Главная страница | Античность | Средние века | Новое время | Двадцатый век | Техника | Самолеты | Корабли | Вооруженные силы | США | Технологии и наука О президентской власти в США

 

О президентской власти в США

 

Все верят в демократию до тех пор, пока не попадают в Белый дом.
А затем начинают верить в необходимость диктаторской власти, потому что иначе сложно добиться претворения в жизнь своих программ.

Один из помощников президента Дж. Кеннеди

Введение в Советском Союзе президентского правления вполне закономерно порождает интерес к тому, каким образом и насколько эффективно этот институт функционирует в США. Ведь уже на протяжении двух столетий американское президентство развивается, если так можно сказать, в рамках классической системы разделения властей и за этот период прошло через непростую, многоэтапную эволюцию.

В одной небольшой статье, конечно, невозможно дать всестороннее осмысление такого сложного, многогранного феномена, как институт президентской власти. Поэтому мы ограничимся рассмотрением основных конституционных прерогатив президента, их реализацией в современной политической практике, а также некоторыми аспектами соотношения президентской и законодательной властей в США в исторической ретроспективе.

Президент США по своему государственно-конституционному статусу выступает одновременно в трех лицах. Он — глава государства, глава правительства (кабинета министров) и главнокомандующий вооруженными силами страны. Такие широкие полномочия президенту были предоставлены «отцами-основателями» США отнюдь не случайно.

Вспомним, что Соединенные Штаты первоначально сформировались в виде конфедерации 13 бывших английских колоний со слабым центральным правительством. «Вечный союз» в конфедеративном варианте и без президентского поста, просуществовав всего лишь несколько лет, показал свою полную нежизнеспособность. В частности, конфедерация привела к фактическому развалу финансовой системы и, как следствие, к недовольству и вооруженным выступлениям социальных низов. Конституция 1787 г. закрепила федеративное устройство союзного государства с го-раздо более сильным центральным правительством, системой разделения властей по горизонтали (законодательная, исполнительная и судебная) и вертикали (федерация — штаты), а также постом президента, который наделялся всей полнотой исполнительной власти. Перед вступлением в должность президент приносит следующую присягу:

«Я торжественно клянусь (или обещаю), что буду добросовестно исполнять должность Президента Соединенных Штатов и в полную меру своих сил буду поддерживать, охранять и защищать Конституцию Соединенных Штатов»

Основные конституционные полномочия президента оговорены в статье II конституции. Статья 1 посвящена конгрессу, которому, по замыслу «отцов-основателей», надлежало стать ведущим законодательным органом власти федерального правительства. На протяжении всего XIX в., за исключением периода гражданской войны (1861—1865), именно конгресс доминировал над президентом при осуществлении государственной власти. В нынешнем столетии ситуация существенно изменилась, о чем будет сказано ниже.

Президент за свою работу получает жалованье (200 тыс. долл. в год), которое, по конституции, в течение его четырехлетнего срока пребывания на посту не может быть ни увеличено, ни уменьшено. Помимо этого, президенту выделяется 50 тыс. долл. на дополнительные расходы (облагаемых налогом) и 100 тыс. долл. (не облагаемых налогом) на транспортные расходы. После ухода с поста президента ему выплачивается пожизненная пенсия в размере 63 тыс. долл. в год, предоставляются некоторые другие льготы.

Президенту как главе исполнительной власти подчинен громоздкий аппарат федеральных министерств и ведомств, насчитывающий более 3 млн. государственных служащих. Эта огромная бюрократическая пирамида состоит из верхнего слоя, сменяемого с приходом к власти другой партии,— администрации (насчитывает приблизительно 600 политически значимых должностей, кандидаты на которые назначаются президентом или его подчиненными с «совета и согласия» сената либо без него) и многочисленной армии федеральных чиновников, постоянно состоящих на государственной службе О них стоит сказать подробнее, так как они играют важную роль в осуществлении президентской власти. В США за ними утвердился термин «карьерная бюрократия». Эти чиновники постепенно продвигаются по должностной лестнице с первых до высших классов, получая на верхнем уровне ежегодное жалованье порядка 60—80 тыс. долл. Уволить или подвергать преследованию по политическим мотивам карьерного чиновника президент или политические назначенцы не имеют права в соответствии с законом о гражданской службе 1883 г. Этот же закон требует от карьерного чиновничества политической нейтральности по отношению к находящейся у власти администрации. Любому федеральному служащему, включая президента, законом запрещено использовать федеральные ведомства с целью какого-либо воздействия или влияния на избирательный процесс, избирательные кампании и выборы.

В институциональном плане президенту подчиняются: Исполнительное управление президента, представляющее собой систему надведомственных органов (аппарат Белого дома, Совет национальной безопасности, Административно-бюджетное управление, Экономический совет при президенте и др.), 13 федеральных министерств, руководители которых в основном образуют кабинет министров и юридически подотчетны конгрессу, более 50 независимых регулятивных агентств, советов и комиссий. Следует отметить, что подавляющая масса федеральных служащих рассредоточены по всем штатам. В Вашингтоне и в федеральном округе Колумбия, как правило, находятся верхние эшелоны карьерного чиновничества и центральный аппарат министерств и ведомств, насчитывающий более 300 тыс. служащих.

Глава федеральной исполнительной власти

Формально все федеральные служащие подчинены президенту. И действительности ситуация гораздо сложнее. Высшее карьерное чиновничество совместно с аппаратом конгресса и так называемыми «заинтересованными группами» образует по сути единую государственно-бюрократическую общность, в руках которой сосредоточена значительная политико-административная власть, которая имеет собственные корпоративные интересы и кадровый состав которой мало меняется с приходом к власти новой администрации. Часто высшее карьерное чиновничество гораздо лояльнее к своим коллегам по этому «тройственному союзу», чем к находящейся у власти администрации. Другими словами, оно обладает заметной автономией, и любой президент, любая администрация, если они намерены претворить в жизнь свои политические программы, вынуждены считаться с интересами и властью этого административно-управленческого слоя, п в первую очередь с высшим чиновничеством. Иначе говоря, неформальная структура власти обеспечивает определенные «сдержки и противовесы» по вертикали властным полномочиям президента и внутри самого федерального исполнительного аппарата.

Главный дипломат и главнокомандующий вооруженными силами

Руководство внешней политикой по конституции сосредоточено в руках президента. Ему принадлежат прерогативы «заключать международные договоры при условии их одобрения двумя третями присутствующих сенаторов; с совета п согласия сената назначать послов и иных полномочных представителей и консулов» (ст. II, разд. 2). Эти полномочия фактически закрепляют за президентом роль главного дипломата страны. Президент также наделен правом заключать международные договоры в форме исполнительных соглашений, которые не требуют ратификации сената. Ему принадлежит право признавать или не признавать иностранные правительства.

Сосредоточение внешнеполитических прерогатив в руках федерального правительства соответствует одному из основных принципов американской государственности — принципу федерализма. Конституцией отдельным штатам запрещается содержать собственные вооруженные силы (за исключением Национальной гвардии и полиции), заниматься внешнеполитической деятельностью, печатать собственные денежные знаки.

Президент при выработке и осуществлении внешнеполитического курса тесно сотрудничает с конгрессом. Зачастую основные внешнеполитические решения представляют собой сложнейший, многосторонний компромисс между интересами президента, его союзников в конгрессе, конкурирующих между собой бюрократий различных внешнеполитических ведомств, политических группировок вне правительства и общественным мнением 6.

В качестве главнокомандующего вооруженными силами страны президент олицетворяет другой важный принцип государственности — верховенство гражданских лиц над военными и в сфере обороны. Одним из ярких проявлений этого принципа было увольнение президентом Г. Трумэном генерала Д. Макартура с поста главнокомандующего войсками ООН во время войны в Корее в 1951 г.

Из наиболее известных примеров действий президентов как главнокомандующих в послевоенный период можно привести следующие:
- санкционирование Дж. Кеннеди вооруженного вторжения на Кубу в заливе Кочинос в 1961 г.;
- личпый отбор и утверждение Л. Джонсоном целей для бомбардировки на территории Северного Вьетнама в 60-е годы;
- решения Р. Никсона начать секретные бомбардировки территории нейтральной Камбоджи с целью ликвидации баз снабжения вьетнамских повстанцев в 1969 г., осуществить с этой же целью вторжение американских сухопутных войск в Камбоджу в 1970 г. и др.;
- решения Р. Рейгана о вооруженном вторжении н свержении правительства Гренады в 1983 г., о бомбардировке городов Ливии в 1936 г.;
- наконец, решение президепта Дж. Буша о вооруженном вторжении и свержении правительства Панамы в декабре 1989 г.

Право объявлять войну, формировать и обеспечивать армию, создавать и содержать флот, по конституции, закреплено за конгрессом. Президенты на протяжении американской истории многократно (порядка 200 раз) использовали вооруженные силы за рубежом без объявления конгрессом войны. Даже если такие акции означали грубое попрание международного права и прав человека, но обещали или создавали высокую поддержку президенту общественностью внутри страны, они без долгих колебаний прибегали к военной силе, игнорируя мировое общественное мнение и оправдывая такпе действия национальными интересами. Так было во Вьетнаме, когда заявило о себе никсоновское «молчаливое большинство», и в итоге президент затянул американское участие в войне еще па несколько лет, так было на Гренаде и при бомбардировке Ливии, так было и совсем недавно в Панаме...

Президент может выступать главнокомандующим н внутри страны в чрезвычайных ситуациях. По конституции, федеральное правительство гарантирует каждому штату «республиканскую форму правления», а по ходатайству штата защищает его и от «внутреннего насилия» (ст. IV, разд. 4). Формально такое положение вроде бы нарушает главные постулаты федерализма: суверенитет федерации должен распространяться на всю ее территорию; в случае противоречий между федеральными законами и законами штата действуют только первые. По конституционному же положению получается, что, например, в ситуации нарушения прав граждан в каком-либо штате из-за «внутреннего насилия», и отказа властей штата защитить эти права федеральное правительство не имеет возможности вмешиваться для восстановления правопорядка. В действительности, однако, президент наделен как главнокомандующий такими полномочиями. Они приводятся в Своде законов США.

Президент, по закону, имеет право сам, без просьбы властей штатов использовать Национальную гвардию и регулярные армейские подразделения на территории любого штата, когда, по его мнению, «противозаконные действия организации плп объединения либо восстание против властей Соединенных Штатов» делает невозможным исполнение федеральных законов в данном штате.

Кроме того, президент располагает полномочиями по собственному усмотрению использовать военную силу для подавления в любом штате «какого-либо восстания, внутреннего насилия, незаконпых организации или заговоров», если все это препятствует осуществлению как законов штатов, так и федеральных, если какая-либо часть населения этого штата лишается гарантированных конституцией и законом прав, а «официальные власти этого штата не способны, не могут или отказываются защитить эти права».

Таким образом, хотя в тексте конституции отсутствует в явном виде формулировка, что президент выступает гарантом исполнения как федеральных, так и законов штатов, и говорится лишь о том, что он «заботится о добросовестном исполнении законов», фактически в соответствии с федеральными законами и конституционной прерогативой быть главнокомандующим, он является такнм гарантом (естественно, в отношении законов штатов — совместно с пх властями). В послевоенный период, особенно в конце 50-х и в 60-е годы, когда расовые волнения охватили многие американские города, президенты неоднократно на основе исполнительных приказов нлн прокламаций о принудительном исполнении решений федеральных судов использовали военные полномочия, в частности для пресечения насилия со стороны расистов при осуществлсппп десегрегацпи обучения в школах и университетах южных штатов. Несколько раз эти полномочия использовались по просьбе губернаторов штатов для подавления массовых беспорядков, грабежей, насилия в городах.

Законодатель, лоббист, лидер партии

Другой важной функцией президента выступает законодательная. По конституции, президент не наделен в явной форме правом законодательной инициативы, однако в послевоенный период произошло значительное усиление его законодательной роли. В обязанности президента вошли разработка и внесение проекта федерального бюджета на рассмотрение конгрессом. Разработку проекта бюджета осуществляет Административно-бюджетное управление (АБУ).

Обращение президента к конгрессу с бюджетным посланием транслируется на всю страну и играет немаловажную роль в формировании поддержки избирателями президентской программы и оказании давления на конгресс снизу. Эту тактику успешно использовал Р. Рейган в начало 80-х годов, когда быстро добился утверждения конгрессом своей новаторской по тем временам экономпческой программы, получившей название «рейганомика». Эта программа, направленная в числе прочего па значительное сокращение социальных программ федерального правительства, т. е. на усеченпе власти упоминавшихся «тройственных союзов» во внутриполитической сфере, не могла не вызвать сильное противодействие с их стороны. В значительной степени этим противодействием и объяснялись многочисленные политические скандалы, разоблачения и вынужденные отставки некоторых членов администрации Р. Рейгана.

В президентском аппарате, как, впрочем, и во всех федеральных ведомствах. имеется специальная группа помощников по связям с конгрессом. одна из основных задач которой состоит в ежедневном контроле за прохождением через конгресс приоритетных для администрации законопроектов. И когда судьба значимого закопопроекта находится под вопросом, президент и его подчиненные подключают все политические рычаги для достижения успеха, вплоть до личных контактов, бесед, обещаний оказать какие-то услуги законодателям и т. п. Президент и его подчиненные по сути в таких ситуациях выступают главным коллективным лоббистом по отношению к конгрессу. И можно согласиться с американским специалистом по президентской власти Р. Нойштадтом в том. что основной метод президентской деятельности в условиях существования системы разделения властей состоит в убеждении. Президент должен убедить американских законодателей в том, что осуществление его политической программы соответствует их обязанностям и интересам государства

В конституции вообще не упоминается одна пз важнейших политических функций президента — лидерство в своей партии. Специфика американской двухпартийной системы и избирательного процесса таковы, что кандидат в президенты от любой партии (демократической или республиканской) в результате его выдвижения на предвыборном партийном съезде фактически становится и ее лидером и обычно предлагает новую кандидатуру па пост председателя Национального комитета своей партии. Первый этап избирательной кампании (первичные выборы) как раз и состоит в выявлении из нескольких лидеров партии одного, имеющего наибольшие шансы па победу на президентских выборах. В последующем происходит объединение партии вокруг него, его команды и программы.

После избрания президент продолжает контролировать значительную часть партийных дел. Да и вся его деятельность направлена на то, чтобы в первую очередь обеспечить собственное переизбрание, сохранение своей партии у власти. Естественно, что для обеспечения прохождения нужных президенту законопроектов через конгресс он за поддержкой обращается прежде всего к своей партийной фракции в обеих палатах, а также к губернаторам штатов, принадлежащих к его партии. Президенту, партии которого принадлежит большинство в конгрессе и, следовательно, контроль над комитетами конгресса, гораздо легче добиваться утверждения своих законопроектов. Тот факт, что в течение первых шести лет президентства Р. Рейгана большинство в сенате принадлежало республиканской партии, облегчил ему. в частности, осуществление экономической программы. В 80-е годы, однако, все отчетливее проявляется тенденция, когда президентом избирается представитель республиканской партии, а большинство во всем конгрессе или в палате представителей, состав которой формируется пропорционально численности населения каждого штата, сохраняется в результате выборов за оппозиционной демократи-ческой партией.

Такое «разделенное» правление вносит дополнительный элемент соперничества по партийному признаку в отношения исполнительной и законодательной властей. С одной стороны, это несомненно усиливает принцип разделения властей, с другой — значительно затрудняет президенту осуществление каких-то радикальных, масштабных политических программ.

Кстати, и администрации Р. Рейгана пришлось столкнуться с этим. Сокращение социальных программ оказалось возможным только в определенных пределах не столько из-за корпоративных интересов «тройственных союзов», сколько из-за позиции большинства американских избирателей. Молодой, энергичный директор АБУ Д. Стокмен, выступавший одним из главных стратегов и лоббистов «рейганомики», после пяти лет пребывания на своем посту и многочисленных политических баталий с конгрессом был вынужден признать: «Неудавшаяся рейгановская революция доказала, что американский электорат хочет иметь умеренную социальную демократию (социальную защищенность в виде федеральных программ вспомоществования.— С. С.) для защиты от наихудших проявлений капитализма». Коль скоро это в большей мере обеспечивают законодатели — члены демократической партии в соответствии со своими идеологическими ориентациями, им и отдается предпочтение большинством избирателей при выборах в конгресс.

Президентство и демократия

Одним из главных условий сохранения парламентарно-демократнческого режима в любой стране являются надежные конституционные гарантии против возможности установления диктатуры исполнительной власти. Такие гарантии предусмотрены в американской конституции в виде процедуры импичмента.

Исторический прецедент быстрого, почти неконтролируемого усиления исполнительной власти за счет прерогатив законодательной в чрезвычайных условиях был создан А. Линкольном. Президент в чрезвычайной ситуации гражданской войны между Севером и Югом без санкции конгресса резко увеличил размеры армии, объявил чрезвычайное положение, по своему усмотрению использовал средства государственной казны, отменил рабство, приостановил действие некоторых конституционных гарантий прав граждан. Показательно, что Верховный суд США недвусмысленно поддержал действия президента.

Чрезвычайные ситуации, особенно военного времени, в любом демократическом государстве чреваты быстрым усилением исполнительной власти вплоть до возможности создания диктатуры. С целью минимизации такой опасности «отцами-основателями» США и была предусмотрена процедура досрочного отстранения должностных лиц, включая президента, от власти. Оно может быть осуществлено «в порядке импичмента за государственную измену, взяточничество или другие серьезные преступления и проступки» (ст. II, разд. 4).

По конституции, палате представителей предоставлено исключительное право возбуждать импичмент, опа выдвигает и утверждает простым большинством голосов статьи обвинения против должностного лица. Своеобразной судебной инстанцией выступает сенат. После разбирательства дела он выносит квалифицированным большинством голосов (две трети присутствующих сенаторов) вердикт — виновно или пет должпостпое лицо. Приговор ограничивается простым отстранением от должности виновного лица, после чего оно может быть привлечено к уголовной ответственности в обычном порядке.

В истории США процедура импичмента в отношении президента полностью проводилась лишь один раз. В 1868 г. к ответственности был привлечен президент Э. Джонсон. Он обвинялся в противозаконной попытке уволить военного министра. Для признания его виновным в сенате не хватило одного голоса. Значительное усиление президентской власти, явное перемещение центра властных полномочий в федеральном правительстве к президенту произошло в нынешнем столетии. Особенно быстро этот процесс пошел в 30-е годы, в период президентства Ф. Рузвельта. В годы «нового курса» пачалось быстрое, шпрокомасштабное расширение вмешательства федерального правительства в социально-экономическую сферу, было создано множество новых федеральных министерств и ведомств. Ф. Рузвельт, несмотря на ожесточенное сопротивление консерваторов и монополий, сделал нормой государственное регулирование социально-экономической жизни страны.

Во время второй мировой войны и особенно в послевоенный период произошло значительное расширение фактических военных п внешнеполитических прерогатив президента.

Многолетняя война во Вьетнаме, оказавшая травмирующее воздействие в 60-е и 70-е годы на общественность и политические круги, подвергла эрозии и систему разделения властей. Американский историк А. Шлезингер обоснованно писал по этому поводу: «Вера в постоянный и всеобщий кризис, страх перед коммунизмом, вера в долг и право Соединенных Штатов вмешиваться в любой части мира породили невиданную централизацию принятия решений по вопросам войны и мира в руках президепта. Вместе с тем, произошло беспрецедентное отстранение других правительственных ведомств, конгресса, прессы, обществеппого мнения от принятия этих решений. Длительная война во Вьетнаме усилила тенденцию как централизации, так и отстранения. Таким образом, имперское президентство выросло за счет конституционного порядка... И по мере того, как оно поглощало традиционное разделение властей в сфере внешней политики, оно начало стремиться к эквивалентной централизации власти и во внутренней политике». К этому рассуждению следует добавить, что концентрация власти в руках президента проходила с молчаливого одобрения и конгресса, и общественного мнения, которые именно в силу кризисного мышления активно поддерживали президентскую политику в духе «холодной войны».

А. Шлезингер вполне обоснованно определил президентство Р. Никсона как «имперское». При Никсоне процесс усиления президентской власти за счет прерогатив законодательной пошел ускоренными темпами.

Фактически после переизбрания в 1972 г. под видом реорганизации федерального аппарата исполнительной власти Никсон и его окружение попытались сделать решающий шаг к единоличному режиму правления, а именно ввести ключевые министерские посты в состав президентского аппарата, т. е. сделать надведомственными и вывести их из-под контроля конгресса, заметно ограничить конституционную «власть кошелька» конгресса, развернули чистку в администрации и противозаконные гонения на неугодных карьерных чиновников, попытались жестко подчинить себе ФБР и ЦРУ. Кроме того, как выяснилось во время уотергейтских расследований, президент и его подчиненные прибегали к систематическому нарушению законности в борьбе с политическими противниками.

Все эти действия вызвали резкое противодействие конгресса, поскольку они в числе прочего ставили законодателей в жесткую зависимость от воли Белого дома и в политическом, и в личном плане. Некоторые либеральные сенаторы-демократы в начале 1973 г. предприняли в своих штатах кампанию мобилизации избирателей против президента, не без оснований опасаясь, что «имперское президентство» несет прямую угрозу демократии. Одним из способов обуздания Р. Никсона стало сенатское расследование уотергейтского скандала.

Процедура импичмента против Р. Никсона была начата юридическим комитетом палаты представителей после того, как он уволил в октябре 1973 г. специального прокурора А. Кокса, проводившего самостоятельное расследование скандала. Этот шаг вызвал буквально взрыв возмущения в конгрессе и стране, поскольку обоснованно был воспринят как попытка президента поставить себя выше закона. За несколько дней в Вашингтоне были получены тысячи телеграмм с требованием импичмента. Массовая волна антппрезпдентских настроений была использована и для принятия закона, заметно ограничивающего военные полномочия президента.

В конце июля 1974 г. юридический комитет палаты представителей утвердил три статьи импичмента Р. Никсона. Обнародование содержания одной из магнитофонных пленок президента в соответствии с решением Верховного суда вызвало повый взрыв возмущения общественности. Стало ясно, что президент в своих публичных заявлениях постояпно лгал о собственной роли в уотергейтском деле. Чтобы быть оправданным по импичменту, ему требовалось 34 голоса, он же мог рассчитывать на 12—15 голосов в сенате.

9 августа Р. Никсон вышел в отставку и стал первым президентом в истории США, закончившим политическую карьеру таким образом. Через месяц новый президент Дж. Форд предоставил ему «полное, свободное и абсолютное помилование... за все преступления против Соединенных Штатов, которые он совершил или мог совершить», будучи президентом. Таким образом, в отношении Р. Никсона процедура импичмента не дошла даже до конца первой стадии.

В послеуотергейтскип период с целыо уменьшения возможности создания режима единоличной власти конгресс принял ряд серьезных законодательных мер помимо упоминавшегося закона о военных полномочиях. Эти меры ограничивали различные прерогативы президента, усиливали контроль законодателей и общественности за его деятельностью.

Конечно, какие-то однозначные выводы о закономерностях эволюции института президентства в США требуют масштабных исследований, возможно, с привлечением количественных методов. В статье допустимо высказать лишь предварительные соображения. Наиболее важен вопрос о тенденцпп роста и усиления президентской власти в послевоенный период.

Ранее в советской американистике в угоду идеологической схеме о «всеобщем кризисе капитализма» эта тенденция однозначно трактовалась как постоянная и неизменная, которая рано или поздно должна привести к созданию авторитарного режима правления. Реальные факты говорят о том, что картина совершенно иная. После Вьетнама и «уотергейта» произошло заметное усиление политической роли конгресса, т. е. законодательной власти, в рамках системы разделения властей. Если в довьетнамский период ссылки президентов на «советскую угрозу» и «коммунистическую агрессию» в обстановке страха внутри страны почти автоматически полностью развязывали им руки во впешней политике, то после Вьетнама и «уотергейта» этого не происходит. США, приняв на себя роль «мирового жандарма», надорвались во Вьетнаме. И этот травмирующий опыт, усиленный эффектом «уотергейта», «имперского президентства» Р. Никсона, вынудил, в частности, конгресс принять меры, направленные на предотвращение в будущем таких рискованных «испытании на прочность» всей системы.

По моему мнению, в настоящее время создание «имперского президентства», а тем более какого-то подобия авторитарного режима в США попросту политически невозможно. Об этом свидетельствуют множество фактов как внутри-, так и внешнеполитических. В частности, в сфере внешней политики к ним относятся: ирангейтский кризис, быстро вернувший президента в рамки законности; невозможность для президента по закону использовать военную силу за рубежом более двух месяцев без санкции конгресса; фактический законодательный запрет в 80-е годы на возможную вооруженную интервенцию против Никарагуа и др.

Кроме того, перестройка в СССР, стремительные демократические перемены и реформы в странах Восточной Европы, завершение «холодной войны» размывают в США почву для страхов перед коммунизмом, о которых писал А. Шлезингер, другими словами, исчезает главная внешнеполитическая причина для создания «имперского президентства».

Значительно усилилась роль конгресса и во внутриполитической сфере, в частности при формировании федерального бюджета. И возможно, наилучшее тому подтверждение — закон Грамма — Радмена — Холлпнгса о принудительном сведении к нулю бюджетного дефицита, принятый конгрессом в 1985 г.

Однако неправомерно говорить и об уменьшении роли президентской власти, в целом федерального правительства при регулировании социально-экономических процессов внутри страны, хотя консерваторы во главе с Р. Рейганом в начале 80-х пытались ее ограничить. В частности, Рейгану удалось сократить численность служащих многих федеральных ведомств, в то же время общее число федеральных служащих при нем возросло, в основном за счет Пентагона и министерства финансов. В 1980 г. оно составляло приблизительно 2,8 млн. человек, в 1987 г. превысило 3 млн.19, т. е. вышло на уровень конца 60-х — начала 70-х годов. Сокращение финансирования внутренних программ также было довольно ограниченным.

В настоящее время, по-видимому, можно говорить о создании какого-то динамичного равновесия между президентской властью и конгрессом, при котором не происходит усиление одной власти за счет другой. Шаги в направлении «имперского президентства» быстро пресекаются, чем обеспечивается сохранение демократического политического строя в стране. Вместе с тем не допускается и серьезное сокращение регулирующей роли исполнительной власти внутри страны, что в конечном счете отражает позицию большинства избирателей, заинтересованных в социальной защищенности со стороны федерального правительства.

С. М. Самуйлов

Самуилов Сергей Михайлович, кандидат исторических наук, научный сотрудник ИСКАН.

Источник - "США - экономика, политика, идеология." №9 1990.

Последнее обновление 01.04.2016 год

Автор - Антропов Петр, 2001 - 2017.

petivantropov@gmail.com

  Рейтинг@Mail.ru