Главная страница | Античность | Средние века | Новое время | Двадцатый век | Техника | Самолеты | Корабли | Вооруженные силы | США | Технологии и наука Штат Флорида

 

Штат Флорида

 

Очерки об американских штатах

Флорида

Штат Флорида (см. карту ка 3-й стр. обложки), лежащий на крайнем юго-востоке США, представляет собой длинный, более чем в 500 км полуостров, как бы огибающий Мексиканский залив, и цепочку островов Флорида-Кис, достигающих широты 24°33' (самая южная точка «смежных» штатов). Многое в облике Флориды, истории ее развития и современности объясняется именно необычностью ее географического положения. Примерно треть ее территории, к югу от линии Брейдентон — Дейтона-Бич, расположена в тропиках, а остальная часть — в субтропиках. Во влажном и жарком климате бурно произрастают пальмы и кипарисы, прекрасно себя чувствуют фламинго и аллигаторы (их насчитывается более 400 тыс. экземпляров). Полуостров очень плоский, он едва поднят над уровнем океана, и лишь в северной его части поверхность изредка оживляется пологими холмами. Самая зысокая точка штата (всего 105 м), расположенная у границы с Алабамой, даже не имеет названия.

Территорию штата можно сравнить с совком, наполненным песком и пропитанным водой: по его краям выступают твердые известняковые породы, а середину занимают озера (их тут свыше 30 тыс.) и обширные болота, которые на юге постепенно переходят в океан через полосу уникальных для США мангровых лесов, растущих прямо из-под воды.

Удобное положение предопределило и весьма раннее открытие территории европейцами. Испанец Понсе де Леон высадился на ее северо-восточном побережье в апреле 1513 г. и назвал новую землю Флоридой за ее цветущий вид (к тому же была пасха — «праздник цветов»). Уже в 1564 г. здесь сложилось поселение, где жили 300 французских гугенотов, но год спустя его уничтожила испанская флотилия из 19 кораблей дона Педро Авилеса, который основал посалок Сент-Огастин. Он стал оживленным портом еще за полвека до того, как пуритане высадились в Новой Англии.

Испанцы смогли освоить лишь северную кромку будущего цитата. На ее западной оконечности они нашли отличную бухту и построили там мощный форт Пенсакола. Остальная Флорида встретила их негостеприимно: жара, болота, мсскиты, воинственные индейцы. Может быть, поэтому испанцы не дорожили этой колонией.

В 1763 г. она отошла к Великобритании, но и англичане не прельстились этой землей и вернули ее Испании. В начале XIX в. здесь сложился было прибыльный бизнес на контрабандной поставке рабоз в США, где их импорт был уже запрещен.

В течение 20 лет из испанской Флориды в Джорджию и обе Каролины нелегально ввез;.и более 60 тыс. рабов, немалая часть которых была специально «выращена» на флоридских фермах. Ее главным достоянием считалась Пенсакола, именно ради нее американские войска генерала Э. Джексона (будущего президента) вторглись вс Флориду, и в 1819 г. Испания уступила ее США. Населенный пункт в северо-восточном углу полуострова окрестили Джэксонвилл, на полпути между ним и Пенсаколой заложили столицу Таллахасси. В 1845 г. Флорида стала штатом.

Однако вплоть до гражданской войны (1861—1865 гг.) три четверти территории оставались неосвоенными, а население составляло всего 140 тыс. человек. Знаменитый натуралист Дж. Одюбон писал так: «Во Флориде все, что не грязь, грязь и еще раз грязь, это песок, песок и еще раз песок, и фрукты здесь такие кислые, что их есть нельзя, а среди райских пташек и золотых рыбок полно аллигаторов, скорпионов и змей». Но, пожалуй, больше змей отпугивали колонистов семинолы — на редкость воинстаенный индейский народ. Генерал Джексон истреблял их с особой жестокостью. Семинолов загнали в самые гиблые места центральной Флориды, но в 1835 г. они подняли восстание, захватили форт в Окале и перебили его гарнизон. Разразилась так называемая вторая семинолская война, в которой 9 тыс. солдат преследовали 1,5 тыс. индейцев. И хотя войскам удалось обманом захватить знаменитого вождя Оцеолу, война продолжалась еще пять лет до 1842 г., пока основную часть семинолов не депортировали в Оклахому.

В 1855 г. присутствие индейцев во Флориде было объявлено незаконным, но вскоре остатки племени (примерно 500 семинолов) обнаружили в глуши болот Эверглейдс. Лишь с 1934 г. они получили статус жителей штата, а в 1970 им даже выплатили компенсацию в 12,3 млн. долл. на 1,7 тыс. индейцев. По продолжительности сопротивления семинолы оказались самым стойким индейским племенем на территории США.

Гражданская война не затронула штат, и он оставался сонной окраиной вплоть до 80-х годов прошлого вэка, с типичным для Глубокого Юга укладом жизни — бедняцким натуральным хозяйством, основывающимся на выращивании кукурузы и свиноводстве, множеством чернокожих, чванливыми белыми богачами-«бурбонами». Подлинное освоение Флориды началось лишь тогда, когда смогли оценить главное достоинство этого штата — вечное лето и роскошные пляжи у теплого моря. Два коммерсанта-соперника Г. Флеглер и Г. Плант начали строить по берегам роскошные отели для богачей и подтягивать к ним железные дороги с севера. В 1885 г. Флеглер построил в Сент-Огастине огромный отель «Понсе де Леон», потом «Брейкере» в Палм-Бич, а Плант в 1891 г. открыл в Тампе отель «Тампа-Бей», который обошелся в громадную по тем временам сумму — 3 млн. долл. За 90-е годы Флеглер протянул цепочку отелей до Майами, а затем стал строить железную дорогу по дамбам и мостам между островами Флорида-Кис; в 1913 г., накануне смерти Флеглера, поезд пришел в Ки-Уэст — конечный пункт.

Флорида превратилась в символ тропического рая для богачей. Среди них стало модным приезжать на курорт в собственном пульмановском вагоне, строить здесь дворцы, называя их жеманно коттеджами. Богачи несколько оживили экономику, к тому же развитие железнодорожной сети способствовало возникновению в центральной Флориде обширного цитрусового пояса, продукция которого шла на север. Недалеко от Тампы в округе Полк обнаружили огромные запасы фосфатного сырья, которые со временем стали базой крупнейшей о мире добычи фосфоритов. Сегодня годовая мощность двух десятков фосфатных рудников — 50 млн. т сырья, а концессии занимают более 2,5 тыс. кз. км. Около половины добычи перерабатывается на месте, треть идет на экспорт через Тампу е три десятка стран, в том числе в СССР. На фоне южных штатов Флорида выделялась в лучшую сторону и по продуктивности сельского хозяйства, и по образованности населения (93% грамотных в 1930 г.), и по урбанизированности (52%), но на фоне страны в целом она сильно проигрывала.

После второй мировой войны созрели условия для быстрого развития штата. Общий рост благосостояния американцев превратил туризм из элитарного в массовый вид отдыха, обслуживание миллионов отдыхающих давало множество рабочих мест. Авиатранспорт как бы приблизил Флориду к северным городам, что также способствовало притоку населения. Многие мечтали осесть на этой земле обетованной, хотя бы после выхода на пенсию. Еще в 1930 г. менее 5% населения Флориды составляли лица в возрасте 65 лет и старше (ниже среднего по стране уровня), но в середине 60-х годов их доля перевалила за 10%, а е начале 80-х годов достигла 18% (выше, чем в остальных штатах); зато доля лиц моложе 18 лет здесь самая низкая в США — 22,5%.

Из других факторов развития Флориды в эти годы отметим строительство космодрома на мысе Канаверал в 50-е годы, иммиграцию кубинцев в 60-е, развитие плантаций сахарного тростника в 70-е... Все это породило невиданный по темпам и особенно по абсолютным размерам приток населения. Если за первую половину века Флорида переместилась с 33-го ка 20-е место по людности, то уже в 1960 г. она заняла десятое место в стране, а в 1986 г.— даже пятое, опередив за 80-е годы Огайо и Иллинойс. 35—90% прироста приходится на иммиграцию, так что уроженцы Флориды составляют меньше трети населения.

Столь бурный рост населения не мог не сказаться на уровне жизни людей, в этом раю под пальмами живет большая часть американских миллионеров — более 40 тыс. (второе место после Калифорнии), но в то же время Флорида первенствует среди штатов по доле лиц, получающих социальную помощь, а доля бедняков тут гораздо выше средней по стране, весьма высок процент черных (14) и испаноязычных (8). Основа экономики — туризм, в 1987 г. приезжие потратили здесь 22 млрд. долл. (второе место после Калифорнии). Но есть во Флориде и мощное сельское хозяйство (девятое место в стране по стоимости продукции), развита промышленность, чистая стоимость про-дукции которой даже выше, чем доходы от туризма. Различные сферы экономики сосредоточены в разных частях штата, не смешиваясь Между собой и создавая определенный фон общественной жизни и политических предпочтений того или иного района.

Познакомимся подробнее с их характерными особенностями.

Главное средоточие всего того, с чем ассоциируется сегодня название «Флорида»,— юго-восточное побережье штата от Майами до Палм-Бич, которое в Америке называют Золотой берег. Для заселения тут пригодна лишь узкая прибрежная полоса, западнее местность сильно заболочена. Сплошная стена отелей и кондоминиумов, роскошные песчаные пляжи, протянувшиеся на 40 км от Майами до Форт-Лодердейла и открытые для любой публики, производят незабываемое впечатление.

Ключевую роль здесь играет, конечно, Майами, расположенный на западной стороне залива Бискейн. Из заштатного городка с 30 тыс. жителей в 1920 г. Майами вырос в туристическую столицу страны с 374 тыс. жителей. Наряду с отелями здесь множество заводов, банков, офисов. Его морской порт считается самым крупным в мире по пзссажирообороту. Аэропорт Майами по перевозке грузов уступает только аэропортам Лос-Андже леса, Парижа, Токио и Франкфурта-на- Майне. По другую сторону залива, на узкой песчаной косе, которую раньше наполовину поглощал прилив, в 30-е годы вырос чисто курортный Майами-Бич. Уже в t950 г. здесь было почти 400 отелей — вдвое больше, чем в самом Майами.

Огромное воздействие на развитие Майами оказал массовый приток кубинских иммигрантов, бежавших после революции или высланных новой властью. В их числе были спивки гаванского общества времен диктатуры Батисты, состоятельные и образованные. На западных окраинах Майами вдоль Тамиами-Трейл сложилась «малая Гавана». Уже в 1973 г. власти местного округа Дейд объявили его двуязычным: испанский язык был сочтен официальным наравне с английским. Ныне испаноязычное население составляет уже большинство (55%), и среди городоа-стотысячников Майами уступает по этому показателю только соседнему Хайалиа (74%) и техасскому Эль-Пасо.

В 80-е годы началось перерождение туристской столицы в банковскую. Можно сказать, что этот город — своего рода деловая столица Латинской Америки. Сказывается близость к этому региону, наличие в Майами прочной испаноязычной общины. В отелях Майами живут тысячи бизнесменов и богатых курортников из Бразилии, Венесуэлы, Колумбии. По словам «Уолл-стрит джорнэл», около 200 транснациональных банков и корпораций управляют отсюда своими латиноамериканскими владениями. Лакомая приманка для банкиров — сотни миллионов долларов, которые текут через Майами в связи с контрабандой наркотиков (считается, что 90% оптового оборота марихуаны и кокаина осуществляется через этот город). По данным журнала «Зскуайр», не менее 60—70 банков Флориды имеют дело с выручкой от продажи наркотиков.

Севернее расположен Форт-Лодердейл, куда в 50-х годах съезжались студенты на зимние каникулы. Здесь сложилась своя «пляжная» культура с весьма вольными нравами, скандализировавшими всю Америку. Побережье изрезано каналами и протоками, что помогло Форт-Лодердейлу стать одним из главных в мире центров парусного спорта.

Самая зажиточная публика заселяет северную часть Золотого берега. Это Палм-Бич — знаменитый на весь мир «город миллионеров», изобилующий дворцами богачей из Америки и Европы. Их прислуга расселялась на материке, образовав город Уэст-Палм-Бич, который со временем разросся и ныне вмещает немало заводов.

Разноречивый характер иммигрантов, заселивших Золотой берег, отражается и на их политических предпочтениях. Кубинская община отличается консерватизмом, склонна к республиканизму, ибо демократы ассоциируются в ней с провалами вторжений на Кубу. Еврейская община, облюбовавшая города Холливуд, Пемброк-Пайнс, Мирамар и др., перенесла сюда характерное для нью-йоркского Бруклина сочетание либерализма во внутренних вопросах с той нетерпимостью во внешней политике, которая связана с безоговорочной поддержкой Израиля; она, как правило, поддерживает демократов. О ее влиянии говорит хотя бы тот факт, что двое из пяти местных конгрессменов евреи (У. Леман и Л. Смит). Полоса от Форт-Лодердейла до Палм-Бич, наоборот, являет собой оплот республиканцев: состоятельные выходцы из предместий Чикаго, Детройта, Филадельфии, бывшие менеджеры или лавочники, привнесли сюда консервативные настроения, типичные для читателей газеты «Чикаго трибюн». Здесь с 1980 г. побеждает консервативный республиканец К. Шоу.

Под мощным слоем новейшей иммиграции все еще тлеют традиции Глубокого Юга с его ксенофобией и расовой нетерпимостью. Местная полиция крайне жестоко относится к черным, здесь часты расовые бунты. Социальная напряженность усугубляется тем, что Майами считается столицей американской мафии. Норт-Бей-Видлидж в северной части залива Бискейн — скопище особняков мафиози, излюбленное место их секретных совещаний. По уровню тяжких преступлений, особенно убийств, Майами далеко опережает другие крупные города страны.

На втором по популярности месте — Солнечный берег, полоса западного побережья от Тампы к югу. Первые гостиницы построил здесь в конце прошлого века уже упоминавшийся Г. Плант, он же переманил сюда из Ки-Уэста знаменитое сигарное производство «Айбор» и его работников, бежавших с Кубы от испанцев. Накануне второй мировой войны население Тампы превышало 100 тыс. человек, причем город имел непривычный для Флориды индустриальный облик со множеством рабочих. По сравнению с Майами социальная обстановка здесь спокойнее, жилье дешевле, застройка менее плотная, тут расположен крупный престижный Университет южной Флориды. Открытый в 1985 г. новый Центр искусств, обошедшийся в 52 млн. долл., — «лучший в стране к югу от вашингтонского Центра искусств им. Кеннеди»,— писала английская «Файнэншнл тайме». На северо-восточной окраине разросся парк развлечений Буш- арденс (в духе африканских сафари), который по числу посетителей уступает только Диснейуорлду. В Тампе «зимуют» лучшие бейсбольные команды страны.

На другой стороне залига Тампа на узком полуострове с 20-х годов стал расти чисто курортный Сент-Питерсберг — состоятельный, опрятный город белых, оплот консервативных настроений, выразителем которых вот уже почти 20 лет является республиканец У. Янг. Еще в прошлом веке американские медики объявили этот город «самым здоровым местом в стране», и он превратился в популярнейший «геронтологический курорт», так что среди жителей очень много пенсионеров. Погода тут и вправду отменная, недаром город попал в книгу рекордов Гиннеса за самый длинный в стране безоблачный период в 768 дней (с 9 февраля 1967 по 17 марта 1969 г.).

Остальная часть Солнечного берега долго пустовала, в 40-х годах тут проживало всего 50 тыс. жителей. Однако местности эти издавна славились как «самые тропические» в стране, названия островков бухты Шарлотт (Санибел, Каптива, Кайо-Коста) были известны каждому заядлому рыболову. После внедрения в быт кондиционеров сюда потянулись курортники и переселенцы. Решающее слово, как водится в Америке, сказали земельные спекулянты. Раскупив огромные площади на юге Солнечного берега, они развернули по всей стране неистовую рекламу и пустили в продажу участки, которые могли бы вместить до 2 млн. жителей. Участки охотно раскупали северяне — и для помещения сбережений в недвижимость, и впрок, в надежде переселиться сюда по выходе на пенсию. Население уже перевалило за 0,5 млн., три из четырех местных агломераций входят в десятку самых быстрорастущих в стране, а Форт-Майерс занимает первое место.

Юг Солнечного берега облюбован миллионерами, «плотность» которых тут выше, чем в Палм-Бич, и эту часть Флориды уже называют Платиновым берегом. Кстати, еще в прошлом веке в Форт-Майерсе поселился Т. Эдисон, а позже — его друзья-миллионеры Г. Форд и X. Файрстоун. Сарасота с ее отличными парками, музеями и симфоническими концертами по праву гордится репутацией «самого интеллектуального» флоридского курорта. Это прочный бастион республиканцев, которые издавна побеждают здесь на выборах в конгресс.

Третьим по популярности становится так называемый Космический берег — полоса от Палм-Бич до Дейтона-Бич. Перед второй мировой войной тут жили лишь 100 тыс. человек, но по мере того, как на Золотом берегу становилось все теснее, а жизнь дороже, приезжие все чаще оседали на его северных окраинах, и полоса ускоренного роста стала продвигаться к северу, преображая сонные городки в скопище гостиниц, кондоминиумов и «геронтовиллей». Сейчас тут почти миллион жителей. Население весьма пестрое, преобладают янки с Северо-Востока, но есть и аристократические курорты со старинными традициями, вроде Хоуб-Саунд, и преимущественно негритянские городки Форт-Пирс и Ривьера- Бич. Сюда бегут и жители Майами, спасаясь от преступности и дороговизны. Курортная лихорадка охватила даже Дейтона-Бич, который славится своим огромным пляжем, хотя зима здесь довольно холодная.

Огромную роль в развитии этой территории сыграл главный американский космодром им. Кеннеди на мысе Канаверал. Сегодня трудно представить, что решающим фактором при выборе места для его размещения была безлюдность этих земель: ведь ныне здесь живет почти 300 тыс. человек. Государство вложило в космодром более 2 млрд. долл., вокруг него выросли десятки частных наукоемких предприятий.

Слабо холмистая местность между Тампой и мысом Канаверал, изобилующая озерами, славится обширными цитрусовыми садами, и по сбору апельсинов и грейпфрутов этот пояс соперничает с южной Калифорнией. Здесь господствуют крупные компании по переработке плодов на сок и концентраты. Флоридские соки — непременная часть меню американцев, особенно в школьных завтраках. По словам Н. Пейрса, здесь нелегко найти стакан свежего сока — настолько в моде сок из концентратов. Центром этого пояса издавна был Орландо, где богатые плантаторы — коренные южане — заложили стойкие традиции консерватизма. Недаром местный конгрессмен демократ Э. Айрленд переметнулся в 1984 г. к республиканцам, а от самого Орландо с 1974 г. избирают республиканца (с 1980 г. это весьма консервативный У. Макколлум).

В 1971 г., когда состоялось официальное открытие нового гигантского парка развлечений Диснейуорлд, в цитрусовом поясе вспыхнул рекреационный бум. Позже на территории парка было создано уникальное экспериментальное поселение будущего ЭПКОТ. Вдоль дороги на Орландо со временем выросли выставочные комплексы вроде «Сиуорлд» или «Зала славы всех звезд», множество мотелей. Теперь Орландо — едва ли не крупнейший в мире центр развлечений.

К югу от цитрусовой Флориды лежит довольно открытая местность — прерии Киссимми. Это основной ареал скотоводства, благодаря которому Флорида занимает одно из первых мест среди штатов к востоку от Миссисипи по поголовью крупного рогатого скота и входит в первую десятку штатов по производству говядины и телятины. Условия для скотоводства здесь непростые: жара, москиты, болота, и ecли на севере ковбои обычно имеют дело с кроткими коровами херефордских и ангусовых пород, то здесь приходится держать длиннорогих брама, обращение с которыми требует особой сноровки.

Между узкими густонаселенными полосками Золотого и Солнечного берега простираются малолюдные местности, которые заканчиваются громадными болотами Эверглейдс, где аллигаторов во много раз больше, чем людей. Это настоящий океан травы высотой до трех метров с редкими деревьями на известняковых островках среди топей. В начале века здесь был заложен один из самых обширных национальных парков США, но на его не защищенную этим статусом периферию наступает с востока ареал Майами.

В 70-х годах спекулянты скупали земли по бросовым ценам, осушали их, нарезали на мелкие участки и продавали по 10—40 тыс. долл. за га. После продажи примерно 15 тыс. таких участков дренаж привел к падению уровня подземных вод, поставив под угрозу водоснабжение Майами, но спекулянты яростно сопротивлялись попыткам обуздать их бизнес. Они отступили лишь после того, как в августе 1981 г. ураган «Деннис» обрушился на южную Флориду, и шесть недель эта местность стояла под водой; тысячи домов были затоплены, стоки поврежденной канализации отравили все вокруг, дороги стали непроходимыми,

С запада тем временем наступают спекулянты Солнечного и Платинового берега, которые в 70-х годах деятельно осушали болота Биг-Сайпрес, нарезая сетку каналов и прокладывая дороги. Теперь новый дренаж и отсыпка грунта запрещены, влестям пришлось затратить 40 млн. долл. на выкуп земли для охраны местных экосистем и водных ресурсов.

В целом штат располагает большой сетью охраняемых территорий, у него 60 парков общей площадью 70 тыс. га. Основное скопление людей сложилось вокруг самого крупного в штате озера Окичоби. С помощью дренажных работ тут было создано мощное овощеводческое хозяйство для поставки на север ранних овощей. Еще в 40-х годах под них было занято 25 тыс. га. В 60-х годах после разрыва отношений с Кубой, которая покрывала треть потребностей страны в сахаре, к юго-востоку от Окичоби вспыхнул настоящий бум с плантациями сахарного тростника. К середине 70-х годов площади под ним выросли до 120 тыс. га, ежегодный сбор достиг 10 млн. т, и ныне Флорида опередила по этому показателю даже Луизиану и Гавайи.

Тростниково-сахарный комплекс Флориды — явление весьма своеобразное по социальному облику. В других частях США тростник возделывают в основном сотни мелких хозяйств, а тут всего полторы сотни плантаций, и решающую роль играют четыре частные корпорации и два кооператива. Столь сильная концентрация с самого начала была сопряжена с жесточайшей, почти изуверской по современным меркам эксплуатацией рабочих — нелегальных иммигрантов из Мексики. Хозяева корпораций, пользуясь их бесправным положением, платили им гроши, могли избить за долги, заковать в кандалы, отобрать детей «под залог». Под давлением общественности их положение несколько улучшилось, а к 80-м годам 40% рубки было механизировано, и сезонных рабочих осталось лишь 8 тыс.

В целом внутренняя Флорида — типичная сельская глубинка, вотчина диксикратов.

То же можно сказать и о северной Флориде, особенно о полосе вдоль границы штата. Ее пологие бурые холмы, кукурузные поля вперемежку с сосновыми лесами, бедняцкий быт мелких фермероз схожи с соседними местностями Алабамы и Джорджии. Джэксонвилл — вполне типичный южный портовый город, где почти нет курортников или пенсионеров, но очень много чернокожих и бедняков. Здесь издревле господствуют южные демократы. По местным обычаям конгрессменов меняют редко; Р. Сайкс из Пенсаколы просидел в своем кресле до 1978 г. почти 40 лет, а Ч. Беннет от Джэксонвилла — еще больше. Как и на всем Юго-Востоке, огромную роль играет Пентагон, особенно в районе Пенсаколы, где расположена одна из крупнейших баз ВВС «Элджин». Единственный оплот либерализма — Гейнсвилл с крупным Университетом Флориды. С юга на этот район наступает курортная зона, влекущая за собой шумных туристов и переселенцев-северян. Побережья становятся все более модными среди курортников из Канады и самих южан из соседних штатов. Окрестности Панама-Сити уже называют «Миракл- Бич» — Чудесный берег.

А что можно сказать о политической ориентации штата в целом? Еще перед войной во Флориде безраздельно господствовали демократы-южане, республиканцам удалось провести первого своего конгрессмена лишь в 1954 г., первого губернатора — в 1966 г., первого сенатора — в 1968 г. Однако ныне они играют куда большую роль. С 1952 г. во Флориде почти всегда побеждают республиканские претенденты в Белый дом (кроме 1964 и 1976 гг., да и то Б. Голдуотер набрал здесь в 1964 г. 49%). В палате представителей конгресса еще в начале 70-х годов было вчетверо больше демократов, чем республиканцев, в 1986 г. — лишь вдвое, а в 1988 г. республиканцы отбили еще два места и теперь имеют девять против 10 у демократов. В 1980 — 1986 гг. пост сенатора от Флориды занимала консервативная республиканка П. Хокинс, которая потом проиграла популярному губернатору демократу Р. Грэму, кресло которого занял в 1986 г. республиканец Р. Мартинец. В 1983 г. республиканец конгрессмен К. Мэк (от Платинового берега) вырвал у демократов второе сенаторское кресло, оставленное популярным сенатором Л. Чайлсом.

Однако силы демократов во Флориде все еще велики. У них втрое больше зарегистрированных сторонников (лишь на Платиновом берегу республиканцев больше), немало опытных политиков нацио-нального масштаба. В мае с. г. умер старейшина конгресса 89-летнмй К. Пеппер. Он стал сенатором от Флориды еще в 1936 г. при Ф. Рузвельте, а с 1962 г. вошел в палату представителей от Майами и был главой влиятельного комитета по вопросам правил покэдения официальных лиц. Конгрессмен Д. Фэссел возглавляет важный комитет по иностранным делам и считается ведущим экспертом по Латинской Америке. Ч. Беннет стяжал славу борца за парламентскую этику, а С. Гиббонс от Тампы — поборника свободной торговли.

Бурный рост Флориды поставил ее перед необходимостью срочно решать многие проблемы: это и увеличение душевого дохода, и борьба с преступностью: в число 11 городов США с самым высоким уровнем преступности входят семь флоридских. Но глагное, это экологическая обстановка: пересыхают бесценные болота, гниют мелководья залива Тампа, гибнут из-за теплового загрязнения электро-станциями коралловые острова Флорида-Кис; в 1971 г. пожар в национальном парке Эверглейдс опустошил 200 тыс. га. Мотели-близнецы, автозаправки, рекламные щиты тысячами вырастают вдоль дорог, уродуя ландшафт. А ведь природа Флориды не только хрупкая, но и капризная, здесь то и дело проносятся сокрушительные ураганы, вторгаются заморозки, от которых по нескольку раз в деся-тилетие страдают цитрусовые сады. По счастью, флоридские власти слывут весьма компетентными и разумными. Еще в 1973 г. они прекратили рекламирование штата для привлечения мигрантов, некоторые города ввели ограничение роста людности (первым это сделал Боке-Рейтон).

В 1972 г. легислатура штата приняла весьма жесткий за::он по регулированию землепользования. Похоже, что чисто количественный рост Флориды притормаживается. В 1987 г. она вышла на четвертое место по людности, но до 2000 г., по-видимому, так и останется на этом уровне, хотя ее население вырастет до 15,4 млн. человек. Диверсификация экономики штата — туризм, процветающее сельское хозяйство, передовые промышленные отрасли, банковско-управленческая деятельность — придает Флориде новые импульсы для развития.

Л. В. Смирнягин

Источник - "США - экономика, политика, идеология." №8 1989.

Последнее обновление 25.11.2015 год

Автор - Антропов Петр, 2001 - 2017.

petivantropov@gmail.com

  Рейтинг@Mail.ru