учреждениями, функции одних часто дублируются другими.

Постоянные изменения в разных звеньях системы происходили частично благодаря развитию медико-биологической науки и вследствие социально-экономического развития. «Система» не могла пройти мимо таких факторов, как сокращение заболеваний туберкулезом при одновременном росте заболеваний раком, демографических факторов (старение населения, требующего ухода), законодательства, отражающего движение общественного мнения. Иногда изменения вызывали непредсказуемые последствия. В результате увеличения количества дипломированных врачей начиная с 60-х годоз была расширена первичная помощь со стороны врачей общей практики там, где ее недоставало. Частично так и произошло, хотя проблема сохранилась до сих пор, зато это вызвало резкое увеличение количества специализированных врачей и вместе с тем резкое возрастание стоимости медицинского обслуживания.

Автор, как можно заметить, часто обращается к вопросу о стоимости лечения и в связи с этим приводит два счета: один — 1950 г. и другой — 1985 г. за одну и ту же операцию по поводу рака, первая со смертельным исходом, вторая благополучная. Здесь приводится счет за 1985 г. Этот чек выглядит следующим образом (в долл.):

Автор при этом подчеркивает три обстоятельства: во-первых, совершенно разный уровень операций с точки зрения технологии. Последняя, например, включала даже пересадку костного мозга; во-вторых, огромная разница в начисленных суммах: первая операция оценивалась в 320,5 долл. В-третьих, оба счета были оплачены по-разному. В первом случае пациент не мог себе позволить частной помощи и был помещен в госпиталь, где за труд врачей сам не платил. Семья смогла покрыть расходы лишь за половину срока послеоперационного ухода, остальное было списано на «бесплатную помощь». Во втором случае было по-другому: на начальную медицинскую помощь ушли все сбережения, а поскольку его доходы были ограничены, то практически расходы по раковой операции были покрыты по программе «медикейд».

Если нужды каждого американца в здравоохранении должны быть удовлетворены полностью, пишет автор, это потребует значительно больших средств, чем теперь. Одна вещь совершенно определенна и неизбежна: будущая медицинская помощь потребует значительно больше вложений в нее и, чтобы откликнуться на такие запросы, доля ВНП на эти цели должна соответственно возрасти. Рост затрат произойдет частично потому, что «мы экономически продолжаем расти, а также из-за того, что сами вступаем в возрастную группу, где требования к медицинской помощи возрастают».

Увеличение расходов на медицинскую помощь ускорилось с конца 60-х годов, после провозглашения «великого общества». Тогда появилась «медикейд» — программа для бедных и «медикэр» — программа общественного страхования, преимущественно для престарелых. Правительство покрывало 54% стоимости «медикейд», остальная часть падала на штаты. Поэтому по существу сложилась 51 программа, по количеству штатов, они же ими распоряжались.

Около 32% специалистов-терапевтов, 15% хирургов и 40% психиатров не врачевали пациентов по этой программе по разным причинам финансового порядка. Сами участники программ предпочитали неотложную помощь, которая стоит дорого, и не искали или не были заинтересованы в выборе других возможностей. Программа «медикейд», задуманная как помощь для всех бедных, охватила лишь 40% их числа. Это было все же достижением, но в 80-х годах ее сильно урезали, что сразу почувствовалось.

Частное медицинское страхование 50-х годов было ориентировано главным образом на больницы, поскольку именно они были дороги, обращение к практикующим врачам было дешевле, так как их медицинская технология была старой. На это же ориентировалась и программа «медикэр». Но к тому времени уже появилась нужда в другом. Число хронических больных значительно возросло, нужда в постоянном уходе увеличилась (и дома, и в пансионатах для престарелых) значительно больше, чем в больницах неотложной помощи.

Большую часть потребности в длительном уходе программы не покрывали. Поправки к закону о социальном обеспечении 1972 г. предусматривали затраты на диализаторы, трансплантацию почек и другую технологию, связанную со сложными нарушениями почек; другие проблемы не были затронуты.

Тем не менее обе эти программы дали крупные результаты. За 15 лет количество посещений врачами бедных увеличилось на 40%, на 63% возрос осмотр беременных черных женщин в первые три месяца беременности. Стали заметно реже приступы ревматизма, сократилась и смертность от инфлюэнцы, пневмонии, менингита, туберкулеза и диабета. Все эти цифры касаются преимущественно черных и бедных, эти же показатели для богатых белых не столь внушительны. Смертность среди всей группы престарелых падала на 1,5% в год.

Частным медицинским страхованием сейчас охвачено три четверти населения страны, по крайней мере на случай госпитализации. Сфера страхования постепенно расширялась: например, в нее можно было включить плату за визит к врачу, дорогие процедуры, прочие медицинские услуги. Но главный изъян системы заключался в том, что ни доктор, ни пациент не думали о расходах. Врачи подчас не знали стоимости того, что они предлагают пациенту. Парадоксально, но факт, что большинство частных и общественных страховок скорее поощряли расточительство, чем экономию. Например, в большинстве случаев они предусматривают дорогостоящие анализы на условиях госпитализации, многие пациенты, чтобы освободиться от платы за них, предпочитают лечь в больницу. Госпитальная же медицинская помощь всегда самая дорогая. В 1932 г. на больницы приходилось 42% всех затрат на здравоохранение.

Федеральные власти покрыли 40% всех затрат больниц, штатные и местные власти — 13%, частные источники — 33%. Лишь 12% было покрыто из кармана пациента. Для всех остальных медицинских служб большая часть покрытия расходов шла за счет больных.

Теперь о количестве врачей в стране, на чем автор останавливается особо. В 1965 — 1980 гг. федеральные власти субсидировали создание новых медицинских школ и расширение старых, в 1983 г. в стране было уже 464 тыс. врачей вместо 335 тыс. в 1975 г. На 100 тыс. человек приходилось практикующих врачей: 174 в 1975 г. и 197 в 1980 г., в 1990 г. ожидается 240. Рост количества врачей увеличивает стоимость медицинской помощи. Средний доход врача в США в 1985 г. составил более 108 тыс. долл. На это уходит примерно 20% всех затрат в здравоохранении. Врачи уже сейчас на 80% определяют и картину общих затрат в личном медицинском обслуживании, когда принимают решения о количестве повторных посещений, необходимых анализах, госпитализации и ее продолжительности, необходимости операций и предписанных лекарствах.

Прогрессирующий рост стоимости врачебных услуг связан главным образом не с количеством обращений к врачам, а с интенсивностью самого лечения. Это такие виды услуг, как электрокардиограммы, эндоскопия, различного рода анализы крови, выполняемые при каждом посещении врача. Часто эти процедуры стоят дороже самого посещения. В течение последних нескольких лет количество хирургических вмешательств увеличивалось на 2,4% ежегодно, а объем анализов вне больницы рос на 15% год. Частично это связано с участившимися судебными тяжбами по погоду небрежного лечения. Естественно, что врачи хотят подстраховать себя. Все это результат чрезмерной медицинской помощи одним и недостаток ее у других.

Существует много способов сберечь деньги; например, профилактика эффективнее и дешевле, чем лечение болезни. Оценивая медицинскую практику, нужно добиться искоренения чрезмерных и ненужных затрат, тем самым можно обеспечить лучший доступ к современным возможностям медицины; это касается и проблем перенасыщения части больниц дорогой техникой.

Помимо двух ведущих программ здравоохранения федеральные средства выделяются и на другие программы, включая 7 млрд. долл. на медицинскую помощь ветеранам. Отдельно финансируются центры по контролю болезней и управление по контролю за качеством пищевых продуктов и медикаментов и некоторые другие.

На научные исследования в 1987 г. было израсходовано 5,9 млрд. долл., 5 млрд. ассигнованы правительством, они расходуются через национальные институты здравоохранения в качестве целевых субсидий.

Отрицательные стороны нынешней системы медицинской помощи особенно хорошо видны в отношении душевнобольных. Хорошо задуманная программа в начале 60-х годов стала давать сбои главным образом потому, как это ни странно, что появились очень хорошие лекарства, а также из-за плохого состояния специализированных больниц. В результате пациентов стали «спускать» вниз, в городишки и поселки; таким образом поступили с тремя четвертями из 600 тыс. больных. Имелось в виду создать на месте специальные центры для них, но сделано это лишь частично. Сотни тысяч людей оказались без всякой помощи или имели ее в минимальном размере. Примерно столько же стали бездомными. По некоторым же оценкам, напоминает автор, не менее 20% американцев имеют серьезные отклонения от психической нормы в разные периоды своей жизни.

Нынешняя дискуссия о росте стоимости медицинской помощи касается не столько увеличения числа больных, поскольку оно неизбежно, а того, в каких категориях населения это произойдет особенно быстро.

Расходы на медицину растут по мере увеличения населения, его старения, совершенства медицинской технологии, увеличения количества врачей общей практики, стоматологов и других специалистов, связанных с новейшей техникой. По оценке экономистов, исходящих из 1,8%-ного роста расходов в год вместо 3,3%-ного, как это было последние 15 лет, сумма затрат на здравоохранение в 1990 г. составит 755 млрд. долл., т. е. около 3 тыс. долл. на душу населения, или 12% ВНП.

Если система здравоохранения не изменится, на личное здравоохранение в 1990 г. будет израсходовано 687 млрд. долл., а в 1984 г. эта цифра равнялась 387 млрд. Пребывание в госпиталях обойдется американцам в 340 млрд. долл., услуги врачей — в 142 млрд. и уход за больными в специальных домах — в 67 млрд. Не следует забывать, что люди старше 65 лет требуют ухода и помощи в 3,5 раза больше, чем молодые. В 1980 г. почти 11% населения составили люди старше 65 лет, и на них ушло 29% всех «здравоохранительных» долларов. В 2000 г. люди этой возрастной категории составят 14%, и на них уйдет 33% таких расходов.

При условии, что в системе здравоохранения никаких изменений не произойдет, в 1990 г., по имеющимся оценкам, 31% счетов на медицинскую помощь будет оплачено непосредственно из кармана пациентов, 26% — за счет частного страхования и до 42% покроет государство. При оценках не учитываются новые здравоохранительные программы. Большинство же экспертов предсказывают огромный рост пациентов с хроническими заболеваниями в результате постарения населения.

К 2020 г. потребуется увеличить на 40% количество мест в медицинских учреждениях. Они должны быть хорошо оборудованы и специализированы. Потребуется больше не только терапевтов, но и других специалистов. Это относится и к научно-исследовательским работам, и к постановке обучения врачей. Например, больше исследований нужно по таким проблемам, как одряхление, старческое недержание, поиск новых методов борьбы с глухотой, слепотой и неподвижностью.

Ученые-социологи должны внести свой вклад в улучшение работы среди групп людей, уходящих на пенсию; в медицинском обслуживании на дому; центрах дневного ухода для взрослых. Нужны изменения в медицинском страховании, которое до сих пор поощряет использование дорогостоящих больниц неотложной помощи. Они не только дороги, но и просто не соответствуют нуждам пожилых и престарелых. Образовательные программы для врачей, сестер и других медицинских работников обязаны больше внимания уделять подготовке, необходимой для лечения и ухода за этой категорией людей.

Так заканчивается первая глава книги, и автор анализирует постановку здравоохранения в Англии и Канаде, чему посвящена вторая глава.

Мы же переходим к третьей главе, которая называется «Предложения», где автор более подробно останавливается на тех направлениях, на которые следует обратить особое внимание, чтобы максимально использовать ресурсы, выделяемые на медицину. Очень важной стороной изменения нынешней здравоохранительной политики должно стать резкое усиление профилактической работы. Успех одной такой программы, например запрещения сигарет, спасал бы жизнь 300 тыс. американцев в год. Болезни, связанные с курением, тяжелым бременем ложатся на здравоохранение.

Наши возможности еще очень ограниченны, пишет автор, в борьбе с такими болезнями, как рак, атеросклероз, психические отклонения, старение, беспомощность, а также некоторые другие. Недостает информации, и получить ее можно, только придав высокий приоритет первоклассным фундаментальным исследованиям, особенно 8 области естественных наук.

Широкие НИОКР должны проводиться в отношении медицинского обслуживания, они должны включать в себя как собственно медицину, так и социальные науки. Надо точно знать, когда и какие, скажем, операции необходимы, а когда риск и расходы неоправданны. Следует найти самую рациональную систему обеспечения медицинской помощью любого потенциального больного. Такие исследования расскажут нам о расходах, риске и преимуществах программ, которые надо выбрать, так как все чаще врачи сталкиваются с фактом, что нельзя сделать все, что хотелось бы.

Чтобы сделать здравоохранение более эффективным, нужно обеспечить участие в этом правительства, всего населения и большого круга специалистов, не относящихся непосредственно к медицине. Давно сложилось мнение, что главной задачей в данной области является открытие и применение новых средств для лечения. Особенно эта идея укоренилась в нашем сознании с открытием антибиотиков, таких, как пенициллин и стрептомицин. И сейчас все ждут новых средств от рака, сердечных болезней, артритов и т. д. Одновременно большой упор делали на диагностику и лечение отдельных людей. Значительно меньше внимания уделяли поддержанию здоровья общества в целом. Одна из причин такого положения в том, что медицину и здоровье стали рассматривать в качестве синонимов. Но растет понимание того, что медицинская помощь, как бы она ни была зажна, лишь часть общей проблемы здоровья и отдельного индивидуума, и различных групп населения. Автор заканчивает введение к своим предложениям по упорядочению всей системы американского здравоохранения такими словами: «Мы должны решить, готовы ли мы к тому, чтобы взять под контроль наше общее достояние, т. е. здоровье».

Теперь собственно о превентивной, или профилактической, медицине, ее ценности и ее стоимости, чему автор придает очень большое значение.

Всего несколько лет назад стало иззестно, что большинство видов рака имеет прямое отношение к окружающей среде. Это привело многих к убеждению, что химическое загрязнение воздуха и воды, присутствие химических ингредиентов в пищевых продуктах — источники большинства видов рака. Но загрязнение воздуха и воды повинно не более чем в 2% раковых заболеваний, а разного рода добавки в пищевые продукты — менее 1%. Это касается США. Недоразумение связано с неправильным толкованием самого термина. Под факторами окружающей среды следует понимать все, что оказывает внешнее воздействие на наш организм, в отличие от генных факторов, которые наследуются от других поколений. Первые включают в себя не только физические, химические и биологические моменты, но и социальные, с которыми люди сталкиваются в своей жизни.

В середине 40-х годов против туберкулеза стали применять стрептомицин. Он оказался эффективным средством, но к тому времени смертельные исходы в результате этой болезни уже сократились в 10 раз. Специалисты полагают, что основную роль сыграло улучшение питания и жилищных условий. Сейчас вслед за диагнозом туберкулеза немедленно начинается интенсивное лечение лекарствами. Такой метод держит всю ситуацию под полным контролем, за исключением самых тяжелых случаев. Однако отсутствие полной информации о болезни затрудняет профилактические мероприятия.

Раннее выявление и контроль за развитием атеросклероза следует поставить на повестку дня. Лечить его значительно труднее, чем предупредить.

Рак легких — еще один пример для возможных предупредительных мер. Эпидемия этого заболевания — результат интенсивного курения. Сейчас от него умирают 116 тыс. человек по сравнению с 10 тыс, в 1930 г. Рак легких в списке смертельных исходов от всех раковых болезней с шестого места перешел на первое. В другом направлении развивалась ситуация с раком желудка; это заболевание резко сократилось, при том что излечиваются только 15% больных. Это произошло из-за изменений факторов окружающей среды. Профилактическая борьба с курением необходима, чтобы такая же картина произошла в отношении рака легких. Рак поджелудочной железы, как известно, неизлечим, за исключением немногих отдельных случаев, и смертность от него возросла в 3 раза по сравнению с 1930 г.; рак печени также считается неизлечимым однако случаи заболеваний почему-то сократились, причем опять же в 3 раза. Эти изменения — результат действия факторов окружающей среды, которые остаются не установленными.

Профилактические шаги, которые следует предпринять для предупреждения болезней, можно, по мнению автора, разделить на три категории: очистка зоды, иммунизация против инфекционных болезней. Но важнейшая часть работы приходится на самих людей, на упорядочение их стиля жизни. Это борьба с ожирением, использование ремней безопасности и контрацептивных средств. Последние обеспечивают как контроль над рождаемостью, так и предупреждение болезней, связанных с половой жизнью.

С точки зрения профилактической работы есть такая программа, которая окажется более важной для здоровья американцев, чем любой курс лечения и любая другая превентивная программа; речь идет о запрещении сигарет. Этот шаг предотвратил бы более 300 тыс. смертных случаев только в США и спас бы в значительной степени людей от недугов, которые так или иначе сопутствуют курению, например некоторых видов рака, коронарных болезней, легочных заболеваний. Раковые болезни сократились бы на треть (помимо легких это касается также полости рта и гортани, щитовидной железы, почек, мочевого пузыря). Сократились бы хронические болезни легких, которые часто приводят к смерти в результате удушья. На четверть сократились бы летальные исходы из-за инфарктов. Понизилось бы количество смертей от инсультов и болезней сосудов. Призыв бросить курить постепенно находит своих сторонников в Соединенных Штатах, но главным образом среди образованных и зажиточных американцев. (Потребление сигарет возрастает в «третьем мире», и вскоре можно ожидать эпидемии болезней, сопутствующих курению.)

Заболевания раком легких впервые за 50 лет сократились в 1985 г. у мужчин, но по-прежнему возрастают у женщин. Мужское население начало меньше курить еще 20 лет назад, женщины откликнулись на это весьма пассивно. Канцерогенный эффект курения проявляется через 20 лет, и нужно долго ждать, чтобы доказать эффективность прекращения употребления табака. Наоборот, на работе сердца это отражается достаточно быстро.

Одним каким-то мероприятием не решить проблему. Люди знают о вреде табака, но как заставить их бросить эту дурную, пагубную привычку? Нужны научные разработки о самой природе этой наклонности, а между тем неизвестно даже, какие именно вещества в смоле, образующейся при курении, вызывают собственно рак. Среди первых шагов, которые правительство могло бы предпринять, запрещение рекламы сигарет и введение на табак налога более высокого, чем сейчас. Норвежцы знают, как сократилась продажа сигарет после запрещения их рекламы в 1975 г. В США от одного такого предложения вспыхнули ссоры по поводу конституционности такого шага. Стали говорить о том, что это противоречит первой поправке к конституции. Но автор считает, что судьба детей перевешивает такое соображение. Многое и здесь остается неясным, и нужны научные исследования тех проблем, которые связаны с контролем над курением.

С точки зрения профилактической медицины необходимость широких эпидемиологических научных разработок станет более очевидной в будущем, когда, осознав ограниченность наших ресурсов, придется намечать приоритеты и делать выбор среди различных медицинских программ.

Например, бюджет Национального института рака вырос с 230 млн. долл. в 1971 г. до 1 млрд. сейчас, т. е. увеличился в сопоставимых ценах на 65%. Эти средства расходуются на многие проекты, включая базисные исследования. Большая часть средств идет на химиотерапевтические программы. Значительно меньше финансируются разработки по профилактической медицине. «Глупо,— пишет далее автор,— отрицать значение любого из этих направлений. Но когда мы вынуждены делать выбор, не следует проявлять близорукость и концентрировать усилия на химиотерапии за счет капитальных исследований и профилактических программ».

Предупредительные меры, которые требуют внимания со стороны врачей, обслуживающего персонала и других медработников, связаны с инфекционными болезнями детей, против которых есть вакцины, например против кори. Очень скоро американцы забудут об этой болезни. Выделение вируса кори в 1954 г. сделало возможным создать вакцину и с 1963 г. начать ее широкое применение, В течение пяти лет заболеваемость сократилась с 4 млн. случаев до 22 тыс. Сейчас по всей стране происходит всего несколько сот заболеваний в год.

Вакцины могут помочь и при других детских болезнях, таких, как дифтерия и полиомиелит. Существуют новейшие вакцины и для взрослых, например против гриппа и пневмонии, вызванной пневмококками. Последняя приводит к смертным случаям у пожилых людей. Теперь есть и вакцина против инфекционного гепатита — хронической, а иногда и фатальной болезни.

Создание новых вакцин — важный участок исследовательской работы во всем мире. Возможно, скоро поязится вакцина и против малярии. В последние годы она опять стала быстро распространяться, особенно в вооруженных силах, а также по мере расширения межконтинентального туризма.

Как уже отмечалось, найден и вирус СПИДа, разрабатывается соответствующая вакцина. Но вирус этой болезни очень быстро изменяется, мутирует значительно быстрее, чем вирусы гриппа. Вакцина, примененная против гриппа прошлого года, может снизить свои защитные способности s нынешнем году. В этом отношении еще предстоит большая исследовательская работа. Возможно, в будущем появится вакцина против вирусов, вызывающих некоторые формы рака. Разработка научных проблем профилактики разного рода болезней ведется явно недостаточно.

Профилактическая работа с помощью экранирования на рентгеновских установках дает разные результаты. Раннее обнаружение рака легких этим способом стоит очень дорого, но оно не дает лучших результатов при лечении по сравнению со случаями, когда симптомы уже проявились. По-другому обстоит дело с раком груди у женщин, раннее обнаружение его может спасти по меньшей мере 25% женщин из тех 35 тыс., которые умирают от него в возрасте старше 50 лет. Хорошие результаты дает и превентивное лечение при высоком кровяном давлении, резко снижающее случаи инсультов и инфарктов.

Многое зависит и от социальных факторов, особенно в отношении обеспечения населения очищенной питьевой водой и повышения качества канализационных систем, болезни, связанные с этими факторами, в начале века были главными причинами смертности. Теперь жители районов, где пользуются фторированной водой, страдают значительно меньше от кариеса зубов. К сожалению, лишь 50% населения пользуется таким преимуществом, остальные живут далеко от общественного водоснабжения и используют местную воду.

(Окончание следует )

Источник - "США - экономика, политика, идеология." №2 1988.

Последнее обновление 07.02.2016 год

Автор - Антропов Петр, 2001 - 2017.

petivantropov@gmail.com

  Рейтинг@Mail.ru