Главная страница | Античность | Средние века | Новое время | Двадцатый век | Техника | Самолеты | Корабли | Вооруженные силы | США | Технологии и наука Штат Миннесота

 

Штат Миннесота

 

Очерки об американских штатах

Миннесота

В сознании американца почти каждый штат имеет утвердившуюся репутацию, иногда разную в глазах жителей разных районов и подверженную воздействию времени, хотя, как правило, разброс мнений тут невелик. Когда же речь заходит о Миннесоте, оценки оказываются и вовсе единодушными — к тому же едва ли не самыми положительными.

Считают, что благополучие ее зиждется на отлаженной общественной жизни: здесь нет засилья какой-либо одной партии, политики ответственны и не подвержены коррупции, граждане активны в решении местных проблем. К тому же прекрасно поставлены образование и здравоохранение, экономика неизменно справляется с потрясениями, перестраиваясь заблаговременно на новый лад... «Обойдите всю Америку, от моря и до моря,— пишет Н. Пирс,— и вам не найти другого штата, столь близко подходящего к представлению об идеале общества, как Миннесота».

Авторы «Альманаха американской политики» утверждают: «Если не считать той роли, какую сыграл штат Нью-Йорк в 20-е годы, Миннесота чаще любого другого штата выступала местом, где вызревали важные политические идеи, которым суждено было сформировать нашу национальную политику. Не раз казалось, что еще чуть-чуть и Миннесота захватит контроль над федеральным правительством».

Конечно, в подобных характеристиках всегда немало преувеличений, но бесспорно одно: этому штату общественное сознание отводит особое место.

На первый взгляд, он мало чем примечателен, да и его географическое положение не назовешь ключевым. Благодаря небольшому изгибу границы с Канадой территория штата доходит до 49°23', севернее, чем граница штата Мэн. Эта граница здесь почти безлюдна. Соседние штаты либо невелики по людскому и хозяйственному потенциалу, как две Дакоты, либо граничат с Миннесотой отнюдь не самыми преуспевающими своими районами. Территория Миннесоты — своего рода вершина восточной части США, ведь отсюда стекают реки в три разные стороны континента: Ред-Ривер и Рейни — к Гудзонову заливу, мелкие восточные речки — в озеро Верхнее, к Атлантическому океану, а Миссисипи — в Мексиканский залив. Исток великой американской реки — небольшое озеро Итаска, оно затеряно в глухих лесах центральной Миннесоты. Но высота этой «вершины» невелика, высшая точка штата, Игл-Маунтин, возвышается всего на 702 м над уровнем моря. Оледенения сгладили поверхность и оставили много моренных отложений и озер — более 15 тыс. (по площади внутренних вод — 12,4 тыс. кв. км — Миннесота уступает только Аляске и Техасу).

Площадь штата огромна, к востоку от р. Миссисипи ему нет равных (218 тыс. кв. км), протяженность с севера на юг — более 650 км. Тут стык важных природных зон — тайги, занимающей более половины территории, и степей (высокотравных прерий). Их разделяет неширокая (80— 150 км) полоса лиственных лесов — Биг Вудс. Северо-восточный угол штата, названный за его очертания Эрроухед (наконечник стрелы), находится в зоне влажного холодного континентального климата, а юго-западный угол — в зоне типичного засушливого климата Великих равнин с жарким летом и суровой зимой.

Миннесотские леса издавна заселяли индейцы сиу, относившиеся к племени дакота. Первые белые появились здесь в середине XVII в. Это были французы П. Радисон и Д. Грейсолон, другие путешественники, миссионеры, торговцы мехом. В 1679 г. Грейсолон официально объявил земли собственностью Людовика XIV.

С XVIII в. сюда стали проникать алгонкинские племена оджибуа (чиппева). С 1736 г. между ними и дакотами начались войны, и последних стали оттеснять к западу. В 1762 г. земли к западу от Миссисипи формально отошли к Испании.

Белые торговцы мехом не проявляли особого интереса к этой глухомани; в 1787 — 1803 гг. территория отошла к США, но и после этого еще долгое время сюда проникали лишь отдельные экспедиции, вроде отряда 3. Пайка, посланного в 1805 г. на поиски истоков Миссисипи, да торговцев пушниной из компании «Америкен фэр», принадлежавшей Дж. Астору. Первое постоянное поселение белых, Форт-Снеллинг, возникло лишь в 1819 г., на участке, купленном у дакотов 3.Пайком. Но место оказалось ключевым: от водопадов Св. Антония начиналась навигация по Миссисипи, рядом в нее впадала р. Миннесота, служившая путем на запад, немного ниже — р. Сент-Круа, ведущая на север. В 30-е годы лесорубы создали здесь сеть поселений — поселки Миннеаполис, Сент-Антони и Пигс-Ай (позже Сент-Пол) в излучине Миссисипи, возле водопадов. В общей сложности их населяло 5 тыс. человек.

Но в 50-е годы вспыхнула земельная лихорадка, и сюда хлынул поток фермеров, лесорубов, торговцев. В 1849 г. Сент-Пол стал столицей новой территории Миннесота; через девять лет здесь насчитывалось 150 тыс. жителей, и 11 мая 1858 г. ее объявили 32-м штатом.

Волна миграции шла из Новой Англии. Считается, что штат обязан именно янки своей высокой репутацией — активностью граждан в общественной жизни, системой образования, идеалами «низовой демократии». В 1851 г. в Миннеаполисе заложен Университет Миннесоты, ныне один из крупнейших в стране; в 1986 г. там уже обучалось 45 тыс. студентов.

При обсуждении конституции будущего штата в 1857 г. делегатов от демократической и республиканской партий пришлось собрать в разных залах, чтобы они не передрались, итоговый проект они подписывали порознь, в разных копиях. Первым губернатором стал демократ Г. Сил- би, однако вскоре власть надолго захватили республиканцы. В 1860 г. на первых для этих мест президентских выборах легко победил А. Линкольн; Миннесота первой откликнулась на его призыв послать войска в армию северян.

Но в 60-е годы главным событием оказалась война не с Югом, а с индейцами. Дакоты под натиском белых восстали, погибло около 300 белых, несчетное число краснокожих. Повстанцев разгромили, выселили в Небраску, племя оджибуа загнали в резервации (в 1980 г. в штате было 35 тыс. индейцев, половина из них — в Миннеаполисе и Сент-Поле). Новый бум иммиграции был связан с пшеницей. К концу века 70% фермерских площадей использовалось под ее посевы, на водопадах Св. Антония сложилась гроздь мукомольных предприятий. Миннеаполис превратился в самый крупный в мире центр отрасли с двумя десятками мельниц общей мощностью 16 млн. баррелей в год. В 1862 г. между Сент-Полом и Миннеаполисом была построена первая в штате железная дорога, в 1867 г. она соединила их с Чикаго; в знаменательном 1883 г. «Норзерн Пасифик» провела дорогу к тихоокеанскому побережью.

На 70 — 80-е годы приходится расцвет лесной промышленности штата. Заготовки охватили всю его северную половину; в Биг-Вудс леса свели почти полностью, освободив место для пашни. Центром лесопиления стал Миннеаполис. В 90-е годы началось освоение гигантских месторождений богатого железной рудой кряжа Месаби к западу от озера Верхнее. Руду (ее добывали в год около 30 млн. т) вывозили через Дулут, который превратился в один из крупнейших портов США (в 1885 г. 3,5 тыс. жителей, в 1905 г.— 65 тыс.).

Главным же экономическим и социальным центром оставался двойной город в излучине Миссисипи, у водопадов Св. Антония — Миннеаполис и Сент-Пол, их принято здесь называть «Туин-ситиз» («Города-близнецы»),

Поначалу они существенно отличались. Сент-Пол заселили немцы-католики и ирландцы, он стал финансовым и административным центром штата, его социальная жизнь выглядела более чопорной, консервативной. В Миннеаполисе же преобладали скандинавы и янки, находился главный промышленный центр штата, и он отличался большей открытостью и демократизмом, Со временем различия стираются, города сливаются своими предместьями; в 1880 г. Миннеаполис обогнал по числу жителей своего «близнеца», а в 1890 г. вошел в десятку ведущих центров страны, по стоимости промышленной продукции в начале XX в. он делил 11-е и 12-е места с Кливлендом.

Отныне иммиграция шла в основном из Северной Европы. Немцам и скандинавам лесистая и снежная Миннесота напоминала родные места. Переселенцы же из восточных штатов предпочитали плодородные степные края. Иммигранты тщательно воспроизводили быт на новом месте, долго его сохраняли. Немцы селились вдоль Миссисипи, норвежцы — вдоль южной границы и по Ред-Ривер, шведы — к северу от «Городов-близнецов». На железорудные предприятия приезжали финны, словаки, на юго-западе оседали голландцы, фламандцы, вдоль канадской границы — французы и франкоканадцы. «Города-близнецы» отличались редкой этнической пестротой — к перечисленным группам нужно еще прибавить поляков, ирландцев, украинцев, греков.

Немецко-скандинавские иммигранты имели много сходства с янки, что закрепляло традиции гражданской активности. Миннесота в прошлом веке стала инкубатором сильных общественных движений, противостоящих крупному капиталу. В 1867 г. О. Келли основал Лигу Грейнджеров (от английского grange — ферма), которая объединила землевладельцев в их борьбе за более справедливую долю в доходе от урожая. Движение стало общенациональным, а в 70-х годах — еще более радикальным; укрепилось и кооперативное движение. В 80-е годы влияние приобрел Фермерский альянс Миннесоты. В 1887 г. в Миннеаполисе состоялись съезды двух самых крупных в то время объединений трудящихся — Северного альянса фермеров и «Ордена рыцарей труда», возник союз рабочих и фермерских организаций. Популистское движение неоднократно проводило своих представителей и в легислатуру штата, и в конгресс США, а в 1898 г. Народная партия привела на пост губернатора Дж. Линда.

Но популизм не достиг в Миннесоте уровня радикализма, характерного для Небраски или Канзаса. Господствовавшие в штате республиканцы чутко реагировали на настроения общественности, и в 70-е годы власти провели ряд законов в духе грейнджеров, ограничивающих деятельность железнодорожных компаний и банков; в 1886 г. эта партия заручилась поддержкой Фермерского альянса. 8 начале века при губернаторе республиканце А. Эберхарте были введены прямые выборы, предотвратившие захват власти партийными машинами. Сходных позиций придерживались и демократы; губернатор Дж. Джонсон, избранный от этой партии в 1904 г., ввел социальное страхование для рабочих.

Фермерское движение в этих местах долго сохраняло самостоятельность и боевитость. На его основе в 1915 г. фермер из Северной Дакоты Артур Таунли создал Беспартийную лигу. Вскоре она перенесла свой штаб из Северной Дакоты в Сент-Пол. Радикализации общественных движений способствовал наметившийся кризис в экономике штата. Хищническая рубка истощила леса, пшеничное хозяйство страдало из-за спада цен и конкуренции южных районов, на рудниках происходили массовые забастовки. Наследницей Беспартийной лиги стала Фермерско-рабочая партия Миннесоты, выдвинувшая радикальную антимонополистическую программу. В 1930 г. ее лидер Ф. Олсон стал губернатором, набрав 60% голосов, и, хотя республиканцы господствовали в легислатуре, новой партии удалось провести законы о минимальной заработной плате, общественных работах, железнодорожных тарифах, прогрессивном налоге на доходы богачей, мораторий на выплату долга фермеров. По примеру Миннесоты подобные партии попытались создать в Огайо, Орегоне, Массачусетсе, Нью-Джерси.

Правда, после смерти Ф. Олсона в 1936 г. республиканцам удалось перехватить инициативу, провести в 1938 г. на пост губернатора молодого и деятельного Г. Стассена, который вскоре стал фигурой национального масштаба; он был серьезным претендентом на пост президента в 1940 и 1948 гг. В годы войны в штате выдвинулся молодой профессор университета Макалестера в Сент-Поле Губерт Хэмфри, сумевший объединить местных демократов и Фермерско-рабо- чую партию. Новая Демократическая фермерско-рабочая партия (ДФЛ) привлекла таких ярких политиков, как О. Фримен (губернатор штата с 1954 г., министр сельского хозяйства при Дж. Кеннеди и Л. Джонсоне), Е. Андерсон (первая в истории США женщина-посол), Ю. Маккарти (лидер антивоенного движения 60-х годов, активный участник борьбы за президентство от демократов в 1968 г., как независимый — в 1976 г.). Уже в 1948 г. эта партия добилась решающей поддержки избирателей и прочно удерживала лидерство почти 30 лет. Избранный в сенат Г. Хэмфри вскоре стал там одной из ключевых фигур; в 1965 г. он — вице-прези- дент при Л. Джонсоне, в 1968 г. боролся за президентское кресло с Р. Никсоном, проиграв тому всего 510 тыс. голосов. Преемником Г. Хэмфри стал У. Мондейл, занявший в 1964 г. его кресло в сенате; в 1977 г. он — вице-президент при Дж. Картере, в 1980 г. борется за это место против Дж. Буша. В 1984 г. У. Мондейл оспаривал у Р. Рейгана президентский пост, но неудачно: он набрал большинство лишь в родной Миннесоте, обогнав его всего на 0,2% голосов.

После смерти Г. Хэмфри в 1978 г. позиции ДФЛ из-за внутренних распрей стали слабеть. В 1978 г. оба места в сенате от штата перешли к республиканцам Д. Даренбергеру и Р. Бошвицу. На выборах 1976 и 1978 гг. республиканцы В. Вебер и А. Стейнджленд отвоевали у демократов два места в палату представителей, а в 1978 г. губернатором на четыре года был избран республиканец А. Куай.

Однако ДФЛ все еще удерживает контроль над легислатурой, кресло губернатора с 1982 г. занимает энергичный и популярный демократ Р. Перпич. В том же году демократы Т. Пенни и Г. Сикор- ски отвоевали у республиканцев места в палату, и теперь там из восьми пять представителей от ДФЛ. Это последовательные либералы, прежде всего Б. Венто (Сент-Пол) и М. Сабо (Миннеаполис). Последний 22-летним был избран в палату представителей легислатуры, в 30 лет стаг в ней лидером меньшинства, в 34 года — спикером. На президентских выборах Миннесота сохраняет репутацию бастиона демократов. Это единственный в стране штат, где ни разу не удавалось побеждать Р. Рейгану. Да и миннесотские республиканцы всегда отличались умеренностью, образцом которой служил Г. Стассен. Сенаторы Д. Даренбергер и Р. Бошвиц по международным и особенно социальным вопросам выступают скорее как либералы, да и по вопросам экономики не раз противостояли администрации Р. Рейгана. Возглавив в 1985 г. специальный комитет сената по разведке, Д. Даренбергер постоянно выражал скептическое отношение к данному институту власти. Конгрессмен республиканец В.Вебер (бывший помощник Р. Бошвица) не раз выступал против позиции правительства по ракетам MX, химическому оружию.

Такая умеренность — в традициях Миннесоты, история которой почти не знала крайностей левого или правого толка. Здесь гордятся «сбалансированностью» общественной жизни и терпимостью, спорные вопросы решаются путем гласного обсуждения. Общеизвестна политическая активность миннесотцев: штат давно первенствует по степени участия граждан в выборах президента и членов конгресса. Сами миннесотцы считают, что именно это способствовало развитию образования и здравоохранения, учреж-дений культуры и спорта, созданию устф- чивой экономики.

Действительно, в Миннесоте самая высокая продолжительность жизни и один из лучших в стране показателей обеспеченности врачами и больничными койками; клиника Мэйо в Рочестере еще в прошлом веке завоевала мировую славу, больничный комплекс при Университете Миннесоты — в числе самых известных. Знамениты драматический театр Тайрона Гатри, симфонический оркестр, детский театр и музей искусств Миннеаполиса. Но есть и еще десятки культурных заведений, мало уступающих перечисленным.

Предмет гордости — туризм. Северная половина штата — рай для охотников, рыболовов; по числу выданных лицензий на рыбалку Миннесота уступает, в расчете на душу населения, только Мичигану.

В 1985 г. доход отрасли составил 2,7 млрд. долл., немногим меньше, чем от сельского хозяйства. «Города-близнецы» считаются центром профессионального спорта. Очень известны хоккейный стадион в Блумингтоне (на 15,5 тыс. мест) и «Метродоум» имени Г. Хэмфри в Миннеаполисе для футбола и бейсбола (55 — 62 тыс. мест). В высших лигах профессионального спорта здесь представлены хоккеисты «Миннесота норт старс», которые в 1981 г. пробились в финал кубка Стенли, футболисты «Миннесота вайкингс» и бейсболисты «Миннесота туинс», которые в прошлом году не только победили в своей, Американской лиге, но и одолели в финальных поединках победителя Национальной лиги — команду «Сент-Луис кардинале».

Экономика штата не раз подвергалась опасности. В начале века захирел лесной промысел, затем стала падать прибыльность зернового хозяйства, после второй мировой войны дало о себе знать исто-щение запасов железной руды. И всякий раз удавалось перестроить экономическую структуру. Здесь немалую роль сыграл Университет Миннесоты: его ученые вывели новые сорта кукурузы, что позволило продвинуть эту культуру далеко в глубь штата, разработали технологию обогащения таконитов (бедных железных руд), запасы которых в штате колоссальны. Этот потенциал привлек сюда и наукоемкие отрасли: задолго до бума 70-х годов они стали новым стержнем индустриального развития.

В промышленности штата занятость растет (нечастый случай в современных США); между промышленными переписями 1967 и 1982 гг. она увеличилась с 300 тыс. до 352 тыс. человек. Главная причина успеха — специализация на таких наукоемких отраслях, как производство ЭВМ (более 30 тыс. занятых, свыше 8% в данной отрасли по стране). Здесь, в основном в «Туин-ситиз», расположены головные и вспомогательные заводы таких корпораций, как «Контрол дейта» (около десятка заводов, из них два, по 2 тыс. занятых, в Миннеаполисе и Арден- Хилсе) и «Ханиуэлл», которая выпускает также разнообразные изделия электроники и приборы; ее завод на 3 тыс. занятых в Голден-Валли, к западу от Миннеаполиса,— одно из крупнейших предприятий по выпуску аппаратуры для природоохранного мониторинга. В Сент-Поле и его пригородах — заводы фирм «Сперри» и НКР, в Рочестере — гигант ИБМ (7 тыс. занятых). Еще 30 тыс. заняты в отраслях электротехники (во Фридли, к северу от Миннеаполиса, в Сент-Клауде) и 40 тыс. в общем машиностроении, представленном тоже крупными предприятиями. Это заводы по изготовлению садовой техники (самый крупный в стране) и металлорежущих станков («Апач»), одно из крупнейших предприятий по производству компрессоров, а также печатных машин (все в Миннеаполисе). 8 Блумингтоне — небольшой автосборочный завод «форда». Миннеаполис известен как важный центр производства артиллерийского (завод ФМС) и стрелкового оружия («Федерал картридж»); в Арден-Хилсе — завод боеприпасов. Военные заказы выполняют и другие предприятия, особенно радиоэлектронные («Ханиуэлл»), но в целом доля Миннесоты в заказах Пентагона не слишком велика (менее 1,5%).

Важная область специализации — пищевая индустрия. Миннеаполис укрепил свои позиции крупнейшего мукомольного центра (около 10% емкости элеваторов США, 2,7 млн. т). На комбинатах компаний «Пилсбери», «Малтифудс», «Джене- рал миллс» занято по 1 тыс. человек. В Сент-Поле — головной элеватор и комбинат фермерского союза, а Дулут — самый крупный на Великих озерах элева-торный центр. Выделяется Миннесота и мясокомбинатами — в Остине, Альберт- Ли, Уилмаре, Арден-Хилсе, а также предприятиями по переработке молочных продуктов: завод «Шуанс» в г. Маршалл — один из самых больших в стране. В Мор- хеде расположен завод «Америкен кри- стал шугар», крупнейший по переработке сахарной свеклы.

Заготовка древесины ведется ныне в 10 раз менее интенсивно по сравнению с началом века. Крупные лесопилки сохранились лишь на севере штата и в долине Сент-Круа (Бейпорт). В Клокете, близ Дулута, и в Гранд-Рапидсе — бумажные фабрики, в Сент-Поле и Хатчинсоне — большие бумагоделательные заводы известной компании ЗМ. По-прежнему развита полиграфия (35 тыс. занятых в 1982 г.).

Львиная доля обрабатывающей промышленности (около двух третей общего числа занятых) сосредоточена в агломерации «Туин-ситиз», причем не только в городах (четверть занятых), но и в многочисленных пригородах— Блумингтоне, Фридли, Голден-Валли, Роквилле, Иден- Прейри. Остальные промышленные центры менее крупные, даже в Рочестере всего 10 тыс. занятых.

Горнодобывающая промышленность, составлявшая некогда славу Миннесоты, приходит в упадок. Хотя здесь добывается почти три четверти железной руды США, ее быстро вытесняет высококачественное и дешевое импортное сырье. Сказывается и география Миннесоты: почти половина ее добычи идет на заводы Иллинойса, Индианы и Мичигана, около трети — На заводы Пенсильвании и Огайо, но ведущие к этим штатам Великие озера надолго замерзают. Содержание железа в миннесотских таконитах вдвое ниже, чем в бразильских рудах, их обогащение требует больших затрат, энергии, а отходы сильно загрязняют природную среду. За 80-е годы добыча железной руды в США сократилась с 85 до 40 млн. т окатышей, число горняков — с 20 до 6,5 тыс. Из восьми миннесотских горнообогатительных комбинатов к середине нынешнего десятилетия оставалось лишь три, затем закрылся и крупнейший в стране комбинат «Ризерв майнинг» в Силвер-Бее. Весной 1983 г. безработица здесь достигала 33%, весь район стал зоной бедствия.

Сельское хозяйство Миннесоты тоже многократно перестраивалось, в итоге структура посевов стала разнообразнее. Штат все еще дает около 5% национального сбора пшеницы (2,8 мйн. т в 1986 г.), под ней занято более 1 млн; fa, но ее доля в выручке сельского хозяйства штата уже меньше 10%- Более четверти этой выручки обеспечивает ныне кукуруза (18,5 млн. т, 2,5 млн. га) и 13% — соя (4 млн. т). За год собирают более 1 млн. t ячменя, 600 тыс. т овса; по сбору этих культур Миннесота занимает обычйо не ниже четвертого места, а по сенажу (8,9 млн. т в 1985 г.)—Даже Второе. Штат переходит на животноводство, которое дает ныне больше половины выручки. Здесь почти 1 млн. молочных коров, дающих 5 млн. т молока в год; выход от 2 млн. с лишним голов крупного рогатого мясного скота и более 4 млн. свйней — 650 тыс. т говядины и 700 тыс. т свинины.

Но хотя урожаи и надои весьма высоки, отрасль трудно назвать процветающей. За последние полвека число ферм сократилось более чем вдвое, уменьшилась и площадь угодий. Затяжной кризис, охвативший «кукурузный пояс», болезненно сказался и на Миннесоте. Земля дешевеет, стоимость продукции за 80-е годы практические не увеличилась.

Жизнь штата, как нигде, определяется одним-единственным сгустком населения. В Миннеаполисе и Сент-Поле сосредоточено лишь около 15% его жителей, зато в непосредственной близости от них расположены 23 города (из 29) с населением 25 — 50 тыс. жителей, плюс Блумингтон с 80 тыс., а в целом в этой агломерации проживает более половины населения штата — всего на 5,5% его территории. Потому о «Городах-близнецах» надо говорить особо.

Начать с того, что их метрополитенский ареал служит хозяйственной, социальной и культурной столицей всей северной части «срединной Америки», района, охватывающего десятую часть страны. Он протянулся от полуострова Верхний (Мичиган) через северо-западный Висконсин, захватывает северную часть Айовы, включает Миннесоту, Северную и Южную Дакоту и Монтану. В пределах этой огромной территории лежит район, непосредственно тяготеющий к «Городам-близнецам», он состоит из Миннесоты, Северной и почти всей Южной Дакоты (кроме ее юго-западной части), трети Монтаны (восточной) и северо-западной Части Висконсина. Этот район связан С «Городами-близнецами» тесно и разнообразно — телефонной сетью и авиатрассами, оптовой торговлей, миграцией молодежи на учебу в колледжи и университеты, банковскими услугами и приемом радио- и телевизионных программ, подпиской на газеты и даже приверженностью спортивным командам мегалополиса.

Местоположение Миннеаполиса и Сент-Пойа предопределила география реки Миссисипи. В первые десятилетия прошлого века Пароходы, шедшие вверх по ней иЗ Сент-Луиса, завершали путь на северной стороне излучины В Сент-Поле. Здесь северный берег был пологйм, это облегчало разгрузку и переброску грузов гужевым транспортом По долине р. Траут-Крик, через моренную холмистую местность до Миннеаполиса и далее, на север и запад. Если бы не такое удобство, выше Сент-Пола судам пришлось бы двигаться каменистым и меняющимся руслом, к тому же выше впадения р. Миннесота оно заключено в крутые берега, сформированные в процессе отступления водопадов Св. Антония по мере таяния плейстоценовых ледников; здесь судам негде было бы ни пристать, ни разгру-зиться.

На водопадах Св. Антония, названных так французскими первопроходцами и миссионерами, падение р. Миссисипи составляет около 20 м. Во времена пионеров они служили крупнейшим источником энергии к западу от Ниагарского водопада, их быстро приспособили для помола зерна и распилки бревен; поделочную древесину продавали в городах ниже по реке.

Хозяйственная деятельность сложилась здесь в 1820—1860 гг., Миннеаполис стал промышленным центром, а Сент- Пол— транспортным, складским, перегрузочным узлом. По мере заселения севера «срединной Америки» и развития здесь сельского хозяйства, лесных промыслов, горнодобывающей промышленности, железнодорожного строительства развивались и оба города. В Миннеаполисе про-мышленный район складывался вокруг водопадов по обе стороны реки. Чуть выше расположен остров Николе, где впоследствии построили мост. У его западного конца, вокруг Бридж-сквер, сложился торговый центр. Первые железные дороги прошли сквозь этот промышленный район, через торговый центр; на Бридж-сквер построили вокзал «Юнион». В Сент-Поле тем временем складывались торговый центр и вокзал к западу от промышленно-складской зоны, идущей вдоль пристани и дороги по долине Траут- Крик.

В XX в. развитие обоих городов определялось в основном расположением трамвайных линий, построенных частными компаниями по лицензиям городских властей, а также новых жилых кварталов, которые возводились вдоль них. Трамвайные пути вели в основном на юг и юго-запад, через холмистую загородную местность. После отступления ледника тут осталось много озер; самое большое из них, Миннетонка, с извилистыми берегами длиной более 1,5 тыс. км, служит истоком речки Миннехаха, которая пересекает южную часть Миннеаполиса до впадения в Миссисипи и придает этому району осо-бую привлекательность. Городские власти скупили почти целиком берега этих озер и речек для устройства здесь общественных парков. В Сент-Поле между тем основное жилищное строительство для средних и зажиточных слоев шло за трамвайными линиями, которые вели на запад от центра; авеню Саммит превратилась в уникальный по красоте бульвар с дворцами местной элиты и протянулась на 10 км, до самых берегов Миссисипи.

Сегодняшняя география «Городов-близнецов» отражает все эти тенденции вековой давности. Миннеаполис, расположенный на западном берегу, стал главным «близнецом». Его центральная часть, деловой район — не просто центр города, но и функциональная столица всей верхней части «срединной Америки». Население агломерации составляет уже 2,2 млн. жителей, но две трети их, включая весь недавний прирост, сосредоточены в пригородах на севере, западе и юге от Миннеаполиса, в зоне, тяготеющей к нему. Что же касается Сент-Пола, то к северо- востоку от него малолюдье — бедные фермы, озера и леса, охваченные депрессией горняцкие поселки и дачная местность, а к востоку и югу начинается уже зона влияния Чикаго, оно ощущается уже в долине р. Сент-Круа, пограничной с Висконсином.

Междуштатная автострада № 94 позволяет сегодня жителю западной части Висконсина доехать до Сент-Пола всего за 30 минут, и многие курсируют так часто, что у Бюро переписи есть все основания включить эту часть Висконсина в агломерацию Миннеаполис — Сент- Пол. К западу от Миннеаполиса автострада № 94 берет курс на Северную Дакоту и Монтану; другая важная автострада, № 35, ведет от Дулута на озере Верхнее через «Города-близнецы» в Техас. Третий элемент в системе автострад — дво окружные дороги, проходящие через пригороды.

Трамвайные линии строились в конце века с явно излишней густотой, это мешало плотности застройки в «близнецах», в итоге города так и остались одними из самых разреженных среди крупных агломераций США. Зато необычно густая сеть первоклассных автострад, рассекающих агломерацию, позволяет в любое время суток быстрее чем за час добраться до любого офиса, склада или завода в скоплениях конторских зданий и промышленных «парках» на окраинах агломерации площадью более 5 тыс. кв. км. По мере того как кварталы заводских построек рассредоточивались и покидали центры этих городов, там постепенно вырастали штаб-квартиры корпораций, дома для бездетных семей, рекреационные, торговые, культурные учреждения.

В Миннеаполисе и Сент-Поле многие кварталы соединены друг с другом на уровне второго этажа «скайуэями» — застекленными галереями над улицей, с обогревом зимой и охлаждением воздуха летом. Это позволяет местным жителям и туристам, покупателям и служащим учреждений парковать машины на периферии центральных кварталов и затем разгуливать там пешком, не выходя на открытый воздух.

По статистике занятости, ее отраслевой и профессиональной структуры «Города-близнецы» не отличаются от других крупных многофункциональных центров США. Но у «близнецов» есть важные особенности, которые не отражает обычная статистика. Так, здесь необычно много штаб-квартир крупных международных корпораций. Причем, если в других штатах их основатели, главные вкладчики и управляющие территориально разобщены, в данном случае все они проживают рядом, и это заставляет компании более ответственно относиться к широкой публике и ее интересам. Здесь же находятся правления многих крупнейших филантропических организаций.

Традиционный дух сотрудничества граждан, о котором уже шла речь выше, наглядно проявляется в «Городах-близнецах», в то время как остальные крупные города страдают обычно от глубокого отчуждения между их жителями. Этот дух сотрудничества в какой-то степени связан с социальной и этнической однородностью населения. Согласно переписи 1980 г., тут всего 50 тыс. черных, да еще 50 тыс. индейцев, азиатов и представителей других меньшинств, едва ли не самая низкая доля в крупных агломерациях. Немало представителей этих меньшинств — люди, принадлежащие к обеспеченным слоям, хотя бедность все еще составляет серьезную проблему для многих черных, особенно для молодых матерей-одиночек и престарелых, а также для индейцев, которые по-прежнему с трудом приспосабливаются к жизни в большом современном городе; среди пожилых белых тоже немало лиц, имеющих доходы ниже уровня бедности. И все-таки бедняки составляют значительно меньше 10% населения «близнецов», это самый низкий показатель для крупных агломераций страны.

Вот почему многие американцы считают, что Миннеаполис и Сент-Пол выгодно отличаются от других крупных городских ареалов. Красота окружающей природы и «прогрессивный дух» общества — это немало. Хотя зимы здесь холодные, а лето жаркое, мало кто уезжает из мест, сочетающих преимущества крупного центра с отсутствием многих проблем, что обычно сопутствуют большим скоплениям людей.

Данный очерк появился на свет в результате советско-американского сотрудничества: соавтором очерка выступил профессор Университета Миннесоты Джон Адамс, читавший курс лекций в МГУ.

Дж. Адамс, Л. В, Смирнягин

Источник - "США - экономика, политика, идеология." №8 1988.

Последнее обновление 20.11.2015 год

        Антропов Петр, 2001 - 2016.   Обратная связь:   petivantropov@gmail.com