Главная страница | Античность | Средние века | Новое время | Двадцатый век | Техника | Самолеты | Корабли | Вооруженные силы | США | Технологии и наука Военные теории и доктрины главнейших капиталистических государств

 

Военные теории и доктрины главнейших капиталистических государств

 

После первой мировой войны 1914— 1918 гг. буржуазные военные теоретики приступили к обобщению ее опыта, с тем чтобы определить направление строительства вооруженных сил, характер будущей войны и роль в ней различных родов войск, а также различных факторов, влияющих на ход и исход войн.

Отсутствие научного подхода у буржуазных военных теоретиков к пониманию закономерностей развития военного искусства, страх буржуазии перед многомиллионными армиями и ненадежность тыла в длительной войне вызвали к жизни множество антинаучных военных теорий и доктрин. (Военная доктрина означает систему официальных взглядов политического и военного руководства по вопросам подготовки страны и вооруженных сил к войне и способов ее ведения. В отличие от доктрины военные теории выражают частные взгляды тех или иных представителей военных кругов капиталистических стран.)

Широкую известность получили буржуазные военные теории «малой армии» (Фуллер, Лиддел Гарт — в Англии, Сект — в Германии, де Голль — во Франции) и «воздушной войны» (Дуэ — в Италии, Митчелл — в США). Эти теории не выражали официальных взглядов военного руководства главнейших капиталистических стран.

Господствующими были военные доктрины: «морской силы» — в Англии и США, «позиционной войны» — во Франции, «тотальной и молниеносной войны» — в Германии (с приходом к власти фашистов в 1933 г.).

Теория «малой армии» возникла в результате переоценки появившейся на полях сражений новой боевой техники, особенно танков, и стремления господствующих буржуазных классов избежать вооружения народа путем создания профессиональной армии.

В 1922 г. бывший начальник штаба английского танкового корпуса генерал Фуллер опубликовал книгу «Танки в великой войне 1914—1918 гг.», в которой пытался доказать, что первую мировую войну Антанте удалось выиграть исключительно благодаря танкам и, следовательно, будущая война будет войной механизированной, которая потребует мало людей и много новейших боевых машин. По мнению Фуллера, идеальная армия, к которой надо стремиться, — это не вооруженный народ, а профессиональная армия наемников. Обязательная воинская повинность должна относиться лишь к войскам второй линии, назначением которых является оккупация вражеской страны. Главный же удар будет наносить механизированная армия. Фуллер, например, предлагал создать малую механизированную армию в составе шести — восьми танковых дивизий (дo 2400 танков и 100 тыс. наемников).

В ряде других работ Фуллер утверждал, что исход войны на 99% зависит от оружия. Все остальные факторы, которые он перечисляет, — стратегия, командование, руководство, храбрость, дисциплина, снабжение — могут дать самое большее 1 % всех возможностей.

Противопоставление военной техники человеку и ориентирование на танки как на решающий род войск является основным пороком теории «малой армии».

Теория «воздушной войны» впервые была разработана в 1920 г. итальянским генералом Дуэ. Он предложил создать воздушную армию в тысячу бомбардировщиков, утверждая, что ежедневное использование 500 самолетов для разрушения 50 промышленных центров приведет к капитуляции противника.

Сухопутные войска согласно этой теории должны играть второстепенную роль. Они нужны лишь для оккупации страны, подвергавшейся разрушению авиацией.

В целом все подобные буржуазные военные теории, появившиеся в период между первой и второй мировыми войнами, в своей основе были антинаучными. Попытки некоторых буржуазных военных теоретиков найти способ замены человека машиной, а вооруженного народа — малой профессиональной армией успеха не имели. Стремление империалистов к осуществлению широких захватнических планов привело на деле во всех главнейших капиталистических странах накануне и особенно в ходе второй мировой войны к созданию массовых, многомиллионных армий.

Однако эти военные теории в той или иной степени повлияли на военные доктрины главнейших капиталистических государств.

Военная доктрина Германии. Немецкие фашисты, стремившиеся к мировому господству, руководствовались доктриной «тотальной и молниеносной войны», которая предусматривала внезапное нападение без объявления войны, разгром противников поодиночке, неограниченное применение всех сил и средств для уничтожения не только вооруженных сил, но и гражданского населения страны, подвергнувшейся агрессии, достижение «молниеносной» победы.

Учитывая опыт первой мировой войны 1914—1918 гг., гитлеровцы всячески избегали войны на два фронта.

Фашистские военные руководители рассчитывали выиграть «молниеносную войну» главным образом с помощью танков и авиации. Решительную цель планировалось достигнуть, окружив и уничтожив врага с помощью танковых клиньев и клещей.

Авиации ставились задачи завоевать господство в воздухе в первые же дни войны, разрушить железнодорожные узлы, полностью изолировать район решающих боевых действий от тыла противника, оказать непосредственную поддержку обоим войскам на поле боя.

Для полного уничтожения врага и более высоких темпов наступления подготавливались воздушнодесантные и моторизованные войска.

К сентябрю 1939 г. количество дивизий в Германии было доведено до 103, в том числе 6 танковых, 8 моторизованных (всего 3200 танков). Военно-воздушные силы насчитывали 4405 самолетов, в том числе 336 пикирующих бомбардировщиков.

В состав военно-морского флота входили 2 линкора, 3 броненосца («карманные линкоры»), 8 крейсеров, 44 эсминца и 57 подводных лодок.

Основные взгляды на ведение боя были изложены в уставах: Вождение войск (1933 г.), Пехота в позиционной войне (1937 г.), Вождение и бой пехоты (1940 г.).

В уставе 1940 г. говорилось о том, что пехотная дивизия (три пехотных полка, артиллерийский полк) наступает на главном направлении в полосе шириной 3—5 км (на второстепенном направлении — 6,5—7 км), имея боевой порядок из двух эшелонов, артиллерийской и танковой групп и противотанкового резерва.

Основная особенность тактики наступательного боя заключалась в стремлении к одновременному подавлению силами авиации и танков тактической зоны вражеской обороны. Отдельные танковые бригады войскового усиления и пехотные дивизии предназначались для прорыва тактической глубины обороны противника. Одновременно авиация должна была подавлять артиллерийские позиции и ближние резервы врага. После прорыва планировался ввод в сражение танковых групп в составе танковых дивизий и корпусов, а также моторизованных дивизий для разгрома подходящих резервов противника в оперативной глубине.

(Немецкие танковые корпуса к сентябрю 1939 г. состояли из двух танковых и одной моторизованной дивизий. В состав танковой дивизии входили два танковых полка, мотострелковая бригада и моторизованный артиллерийский полк (всего по штату 332 танка).)

Следовательно, отдельные танковые бригады совместно с пехотными дивизиями использовались для решения тактических задач, а танковые дивизии, танковые корпуса — для развития тактического успеха в успех оперативного значения.

Оборона оценивалась как эпизодическое явление. Предусматривалась очаговая оборона (по системе ротных опорных пунктов и батальонных узлов сопротивления). Тактическая зона обороны состояла из двух оборонительных полос: главной полосы («главное поле боя») и второй полосы («позиция корпусных резервов») общей глубиной до 10 км. На главном направлении пехотная дивизия оборонялась в полосе шириной 6—12 км.

В целом военная доктрина фашистской Германии была порочна в своей основе, так как игнорировала объективные закономерности современной войны. Надвигавшаяся вторая мировая война не могла быть скоротечной. Победа достигается не одним-двумя родами войск, а объединенными усилиями всех родов войск и видов вооруженных сил. Авантюризм в стратегии германских империалистов объяснялся теми же причинами, что и в первой мировой войне: переоценкой своих сил и возможностей и недооценкой сил и возможностей своих противников.

Военная доктрина Японии. Военная доктрина японских милитаристов определялась империалистической политикой установления своего господства в Азии.

Основными объектами в плане агрессии японские империалисты считали советский Дальний Восток и Китай.

Все намеченные к захвату территории находились на двух театрах военных действий: морском и сухопутном. Поэтому военная доктрина японских империалистов предусматривала создание сильной сухопутной армии и мощного военно-морского флота.

К началу войны на Тихом океане (7 декабря 1941 г.) сухопутные силы Японии имели 99 дивизий, 29 отдельных бригад, 18 отдельных танковых полков и 2625 самолетов.

Военно-морской флот Японии насчитывал 10 линкоров, 10 авианосцев, 36 крейсеров, 113 эсминцев, 63 подводные лодки и 1750 самолетов морской авиации.

На морском театре военных действий военно-морской флот и авиация, базировавшаяся на авианосцы (550 самолетов), предназначались для обеспечения десантных операций на островных и полуостровных территориях. В состав морских десантов планировалось привлекать ограниченные сухопутные силы. Основные силы армии намечалось использовать в наступательных операциях на сухопутном театре военных действий.

Оборонительные действия в японской армии рассматривались как исключительный случай. Оборона в инженерном отношении предусматривалась очаговая. Большое внимание японское командование уделяло подготовке войск к действиям в ночных условиях, а также в горах и джунглях.

Таким образом, военная доктрина Японии была агрессивно-наступательная, имела своей целью обширные захваты чужих территорий в бассейне Тихого океана. Объекты ее захватов находились на Азиатском континенте и на многочисленных островах, поэтому японские милитаристы стремились быть одинаково сильными и на морском и на сухопутном театрах военных действий.

Военная доктрина Франции. Во Франции господствовала доктрина «позиционной войны». Французские военные руководители, исходя из опыта первой мировой войны, пришли к выводу, что современная оборона, усиленная танками, авиацией усовершенствованной артиллерией и автоматическим оружием, стала непреодолимой. Новые средства борьбы, особенно танки, недооценивались для наступательных действий. Французские военные руководители большие надежды возлагали на долговременные сооружения линии Мажино и бельгийские укрепленные районы Намюра, Льежа и Антверпена.

Линия Мажино (по имени военного министра, по предложению которого в 1929 г. началось строительство оборонительного рубежа) от швейцарской границы до Лонгви протяжением 360 км и линия бельгийских крепостей считались тем барьером, опираясь на который можно будет создать стабильный фронт от Швейцарии до побережья Северного моря.

Доктрина «позиционной войны» тормозила развитие новых родов войск (авиации, танковых). К началу второй мировой войны французская армия имела лишь три легкие механизированные дивизии. Французские военные руководители приступили к созданию четырех танковых дивизий только после германо-польской войны 1939 г.

К 10 мая 1940 г. во французской авиации было чвсего 1730 боевых самолетов, из них 54 пикирующих бомбардировщика.

После начала войны сухопутная армия (в метрополии) была доведена до 99 дивизий. Большое внимание обращалось на строительство военно-морского флота для защиты колоний и путей к ним. К началу войны в составе французского военно-морского флота имелось 7 линкоров, 1 авианосец, 19 крейсеров, 59 эсминцев и 78 подводных лодок.

В инструкциях 1933—1939 гг. разрабатывались способы боевого применения танков только в тактических рамках. Пехотная дивизия наступала в полосе шириной 3—5 км, имея боевой порядок в один эшелон, артиллерийскую группу и резерв. Дивизии на главном направлении придавалось до 180 танков.

Боевые порядки танков в наступлении строились в три эшелона. Первый эшелон (эшелон продвижения) состоял из средних танков и предназначался для подавления артиллерийских позиций и тактических резервов противника. Второй эшелон (эшелон поддержки), также из средних танков, имел задачу подавить пулеметные огневые точки и атаковать вражеские опорные пункты с тыла. Третий эшелон (эшелон сопровождения) — легкие танки — в тесном взаимодействии с пехотой и артиллерией занимал и закреплял за собой позиции противника. Пехота шла в атаку за танками мелкими группами при поддержке артиллерии сопровождения. Моторизованная пехота рассматривалась как подвижный резерв. Глубина танковой атаки ставилась в зависимость от возможностей поддержки со стороны дальнобойной артиллерии. Отсюда следует, что во французской армии танки в наступлении предназначались главным образом для целей прорыва тактической обороны противника. Боевое применение танков фактически ограничивалось полосой и глубиной наступления армейского корпуса. Одновременное решение одними и теми же танковыми эшелонами задач по прорыву и развитию достигнутого тактического успеха не могло привести к нужным оперативным результатам.

В обороне пехотная дивизия занимала полосу шириной 6—8 км. Оборона создавалась по системе узлов и опорных пунктов. Уничтожение вклинившегося в оборону противника предусматривалось перекрестным огнем и последовательными контратаками полковых, дивизионных и корпусных резервов.

Основной порок французской военной доктрины заключался в том, что стратегическая инициатива преднамеренно отдавалась противнику. Пассивная стратегия приводила к неправильным взглядам на боевое применение танков, авиации и моторизованных войск.

Военная доктрина Англии. В Англии накануне второй мировой войны господствовала доктрина «морской силы», которая определялась империалистической политикой правящих кругов. Мощный военно-морской флот предназначался для завоевания господства на море, осуществления экономической блокады и нанесения ударов по уязвимым приморским окраинам противника. Основной ударной силой флота были линкоры. Сухопутным войскам отводилась второстепенная роль, так как на Европейском континенте английская буржуазия ориентировалась на сильную французскую армию.

В соответствии с этими официальными взглядами основное внимание обращалось на создание сильнейшего в мире военно-морского флота. К началу второй мировой войны английский военно-морской флот имел 13 линкоров, б авианосцев, 50 крейсеров, 183 эсминца, 65 подводных лодок.

В составе сухопутной регулярной армии к этому времени насчитывалось 5 пехотных дивизий и 1 бронедивизия. Танковый парк состоял из 600 танков, включая состав бронедивизии.

В военно-воздушных силах к 10 мая 1940 г. имелось 1720 боевых самолетов, из них 474 было отправлено во Францию. Преобладала бомбардировочная авиация, предназначенная для проведения стратегических налетов по промышленным центрам противника.

Английская военная доктрина руководствовалась политическими целями правящих кругов, стремившихся столкнуть фашистскую Германию с Советским Союзом. Эти же цели преследовали правящие круги США и Франции. Особенность английской военной стратегии заключалась в том, чтобы при необходимости военные действия в Западной Европе вести силами главным образом французского союзника. Это была традиционная английская стратегия «непрямого действия», ее суть — загребать жар чужими руками.

Вступить в войну Англия и США намечали в момент максимального ослабления как фашистской Германии, так и Советского Союза, чтобы продиктовать им свои условия мира.

Теоретические взгляды английского командования на ведение наступательных операций сухопутными войсками в условиях стабильного фронта мало чем отличались от взглядов французского союзника.

Военная доктрина США. Американские военные руководители, как и английские, придерживались доктрины «морской силы». Это объясняется тем, что США и Англия являются морскими державами, военно-морской флот в то время обеспечивал безопасность морских границ и совместно с морской пехотой имел возможность осуществлять агрессию.

Строительство вооруженных сил в США приняло такое же направление, как и в Англии. К началу войны на Тихом океане военно-морской флот США представлял собой внушительную силу: 15 линкоров, 6 авианосцев, 18 тяжелых крейсеров, 195 эсминцев и 111 подводных лодок. Сухопутные войска были немногочисленны. Кадровая армия США состояла из 37 дивизий, 5 из них — бронетанковые.

В военно-воздушных силах основное внимание уделялось строительству стратегических бомбардировщиков для решения стратегических задач силами авиации.

Как и в английской армии, тактическая авиация для централизованного использования во взаимодействии с сухопутными войсками не была сведена в крупные авиационные соединения и объединения. Авиационная поддержка наземных войск (сопровождение атаки) осуществлялась авиационными подразделениями и частями, которые организационно входили в состав сухопутных войск.

В ходе второй мировой войны доктрина «морской силы» была заменена доктриной пропорционально составленных вооруженных сил, в связи с тем что исход всей войны решался не на море, а на континенте Европы.

Источник - "История военного искусства", М., Воениздат, 1966.

Последнее обновление 22.11.2009 год

Автор - Антропов Петр, 2001 - 2017.

petivantropov@gmail.com

  Рейтинг@Mail.ru